Грейс Джонс: амазонка

Самая воинственная манекенщица, одна из первых темнокожих моделей, добившихся успеха. Это на неё сегодня равняются Рианна и Леди Гага. Грейс Джонс – пионер эпатажа.
Грейс Джонс: амазонка

Королева гей-диско и самая воинственная манекенщица, одна из первых темнокожих моделей, добившихся успеха. Это на неё сегодня равняются Рианна и Леди Гага. Грейс Джонс – пионер эпатажа.

1. Девушка пела в церковном хоре

Грейс Джонс прославилась как одна из самых вызывающих певиц 80-х. Однако и её музыкальный талант, и все сценические безумства корнями восходят к строгому религиозному воспитанию. Певица родилась на Ямайке, её отец был церковным проповедником и одним из местных политических лидеров.

Более того, в деятельность церкви пятидесятников была вовлечена практически вся семья Грейс – проповедниками были не только отец, но дед и прадед певицы, позднее им стал и её родной брат.

Джонс с самого детства едва ли не каждый вечер принимала участие в молитвенных чтениях. С церковью были связаны и занятия музыкой, ведь совместные песнопения играют огромную роль в отправлении культа евангельских христиан. То есть жизнь Грейс Джонс была наполнена музыкой задолго до того, как она решила сделать её своей профессией.

Как известно, искусство берет своё начало в религиозном культе, и речь не только о цивилизациях древности. Такой жанр популярной музыки, как соул, во многом выросший из духовных песнопений, ярко иллюстрирует этот процесс на материале XX века.

Грейс Джонс, конечно, не вписывается в рамки соула, однако его влияние явно прослеживается в композициях певицы. Она накачала соул электричеством, а храм заменила танцполом. Джонс и сама, вспоминая о музыке 80-х, говорит о лучшем, что в ней было, как о священнодействии: «Я зову этой церковью. Церковь в клубе. Вы можете кричать и танцевать. Лучшее из 80-х было клубной церковью».

2. Праздник непослушания

Впрочем, с церковью в жизни певицы всё всегда было сложно. Строгое фундаменталистское воспитание оставило след на долгие годы. Особенно мрачным был период до 13 лет, когда Грейс вместе с братьями и сестрами жила у бабушки и её нового мужа. Родители в то время уехали на заработки в США. Бабушкин муж был не только строг, но и регулярно бил детей.

Позднее Джонс говорила, что «абсолютно ненавидела его». Во многом стихийный протест против этого организованного насилия и сформировал личность певицы. По крайней мере, так считает сама Грейс: «Всё мое детство – это Библия и побои. Нас били за малейший акт инакомыслия, и каждый удар лишь сильнее провоцировал на непослушание. Это сформировало нас как личностей. <…> Это было крайне жёсткое и дисциплинирующее, даже воинствующее воспитание. И в конечном счёте я и сама стала воинствующей и дисциплинированной – но по-своему. В моем случае это означает, быть воинственно непослушной и дисциплинированной в искусстве подрывной деятельности».

Собственно, это непослушание в полную силу заявило о себе уже в Штатах, когда Грейс с братьями и сестрами переехала к родителям и семья воссоединилась. Окончив школу, будущая звезда диско поступила в колледж, где изучала испанский.

При этом отношения с родителями становились всё сложнее. Чем старше становилась Грейс, тем активнее восставала против жестких религиозных запретов, навязываемых семьей. Она начала носить яркий макияж, пить алкоголь, тусоваться с сомнительными компаниями и регулярно посещать гей-клубы.

В колледже она записалась в театральный класс. Это, казалось бы, невинное занятие, привело Грейс в Филадельфию, куда она отправилась на гастроли вместе со своим преподавателем по драме.

Погрузившись в контркультурную среду большого города (а на дворе те самые 60-е), Джонс не спешила возвращаться. Она работала танцовщицей гоу-гоу, жила в коммунах хиппи и предавалась наркотическим трипам. Певица до сих пор с благодарностью вспоминает о своем опыте употребления LSD, говоря, что это было очень важно для её «эмоционального роста».

В общем-то, именно так – с подросткового бунта – и начался самостоятельный путь Джонс. Пожив какое-то время в Филадельфии, она отправилась в Нью-Йорк, где и начала свою карьеру в модной индустрии. А эпопея великого непослушания затянулась вот уже на более чем 50 лет.

