Дженнифер Лоуренс — о страхе и одиночестве

Актриса рассказала, почему она много месяцев пребывает в одиночестве и почему ощущает себя комфортно только на съемочной площадке.
Дженнифер Лоуренс — о страхе и одиночестве

Эта актриса осуществила пресловутую американскую мечту — стать богатой и знаменитой — всего за пять лет. В 22 года у нее уже был «Оскар», к которому ее коллеги часто шли десятилетиями. Но Дженнифер Лоуренс признается, что живет в постоянном страхе, чувствуя себя спокойно лишь на съемках.

— Дженнифер, у вас очень насыщенная жизнь. В свои 25 лет вы стали фактически главной звездой Голливуда, в вашей жизни не меньше событий, чем у героини из «Голодных игр», которую вы сыграли в четырех фильмах…

— Только не включайте в список свершений мои бесконечные падения! Два раза подряд грохнуться на церемонии вручения «Оскара»! (Смеется.) Многие верят, что я нарочно это делаю. Такая теория заговора существует. Мол, она специально — чтобы привлечь к себе внимание. Но это неправда. Я действительно жутко неуклюжая. Постоянно спотыкаюсь даже у себя дома. Проливаю чай, кофе, вино. Какой-то ужас. И если раньше меня это веселило, то теперь страшно выводит из себя.

— Про вас еще знаете как говорят? «Падает со ступенек, но при этом самая обаятельная и привлекательная особа на всей планете!»

— Знаете, я вспоминаю свои ощущения, когда вышел первый фильм «Голодных игр». Мне казалось, что я тону. То есть внешне все выглядит роскошно — старый добрый Голливуд открыл девочку из штата Кентукки и взял под свое крыло. Но я чувствовала ужас. Как будто барахтаюсь в воде и пытаюсь не захлебнуться. И это при том, что тогда я уже была номинирована на «Оскар» за роль в картине «Зимняя кость»… Конечно, я стала спокойнее с тех пор. Намного. Не дрожу как осиновый лист целыми днями. Вернее, пытаюсь этого не делать. (Смеется.) Честно говоря, я по-прежнему напугана, но держу себя в руках. Я бы предпочла, чтобы меня было поменьше в этом мире, в шоу-бизнесе.

— Тем не менее вы по-прежнему не боитесь говорить откровенно все, что считаете нужным. То есть все молчат, а вы — нет…

— Я была бы счастлива молчать, но мой проклятый рот живет своей жизнью! И это при том, поверьте, что я сама стала дико бояться своих же «выступлений». Ведь потом лезу в Интернет и читаю сдуру все комментарии, а они в основном безжалостно негативные.

Комментарии
Комментарии