Ляйсан Утяшева: правила жизни сильной женщины

Чемпионка мира и шестикратная чемпионка Европы по художественной гимнастике о детстве, работе, семье, в общем, о простом женском счастье.
Ляйсан Утяшева: правила жизни сильной женщины

Чемпионка мира и шестикратная чемпионка Европы по художественной гимнастике, заслуженный мастер спорта, телеведущая, спортивный комментатор, счастливая жена и мама — Ляйсан Утяшева встретилась с редакцией Passion.ru во Франкфурте, куда прилетела сниматься в новой серии шоу для мам «Любовь без границ», премьера которой намечена на сегодня. Мы поговорили с Ляйсан о детстве, работе, семье, в общем, о простом женском счастье.

О детях

Роберт и София просто подарочные дети, настоящее мамино счастье. Характер у обоих покладистый, они не ссорятся — пока и поводов-то нет. Часто играют вместе: София не вредничает, Роб не ревнует — идиллия. Сын — классический мальчишка: футбол, машинки, плавание. Держаться на воде мы его учили сами, правда, потом тренер нам сказал, что лучше б мы этого не делали. Сейчас ему 2,9, а он может проплыть целый бассейн, 25 метров. Мы очень гордимся! Правда, со стилем сын еще не определился, но мы над этим работаем. София пока что ничем не занимается, она еще совсем маленькая, а мы считаем, что всему свое время. Но если в будущем она захочет, например, стать гимнасткой, я ее решение поддержу. Как и вообще любое ее решение в принципе. Уж кто-кто, а я-то знаю, что профессиональный спорт — это тяжелый труд, но он дисциплинирует, помогает научиться не опускать руки, когда так больно и тяжело, что не понимаешь, как идти дальше, он закаляет. Когда не стало мамы, именно спорт меня вытащил. Но настаивать на занятиях не буду. Мои дети имеют право сами выбирать, кем им стать.

О раннем развитии

За развитие детей отвечает Павел Алексеевич (Воля — прим. редакции), ведь он у нас дипломированный педагог. Я в семье, можно сказать, физрук. (Смеется.) У нас есть своя система воспитания, она называется «родительская любовь». Это такое сито, сквозь которое мы пропускаем любую информацию, которая касается детей, все методики, советы, книги по воспитанию и так далее. Наш метод — все и всегда объяснять, стараться общаться с детьми на равных. Да, это занимает много времени, но куда нам спешить? А еще мы никогда не вешаем ярлыки, например, не скажем: «Роберт, ты — плохой!», мы говорим: «Роберт, это был плохой поступок». Знаете, кажется, это работает. Во всяком случае, кризиса трех лет, который, по заверениям окружающих, должен был нас настигнуть, я совершенно не чувствую. Роберт — очень разговорчивый мальчишка, он любит рассуждать и «почемучкать». С Софией же у нас вообще нет никаких проблем. Благодаря родителям Павла и моей бабушке, которые регулярно помогают нам с детьми, нам с мужем удается избежать чувства вины за свое отсутствие. Мы готовы им памятник поставить за их помощь и поддержку!

О кормлении грудью

Мне удалось докормить Роберта до года и двух месяцев, а с Софией сейчас потихоньку начали завершать грудное вскармливание. Молока у меня всегда было много. Единственный момент: когда начала тренироваться после вторых родов, я очень боялась делать упражнения на грудь — отжимания, планки, переживала за качество молока. У меня, как у профессиональной спортсменки, мышцы отреагировали моментально, и молоко начало уходить, так что упражнения пришлось прекратить. Я выключила весь плечевой пояс, чувствовала себя очень неуютно, казалось, что я не в форме, но кормить грудью было для меня важнее. Хотя зарядку все равно делала и делаю до сих пор каждое утро! Она занимает от 5 до 15 минут, в зависимости от того, сколько времени у меня есть. Если свободна, то могу с большим удовольствием и 40 минут на нее потратить. Дети активно принимают участие, так что тренируемся мы, можно сказать, вместе. Если качаю пресс, София рядом, на полу, а я заодно проверяю, все ли в порядке в моих владениях, нет ли где сквозняка, пыли, мусора.

О спорте

Многие пеняют мне, что с моим талантом вместо того, чтобы работать на телевидении, могла бы стать тренером по художественной гимнастике. Скажу одно: я не настолько люблю гимнастику, чтобы еще и вторую половину своей жизни посвятить ей. В детстве я вообще мечтала танцевать. Смотрела на Майю Михайловну Плисецкую и хотела быть ей — она моя муза, моя богиня. Я заматывалась в туалетную бумагу и бегала по квартире в образе балерины, но в балет меня не взяли, сказали, что слишком мала: мне тогда было всего четыре года. И мама привела меня в секцию по художественной гимнастике, где я поначалу вообще не понимала, куда попала и почему тренер говорит, что я какая-то там талантливая. Любви к гимнастике как таковой у меня, скорее всего, и не было, а была любовь к труду. Поэтому, когда в 7 лет мама предложила мне перевестись в балетную школу, я отказалась: меня уже увлекли ленточки, булавы, мячи и обручи.

О маме

У моей мамы был дневник. Она вела его достаточно долгое время, и когда была беременна мной, и когда я родилась. Я бережно храню его и ее письма. Первое время после того, как мама ушла, я буквально жила по ним, да и сейчас перечитываю часто. Стараюсь жить похоже на нее, ведь моя мама — мудрейшая женщина, все, что она делала, — это не просто, она что-то знала. Многие профессиональные спортсмены рассказывают, что спорт отнял у них детство. Благодаря маминой мудрости у меня в детстве было все. Ей удалось найти тот самый идеальный баланс, когда ты весь год учишься, тренируешься, а потом три месяца проводишь у бабушки в Раевке, где можно гладить корову, лазить по деревьям, играть в «Казаки-разбойники» и кататься на велосипеде, — вот каким было мое детство. А гимнастика просто стала его частью, но не заняла все его целиком.

О проекте «Любовь без границ»

Когда мне предложили стать лицом «Малютки» и делать собственное шоу, я из всех душу вынула, лишь бы быть уверенной в том, что рекламирую достойный продукт. В проектах, которые мне не нравятся или которые я не понимаю, вы меня никогда не увидите. Считаю, что лучше остаться без контракта, чем предавать свои собственные убеждения. В рамках проекта я путешествую по разным странам и могу своими глазами видеть, насколько ответственно и в то же время трепетно и с любовью подходят к своему делу сотрудники исследовательских центров, заводов и офисов, работающих над созданием детского питания. Это действительно международные стандарты качества и безопасности, единые для Европы и России. Мне удалось по-настоящему прочувствовать идею проекта «Любовь без границ», ведь я тоже мама. Я довольна, что на съемках меня не ограничивают: могу засунуть свой нос куда угодно и спросить все то, что мне действительно интересно узнать, даже если вопросы будут не очень-то и удобными.

О европейских традициях воспитания

Некоторые европейские традиции мне непонятны, например, в Голландии детей в любое время года одевают очень легко. Не понимаю, при чем тут закаливание, если все малыши поголовно чихают и кашляют, а мамы горстями засовывают в них жаропонижающее. Зато ребенок без шапочки! Во Франции двухлеткам дают ножик и вилку — прививают хорошие манеры. А у меня одна мысль: как бы он не покалечился! Я, конечно, понимаю, что родители рядом, но мало ли что… Но есть и положительные примеры: в Амстердаме мамы собираются по утрам в парке, и все вместе делают зарядку. А ведь я давно своим девочкам это советую, да и сама выполняю эти простейшие упражнения: приседаю, делаю махи, правда, нога у меня подлетает повыше.

О муже

Паша — золотой муж и отец. Он у нас может все. Сам легко справляется с детьми, может остаться с ними один на один без каких-либо проблем. Сына Паша учит: мама хрупкая, маме надо помогать, маму надо беречь, любить. И Роберт слушает его, все впитывает как губка. А потом мы слышим: «София, ты — моя любимая женщина!». Не знаю, откуда это во мне, может, восточные корни, но я придерживаюсь правила: мужчина говорит, женщина молчит. Кстати, у меня еще и к восточным блюдам страсть — обожаю готовить манты, лагман, плов, причем делаю это по рецептам моей бабушки, которые достались ей еще от ее бабушки. А еще после замужества я перестала носить короткие юбки. Раньше мне нравилось эпатировать, а сейчас этого даже не хочется. В таком виде на меня может смотреть только муж. Несмотря на то что у нас маленькие дети, нам с Пашей удается найти время и место для романтики. На самом деле она есть даже в памперсах, главное же — подход. Все говорят, что когда у нас появилась София, Паша изменился: стал более сентиментальным, романтичным, а я его знаю 12 лет, и поверьте, он таким был всегда.

О будущем

Я не загадываю, что будет дальше. Главное, чтобы все были здоровы. Многие спрашивают, планируем ли мы еще одного ребенка. Отвечу так: пока есть силы и здоровье, пусть их будет хоть шесть! Мы не против.

Источник: passion.ru

Комментарии
Комментарии