3. Модный андрогин

Яркая и нестандартная внешность – именно это стало пропуском Грейс Джонс в мир шоу-бизнеса. Вскоре после приезда в Нью-Йорк 18-летняя Грейс заключила контракт с модельным агентством. Чуть позже она переехала в мировую столицу высокой моды – Париж.

Там темнокожая модель сразу же привлекла внимание ведущих фотографов и дизайнеров. Джонс сотрудничала с Ивом Сен-Лораном, Клодом Монтаной, Кензо Такадой. Она появлялась на обложках журналов Elle, Vogue, Stern и других, а снимали Грейс такие известные фотографы, как Хельмут Ньютон, Ги Бурден и Ханс Фейор.

Грейс Джонс была одной из первых темнокожих моделей, добившихся популярности. Она выделялась своей агрессивной сексуальностью и андрогинной внешностью, она словно была создана для демонстрации самых смелых экспериментов модельеров и фотографов.

Во многом именно Джонс выразила тогда лишь зарождавшуюся любовь модной индустрии к андрогинности, нестандартным решениям и эпатажу. В моде 80-х она была главным проводником стилей унисекс и милитари. Элементы мужских костюмов, кожа, секс и агрессия – всё это привнесла в массы Грейс Джонс.

В качестве модели она поспособствовала разжиганию сексуальной революции и раздвинула устоявшиеся представления о женственности, показав её потаенные грани – активную сексуальность в противовес привычной покорности и соблазнительности, воинственность в противовес нежности и хрупкости, резкость и угловатость вместо плавных линий и округлых форм. Джонс стала амазонкой модной индустрии – шокирующей и бесстрашной.

4. Королева гей-диско

Свои первые шаги в музыке Грейс делала на площадках гей-клубов, на первых порах за ней даже закрепилось прозвище королевы гей-дискотек. Тем более, что её имидж во многом строился на сознательном стирании границы между мужским и женским и прямо обращался к гомосексуальности.

Первая пластинка Джонс содержала несколько ремейков на песни из классических бродвейских мюзиклов и песню Эдит Пиаф «La Vie En Rose». Полностью оригинальными были только три композиции, которые Джонс написала совместно с другими музыкантами. Одна из этих песен – «I Need a Man» – стала первым хитом певицы.

С самого начала карьеры Джонс много экспериментировала со звуком. От диско она двинулась к музыке новой волны, к жанрам рока и регги. Она смешивала всё самое модное и современное, именно эта постоянная тяга к эксперименту стала залогом успеха певицы. К началу 80-х она вышла за пределы танцевальной музыки и записала альбом, который её по-настоящему прославил – «Nightclubbing».

5. Каноническая Джонс

Окончательно образ Грейс Джонс сложился к началу 80-х, когда и вышел переломный альбом «Nightclubbing» – лучшая запись в ее музыкальной карьере. Оформил эту пластинку знаменитый фотограф Жан-Поль Гуд. Его видение сильно повлияло на имидж певицы. Образы, созданные совместно с Гудом, стали классикой воплощений Грейс Джонс.

В его объективе та самая фирменная андрогинность звезды была доведена до предела, она подчёркивалась мужским пиджаком от «Армани» и классической мужской стрижкой флэттоп – именно в таком виде Грейс Джонс превратилась в мировую знаменитость и вошла в историю массовой культуры.

Что касается музыки, со временем жанровый диапазон Джонс заметно расширился. Тот же «Nightclubbing» – это не столько диско, сколько регги, в котором смешиваются и фанк, и новая волна. В создании альбома принимал участие даже Стинг, написавший одну из песен. Заглавная же песня представляет собой ремейк одноименной совместной вещи Дэвида Боуи и Игги Попа.

6. Пионер эпатажа

В школе Грейс Джонс была застенчива и почти не имела друзей. Сверстники дразнили её тощей. На что она отвечала ударными занятиями спортом, в котором достигла заметных успехов. Быть может, прививка школьным остракизмом и сделала возможным тот уровень эпатажа, который Джонс позднее утвердила на сцене.

Яркие, скандальные и сюрреалистичные наряды, квадратные прически и пугающий макияж, бросающаяся в глаза сексуальность – причем нередко выбивающаяся из социально-приемлемых стандартов. Живые львы на сцене, хлысты и цепи, регулярное публичное обнажение – как в рамках своих выступлений, так и на всевозможных светских раутах. Всё, что Грейс делает – попытка взбудоражить публику, вывести её из равновесия. В 80-е она даже в ночные клубы ходила в одном нижнем белье.

