Русский марш

7 новых влиятельных героев современной отечественной моды.
Русский марш

Постсоветская культура — главный модный тренд от Парижа до Нью-Йорка. О стиле восточного блока на закате империи говорят критики и обозреватели от Сюзи Менкес до Тима Блэнкса, а его коды внедряют в коллекции J. W. Anderson и Vetements. И всё благодаря этим людям: рассказываем о новых дизайнерах и стилистах, которые продвигают отечественную моду на мировой фэшн-сцене.

Лотта Волкова

Мы уже рассказывали о девушке из Владивостока, которая за два сезона сделала полный ребрендинг модной индустрии, отменив маст-хэвы и тенденции. Лотта — правая рука Демны Гвасалии, основателя Vetements, нового креативного директора Balenciaga. Еще она стилизует съемки i-D magazine, показы Kenzo и Гоши Рубчинского, входит в сотку самых влиятельных работников индустрии по версии Dazed & Confused. При этом сама воплощает гипертренд на деконструкцию: тусуется в подпольных китайских ресторанах Парижа и секс-клубах и одевается в спортивные олимпийки и массивные панковские ботинки. А еще носит рокерские красно-черные шарфы с надписями «Ария» и «Кино», которые Волкова закупила в Castle Rock на улице Восстания (у нас лично нет сомнений, что на похожий аксессуар из коллекции Vetements Гвасалию вдохновила именно она).

Демна Гвасалия

Бывший дизайн-директор в Maison Martin Margiela вырос в советской Грузии, а после ухода из модного дома основал c еще пятью дизайнерами бренд Vetements, концепция которого — антимода и деконструкция. Штаб-квартира марки находится в криминальном районе Париже, Сен-Дени, с забегаловками и барами, куда боится заехать Анна Винтур, хотя и очень хочет. Кроме техно, в шоуруме может играть Агата Кристи и Земфира. В коллекциях Гвасалии можно найти все коды восточного блока на закате империи: сапоги-«гармошой», люрексовые платья, сарафаны из советской клеенки, которые напоминают ему о Сухуми и бабушке, кириллица (на неделе мужской моды в Париже дизайнер появился в триумфальной кепке с надписью «П****Ц») и даже те самые топики из двухтысячных с кадром из «Титаника», которые наверняка попали в коллекцию благодаря стилисту марки и подруге Демны Лотты Волковой. Хочется верить, что хотя бы часть из этого советского нормкора и постсоветского рейва попадет в Balenciaga, куда Демну назначали новым креативным директором. Тогда антимодная революция настигнет и кутюр.

Гоша Рубчинский

Успех московского дизайнера — результат кураторства Comme des Garcons, а интерес Реи Кавакубо к Рубчинскому связан с любовью дизайнера к советскому и постсоветскому стилям. В архивах Comme des Garcons даже найдется съемка в Грузинской Советской Социалистической Республике в 1989 году: тогда команда бренда переодела местных жителей в вещи из коллекции и сняла рекламную кампанию на фоне гор и разрушенных памятников Сталина. Коллекции Рубчинского всегда патриотичны: он цитирует стиль скейтеров из 2000-х, рейверов, ЗОЖ-тенденцию из 1980-х, а на последнем показе, куда пришла даже Кавакубо, вспомнил «Тамтам», главный клуб ленинградской молодежи на Васильевском острове. В коллекции есть панкушные джинсы, рубашки в клетку, кожаные куртки в советском стиле, лыжные свитеры, трико и свитшоты с надписью «Спаси и сохрани». И если в России вещи Гоши еще долго останутся объектами насмешек, то в концепт-сторах VFiles и Dover Street Market, мы верим, продастся на ура.

Ульяна Сергеенко

Джамбаттисту Валли понадобилось десять лет, чтобы попасть в расписание недели высокой моды в Париже, а Ульяне Сергеенко — всего два года, что считается рекордным сроком. Недавний кутюрный показ — первый в новом положении: Сергеенко присвоили официальный статус участника и теперь она играет на равных с Chanel и Christian Dior, а в расписании стоит между Viktor & Rolf и Valentino. Но пророссийское настроение в мудбордах Сергеенко все равно остается: в последней коллекции она цитировала дореволюционные балы и кумиров советских 1980-х, от Бой Джорджа до Мадонны. А еще вспомнила Николая Юсупова: в прудах близ дворца дворянина плавали рыбы с золотыми серьгами в жабрах (модели на шоу примерили их копии), о чем Ульяна охотно делится с международной прессой. Еще бренд — пропагандист отечественного производства: в коллекци были платья ручной работыи из елецкого кружева, на производство одного такого уходит 5 месяцев работы русских рукодельниц.

Даша Сельянова

Еще один дизайнер, транслирующий 1990-е в Петербурге — Даша Сельянова. Но если у Рубчинского — это панк-культура, то у бренда Даши, ZDDZ, — хип-хоп. Тогда она тусовалась на Васильевском острове с рэперами, ходила на стрелки в Первомайку (прим. ред. – Первомайский Дом культуры), где по пятницам устраивались лучшие в городе хип-хоп вечеринки, а засыпала в коммуналке на проспекте Обуховской обороны. Спустя двадцать лет все это вылилось в коллекции с топами из сетки, бомберами, чокерами и рваными джинсовыми юбками, которые продаются одинаково хорошо в нью-йоркском VFiles и московском Aizel.

Новые it-girls

Если два года назад главными стритстайл-героями из России модные СМИ хором называли Мирославу Думу и Вику Газинскую, то сейчас это — Ольга Карпуть и Илона Столье. Американский Vogue, например, учит носить зимние головные уборы по советам владелицы «Кузнецкого моста» и восхищается внушительной коллекцией Илоны Столье с декоративными платьями Rodarte. И мы не будем опровергать это: кто еще сможет сочетать пальто Jacquemus с беговыми кроссовками New Balance, парки Ashish в пайетках — с платьями Walk of Shame, и давать такую мощную рекламу молодым российским дизайнерам, как делает это Карпуть?

Источник: sobaka.ru

Комментарии
Комментарии