Sonic Death: новый альбом и  интервью важных питерских инди-рокеров

Петербургская группа Sonic Death выпустила альбом «Hate Machine».
Sonic Death: новый альбом и  интервью важных питерских инди-рокеров

Лонгплей зафиксировал новый звук, — тяжелый и мрачный, с отсылками к хард-року и протометалу. Арсений Морозов рассказал «Афише Daily» об этой записи, плагиате в творчестве, тяжелой работе как терапии и недавнем тридцатилетии.

— Предыдущий полноценный альбом «Home Punk» вышел в 2013 году, почему «Hate Machine» так затянулся? Он периодически анонсировался, но каждый раз вы куда-то пропадали.

— У Sonic Death постоянно были проблемы с составом. Тот же «Home Punk» пришлось перезаписывать вдвоем, когда из группы неожиданно ушел басист. Там был бас вместо гитары и все сделано на коленке.

В 2013 году мы только начинали сыгрываться с Даней (нынешний барабанщик Sonic Death. — Прим. ред.), а чуть позже нащупали это хард-рокерское направление, ощутили его потенциал. В 2014 году начали придумывать «Hate Machine», записали синглы «Мягкий удар» и «Гибель мира». Уже в марте 2015 года забили пятидневную сессию в одной московской студии, но я по своим обстоятельствам смог записываться только двое суток. Без сна и в полном угаре я сделал гитару, а Даня еще три дня записывал тамбурины, разную перкуссию.

Потом я приезжал еще на сутки записывать голос, с текстами тоже все сложно было — одну из песен я дописывал в поезде, а на «Мягкий удар» вообще два месяца ушло. Я собрал ее из четырех-пяти других, никогда так не запаривался. Потом мы ругались, не играли, долго занимались съемками клипа, который так и не вышел. А этот недописанный материал висел.

В итоге Даня привел нового басиста, потому что ему не хватало плотности в звучании. Я подумал сначала — басист, что за дерьмо, опять? А он оказался активный парень, дописал все партии в этот альбом. Немного странный чувак, программист. Сначала для него было шоком, как мы играем, эти мои записи с первого дубля. Говорил: ладно, вы рокеры, делайте как знаете. А недавно прихожу на репетицию, он сидит в бандане. Так что скоро и сам рокером станет, волосы длинные отрастит. С третьим участников все зазвучало, мне снова захотелось заниматься этим. Осень и зиму я сидел и сводил «Hate Machine» дома.

Комментарии
Комментарии