Джонс оказала влияние и на массовую культуру в целом, раздвинув границы допустимого, и на отдельных звезд в частности. Так, одна из самых заметных её подражательниц по части стиля – Леди Гага, чей эпатажный имидж во многом соотносится с той стратегией поведения на сцене, которую давно практикует Джонс.

А Канье Уэст и вовсе снял свою на тот момент подругу Эмбер Роуз в позе, которая в точности повторяет позу Грейс Джонс на известной фотографии Жана-Поля Гуда. И это фото не единственное, что связывает Роуз со своей более знаменитой и успешной предшественницей – имидж модели во многом ориентируется на тот образный ряд, который установила Джонс.

Не будет преувеличением, сказать, что Грейс – одна из самых эпатажных певиц на популярной сцене, и она удерживает это звание уже много десятилетий подряд. В прессе Джонс неоднократно высказывала свои претензии по поводу подражательства и к Леди Гаге, и к Канье Уэсту с его подругой.

А в своих мемуарах, изданных в прошлом году, Джонс и вовсе называет «куклами» добрую половину современной поп-эстрады: «Рианна, Ники Минаж и Майли Сайрус ничего нового не внесли в музыку своим секс-стилем. Они лишь поддерживают статус-кво, стереотип, созданный вообще до того, как они родились. Они носят эксцентричную одежду, делают тату, показывают свою грудь и поют под современные ритмы — ничего нового они не сделали, нынешнему поколению кажется, что это что-то новое, но они лишь куклы».

7. Актриса второго плана

Модельная карьера, музыкальная сцена и скандальные появления на вечеринках – это было не единственное, чем Грейс Джонс занимала свое свободное время. С середины 70-х она стала регулярно сниматься в кино. Правда, до главных ролей певица так и не добралась. Но её яркая внешность была востребована – Джонс часто приглашали на роли второго плана.

Пожалуй, самая заметная её работа – воительница Зула в картине «Конан-разрушитель». К слову, на экране Джонс выглядит примерно как в жизни: дикая амазонка в кожаном топе и с копьем в руке – минимум одежды и максимум агрессии.

Другая заметная роль Джонс – помощница суперзлодея из фильма про Бонда «Вид на убийство» – по сути, та же воительница, только в декорациях XX века. Кроме того, стоит отметить роль вампирши-стриптизерши, которую Джонс сыграла в фильме «Вамп». За неё певица была номинирована в категории «Лучшая актриса второго плана» на премию «Сатурн», которую вручает Академия научной фантастики, фэнтези и фильмов ужасов.

И не стоит забывать про роль в комедии с Эдди Мерфи и Холли Берри «Бумеранг», где звезда сыграла практически камео – эпатажную модель Странже. Однако в целом можно сказать, что Грейс Джонс оставила свой след в культуре явно не своей кинокарьерой.

8. Дольф Лундгрен

Неизвестного за пределами спортивного мира молодого каратиста Ганса Лундгрена суперзвезда Грейс впервые увидела на соревнованиях в Австралии. Швед настолько поразил ее своей брутальностью и мощью, что в этот же день получил предложение работать телохранителем скандальной дивы - с зарплатой 2 000 долларов в неделю.

Возможно, не предел мечтаний для признанного спортсмена и дипломированного физика, свободно владеющего как минимум тремя языками - английским, испанским и родным шведским. Но мир Голливуда, о котором с упоением рассказывала Грейс, был так непохож на все виденное ранее, что Ганс согласился.

В Америке Джонс быстро пристроила своего протеже, бодигарда и по совместительству любовника на эпизодическую роль телохранителя генерала КГБ в один из фильмов бондианы - «Вид на убийство» 1985 года. Она же предложила ему сменить имя - на более мужественное Дольф. Увы, первое появление Дольфа на экране прошло незамеченным.

Зато на съемках Лундгрен понял, что именно кино - то, чем он хотел бы заниматься в жизни. Дальше были пробы на роль русского боксера в «Рокки IV». По легенде, вначале супруга Сильвестра Сталлоне лично отвергла кандидатуру шведа - из-за слишком высокого роста в 195 см. Вмешалась Грейс, связалась напрямую со Сталлоне - и Дольф получил заветную роль, благодаря которой и проснулся знаменитым. Правда, к тому моменту Джонс уже была увлечена следующим «сладким мальчиком» - но это уже совсем другая история.

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии