Владимир Пресняков: «Очнулся в больнице и подумал: «Как же мне не хватает Наташи!»

Изменились ли отношения супругов, какие испытания прошла их любовь и чем приворожила Наталья Подольская будущего мужа.
Владимир Пресняков: «Очнулся в больнице и подумал: «Как же мне не хватает Наташи!»

— Наташа, Володя, последняя наша встреча произошла несколько лет назад, когда вы еще не были родителями. По ощущениям — вы те же самые? Или передо мной совсем другие люди?

Наталья: Во многом другие. Материнство меня изменило. Раньше я не могла бездельничать, мне казалось это ужасным. Я запросто впадала в депрессию, если у меня образовывались свободные полдня: была уверена, что жизнь проходит мимо. А теперь, бывает, сидим с Вовой на диване и просто смотрим, как Тема играет в манежике. И ровным счетом ничего не делаем! Говорю мужу: «Мы заняты с тобой самым важным делом — воспитываем ребенка». (Смеется.)

Скажу откровенно: когда-то перемазанный кашей детский ротик вызывал у меня чуть ли не отвращение, мне становилось дурно. А сейчас это меня умиляет. (Смеется.) Когда-то, глядя на молодых мамочек, с жаром рассказывающих о своих детях, недоумевала: как можно не осознавать, что эти истории никому, кроме них самих, не интересны. А теперь, грешна, любой мой разговор сводится к сыну. Мало того, при встрече со знакомыми, которые до сих пор поздравляют с рождением малыша, достаю телефон и начинаю показывать его фотографии. И не могу остановиться, листаю, листаю, краем глаза замечая, как один человек отошел в сторону, второй… Пока наконец не остается один-единственный, самый вежливый. Но мои чувства понять можно: мы же так долго ждали наше сокровище!

Владимир: Артемий кардинально изменил и мою жизнь. Будто щелкнул внутренний тумблер — и то, что раньше казалось самым важным, ушло на задний план. Как бы ни были мне интересны различные ­профессиональные проекты, центр мироздания не они, а сын. Когда он мне улыбается, я замираю от полнейшего счастья. Семья для меня всегда была в приоритете, но теперь ответственность за нее выросла в разы.

— Дэвид Бекхэм рождение своих детей отмечает новыми татуировками на теле. А вы сделали что-то особенное?

Владимир: Выгравировал на попе «Бог есть любовь» и все такое. Шучу! Когда Темка появился, я переосмыслил свою жизнь — наверное, это и есть «что-то особенное». С молодости люблю риск, мне нравится бурление адреналина. С удовольствием гонял на мотоцикле, прыгал с парашютом, погружался с аквалангом. Сейчас триста раз подумаю: а стоит ли?

— Понимаю. Конечно, хочется как можно дольше побыть с сыном…

— Вы на мой возраст намекаете? (Смеется.) Расскажу вам по этому поводу гениальную историю. Двадцать лет назад, когда старшему сыну, Никите, было пять лет, мой папа сделал себе первую татуировку и решил похвастаться ею перед внуком. Засучил рукав, показывает. А Никитка сидел в это время у телевизора, играл в приставку. Метнув беглый взгляд, сказал: «Ага, здорово, жалко, что ненадолго». Папа удивился, начал тереть рисунок: «Смотри! Это же настоящая!» Никитос бесстрастно так: «Нет, дед, если бы ты по молодости сделал…»

Под рисками я подразумеваю не только экстрим, но и разную муть вроде выпивки. Это давняя моя история. Мы с моим ближайшим другом Леней Агутиным были совершенно без башни в этом плане. Но постепенно картина изменилась, научились выпивать в меру. Если говорить обо мне, то изначально стимулировала ­меня к этому Туся (так Владимир называет жену. — Прим. «ТН»), а затем — мое страстное желание иметь детей. Последние пять лет я вообще не пил, не курил — чистился. Бывало, что втихаря ночью выкуривал сигарету, пока Наташа однажды не увидела и не устроила мне взбучку.

— Непросто музыканту вести практически монашеский образ жизни…

— Очень даже сложно! Вы не представляете мой ритм жизни. С 15 лет — сольная карьера, я собирал стадионы, часто давал по два-три концерта в день. И так месяцами, без выходных. Как следствие, появились серьезные проблемы со сном, психозы какие-то, а в итоге — алкогольные срывы. А как еще расслабиться? От накала эмоций и умереть недолго.

Знаете, что артисты делятся на энергетических «вампиров» и «доноров»? Бывает, концерт вроде хороший, а зрители после него выходят ­выжатыми как лимон. А если на сцене «донор», картинка другая: артист выжат, а зритель — счастливый и довольный, полон энергии. Так вот я — «донор». После выступления вообще не остается сил, поэтому, чтобы сбросить неимоверную усталость, выпивал. Но когда появился Артемий, мой образ жизни изменился, стал куда спокойнее, чем раньше. Правда, до монашеского еще далеко.

— Помните свою первую встречу с младшим сыном? Какие эмоции испытали в эти минуты?

— Я слабо помню, хотя и присутствовал при родах. Настолько сильно волновался. Держал жену за руку, развлекал разговорами и разными шуточками и любовался тем, какая она красивая. Наташа в те минуты светилась. Ну а в последний момент вышел в соседнюю комнату и ждал уже там. Сына увидел через несколько минут, еще с необрезанной пуповиной. Но ничего не понял и не запомнил. Сознание отметило лишь то, что он — вылитый я, такой же голубоглазый блондин.

— Не каждый мужчина решится отправиться с женой в роддом. Это ваша инициатива?

— Мы вместе решили, что мне следует пойти, просто для психологической поддержки. Наташа была прикрыта простыней, так что ничего лишнего я не видел. И это правильно. Я присутствовал и при рождении старшего сына, Никиты. Он появился на свет в Лондоне, а там еще тогда свободно пускали пап на роды. Но по молодости лет меня эта картина очень впечатлила — и в хорошем, и в плохом смыслах. Увидев собственными глазами самое главное таинство человечества, начал относиться к матери своего сына как к богине, а не как к своей женщине. И подумал: «Эти тонкие грани нам, простым смертным, нельзя переходить».

— Наташа, какой из Володи получился отец? Можете ли вы, к примеру, оставить с ним малыша, а сами куда-то уехать?

— Ой, нет! Они вдвоем еще ни разу не оставались. Мне спокойнее, когда рядом с сыном находится няня, она у нас опытная и очень добрая. А Вова пусть будет на подхвате. В принципе так обычно и происходит. Няне в помощь остается либо муж, либо моя мама. Но я неохотно и редко уезжаю от ребенка, а, отъехав от дома, сразу же начинаю себя казнить. Теме почти год, и все это время я сама его вечером купаю, укладываю спать, пою ему колыбельные… Это целый ритуал для нас двоих.

Владимир: Наташа — потрясающая мать. Я ожидал, что из нее получится отличная мама, но чтобы такая! Даже по легкому кряхтению сына она безошибочно определяет, чего он ­хочет. Через месяц или два после родов Туся говорит мне: «Умоляю, поехали в Грецию, мне необходима передышка». Ну ладно, желание любимой — закон. Оставили Тему бабушке, полетели. А через два дня вылетели обратно — Наташа затосковала по сыну.

Наталья: Я невыносимо страдала. Что на меня вдруг нашло, почему я решила уехать — понять не могу! Какое-то наваждение, я даже не проанализировала, от чего это мне так нужно отдохнуть. Домой мы вернулись на третий день, два предыдущих я прорыдала в обнимку с молокоотсосом.

— Расскажите про Артемия. Спокойный он мальчик или задает родителям жару?

Владимир: В том-то и дело, что он плачет мало, тьфу-тьфу-тьфу. В основном находится в отличном настроении, смеется, играет. Любит, когда я его подкидываю. Жару задает, когда мучают зубки.

Наталья: Иногда, когда Тема просыпается ночью и начинает плакать, я встаю, беру его на руки и хожу по комнате, укачиваю, а Володя отворачивается к стенке и шепчет: «Это зубки, зубки…» Чем очень меня смешит.

— Вас не обижает, что муж отворачивается и спит, вместо того чтобы взять ребенка и позволить вам отдохнуть?

— Он вместо меня сына грудью не покормит. (Улыбается.) Вова гораздо позже меня ложится, ему труднее ночью бодрствовать. Но однажды я действительно так устала, что попросила о помощи. Няня к нам приходит в восемь утра, а Тема в полседьмого уже не спит. После ночного сна урывками мне, конечно, хочется утром поспать. Вова моментально откликнулся, стал раньше ложиться и раньше вставать. Молодец! У меня отличный муж.

Я ценю и то, что ради ребенка он отказался от просмотра телевизора, без которого жить не может. У Володи ТВ-зависимость — даже если не смотрит его, все равно включает. Раньше, когда мы с Темкой входили в гостиную, мне приходилось просить мужа выключить телевизор: для детских глаз все это мельтешение вредно. А теперь просить не надо: только видит сына — моментально берет пульт и выключает. Мне это приятно. Первое время казалось, что Вова относится к Теме как к игрушке, до конца не осознает, насколько это серьезно. Я беспокоилась по этому поводу, пока не произошел один случай.

Я учила Тему переворачиваться со спинки на животик и обратно. В ­какой-то момент неумело взялась за его ручку и… подвернула. Тема сильно заплакал, я перепугалась. Боже, как же набросился на меня Вова! Налетел коршуном, я подумала, что он сейчас мне самой руки выломает… (С улыбкой.) Теперь точно знаю, что он очень сильно любит сына и страшно за него боится. После этого спокойно смотрю на их «мальчишеские» забавы.

— Володя, не секрет, что во многих парах после рождения ребенка происходит охлаждение чувств. Женщина погружается в заботы о малыше, ей некогда думать о муже. А тот обижается и ищет внимания в другом месте.

— Большинство браков распадаются именно поэтому — про мужика забывают. Или общаются так: сделай это, принеси то. Некоторые мои друзья попались в такую ловушку. Мы все обсудили, как только Туся забеременела. Я ей сказал прямым текстом: «Ты должна помнить о моем существовании». И она мне подмигнула в ответ. Мы вообще всегда слышим друг друга. И вот Темке скоро год, а я не помню случая, чтобы Наташа хоть раз отмахнулась от меня.

Здорово, когда семья свободное время проводит вместе. Мой отец, к примеру, постоянно брал меня с собой — на джем-сейшены, в джазовые клубы, и я, маленький, как его телохранитель, повсюду ходил за ним по пятам. То же самое произошло с Никитосом. Теперь уже я сам таскал его повсюду, возился и безумно любил. Все вокруг удивлялись, говорили, какой я классный отец. Это меня страшно радовало. Такое тесное общение привело к тому, что мы с ним настоящие друзья. Так же, как и я сам со своим отцом. Справедливости ради скажу, что и мама — моя подружка.

— Когда родился Никита, вам было всего 23 года — меньше, чем ему сейчас…

— Мне это странно осознавать. Недавно Никитос приехал к нам, взял Темку на руки и говорит: «Ой, такого же хочу!»

— И когда ожидать?

— Думаю, стихийно получится. Как когда-то вышло у нас с его мамой. Я воздерживаюсь от любых советов сыну. Он похож на меня, живет так, как сам считает нужным. При этом очень упертый, намного упертее ­меня, и ­такой же ­безбашенный. Но у меня есть к нему подход — иногда стоит пойти от обратного и сказать: «А знаешь, Никит, сделай!» И вот тут он задумается: а надо ли?

— Артемия вы ждали долгих десять лет. Что можете посоветовать тем парам, которые отчаялись иметь детей?

Хором: Не отчаиваться!

Владимир: Мы были уверены, что получится. Когда люди чего-то сильно хотят и идут правильным путем, Бог им помогает. Признаюсь, был момент, когда мы с Тусей начали обсуждать усыновление. И когда серьезно об этом подумали, жена забеременела.

Наталья: Нужно верить в то, что все будет хорошо, и не расстраиваться, если пока не выходит так, как хочется вам. Потому что все в жизни происходит вовремя, поверьте. Если вы пока бездетны, наслаждайтесь жизнью, свободой, тем, что нет препятствий для путешествий, встреч с друзьями, походов в кино, в горы, куда угодно! Ловите кайф, а не нойте. Потому что негативная энергия блокирует все хорошее. Это не я придумала — вычитала. И когда прочла, рассмеялась, осознав, что грех жаловаться!

У меня обалденная жизнь: любимая работа, замечательный муж, прекрасный дом. Мы много путешествовали, ссорились, мирились, притирались друг к другу, построили дом, сделали общую концертную программу… Появись ребенок на заре отношений, кто знает, прошли бы они проверку на прочность. И как только я возрадовалась тому, что в моей жизни все правильно сложилось, так и оказалась в положении.

— Как отреагировали, когда узнали об этом?

Владимир: Расплакались оба.

Наталья: А у меня к тому же пропал голос. Слова не могла произнести, сипела. И озноб начался, просто колотун! Врачу пришлось успокаивать меня: «Так, срок еще маленький — волнения исключены, бери себя в руки».

— Беременность легко прошла или думали: «Никогда больше»?

Наталья: Все как-то легко получилось, так что я уже хочу второго ребенка — девочку. Володя сразу мечтал о дочери, а мне было все равно. Но когда он узнал, что будет сын, замолчал на сутки. Я даже обиделась…

Успокоилась лишь, когда увидела, как Володя, держа маленького, говорит ему: «Тема, ну как же хорошо, что родился именно ты!»

Владимир: Меня всегда умиляли девчонки, и хотелось иметь свою собственную, чтобы забиралась на руки со словами: «Папочка, папулечка, мой самый любимый». А сейчас, глядя на Темку — это чудо белобрысое, — не представляю, что вместо него был бы кто-то другой.

— Владимир, недавно вам исполнилось 48 лет. Что вы поняли к этому возрасту о ­любви?

Владимир: Хороший вопрос! На него люди веками пытаются ответить и никак не могут. Любовь — это главное в жизни.

Мы познакомились с Тусей десять лет назад на «Больших гонках», оказались в одной команде. Посидели на трибуне, посмеялись. А на следующий день бык сломал мне ребра. Я, дурачок, решил приманить его как корову — конфеткой. Начал размахивать леденцом у него перед носом — и тут же оказался в воздухе! (Со смехом.) Первое, о чем я подумал, очнувшись в больнице: «Мне не хватает дыхания». Со сломанными ребрами тяжело ­дышать, но дело было не в них. Воздуха не хватало, потому что рядом не было Наташи.

— Что же так вас в ней поразило?

— Сначала мне понравились ее глаза, через секунду — фигура, затем юмор. А потом… Это чуть позже произошло. Наташа проходила мимо меня и вдруг, ни с того ни с сего, нежно провела ногтями по моей руке. «Цап-царап», — сказала и улыбнулась. И все, это меня убило окончательно, я не знаю, что со мной случилось: сердце громко забилось, потом обмякло. Что за «цап-царап»? До сих пор не знаю. Может быть, какой-то секретный код, которому миллионы лет?

Наталья (смотрит удивленно): Вообще не помню такого! Со мной вышла другая история. Общаясь на трибуне с Володей, я смотрела на него и вдруг услышала свой внутренний голос: «Это твой будущий муж». Мистика? Наверное. Но так и было на самом деле.

— И вы практически сразу начали вместе жить. Как все легко у вас получилось, всем бы так!

Владимир: Совсем нелегко, мы ведь через полгода расстались. Я выпивал, утро мог начать с бокала вина. Наташа испугалась. К тому же ей стало известно, что официально я еще женат. Много разных причин привело к тому, что она ушла.

— Да и этих двух достаточно!

— Я понимаю ее сомнения, хотя, признаюсь, отчаялся и сильно переживал. А потом, осознав, что у нас ничего не может получиться, поработал над собой, мысленно отпустив Наташу и смирившись с разлукой. Как только все это принял, она опять появилась на горизонте.

— Значит, не испугалась?

— Я никогда не спрашивал ее об этом. Мне интересно, что Туся сейчас ответит.

Наталья: Знаете, я влюбилась, будто прыгнула в омут с головой. Скажу откровенно: меня совершенно не волновало пристрастие Вовы к алкоголю. Скорее это заботило моих родных. А вот то, что официально он был еще женат, стало решающим моментом.

— Так почему вы вернулись?

— А он развелся.

— Наташа, что для вас было самым сложным за эти десять лет?

— Влиться в Володин круг. Не друзей — они-то меня приняли радушно. А его делового окружения: музыкантов, администраторов, директоров, водителей… Не все сразу поняли, что я всерьез и надолго.

— Им-то какая разница?

— Вот и мне это непонятно! В итоге была масса споров и трений. Конечно, вскоре все наладилось, со всеми дружу. Ну а с кем не получилось, тот у нас больше не работает.

— Вы упоминали о притирке ваших с Володей характеров. Долго это продолжалось?

Наталья: Трудновато пришлось в самом начале, когда мы, поссорившись, отключали телефоны. Я уходила ночевать к сестре или в другую комнату. Но когда мы поженились в 2010 году и обвенчались, все закончилось.

— То есть никаких в семействе ссор, выяснения отношений? А как же пословица «Милые бранятся — только тешатся»?

Владимир: У нас в семье не может быть срывов и разговоров на повышенных тонах. Только мягко, спокойно, нежно. Я не могу жить в состоянии войны — меня так родители научили на своем примере. Они женаты почти полвека, и я никогда не слышал, чтобы они орали друг на друга. Вот, например, был один случай… Мама ворчит на папу. Он молчит. Ворчание затягивается. Тогда он говорит: «Ты знаешь, а Вова не от тебя!» И они начали хохотать. Такой высокий уровень общения.

Или еще смешной пример. Накануне папиного 50-летия я сказал маме, что не знаю, какой сделать подарок. Потому что дарил все — и часы, и поездки, и даже машину. И добавил: «Наверное, стриптизершу закажу». На что мама мгновенно отреагировала: «Ты что, с ума сошел! У меня дома не убрано!»

— Володя, ваша жена быстро подобрала к вам ключики или пришлось объяснять, как с вами следует обращаться?

— Нет, она сразу поняла, что добиться от меня всего чего угодно можно лишь нежностью. Иногда хитростью. Разумеется, все ее уловки замечаю, но делаю вид, что клюю. И кайфую от этих наших с ней «ролевых игр». (Смеется.)

В прежних своих союзах я совершал много ошибок, зато пришел к неким выводам, позволяющим больше подобного не допускать. Не люблю признаваться в чувствах публично, но скажу: я в шоке от себя самого и от того, как меняются наши с Тусей отношения. В них все больше нежности и любви. Мне это безумно нравится, и я намерен тщательно охранять свой домашний очаг, который жена растапливает каждый день каким-то невероятным образом.

— Наташа, насколько вы уверены в прочности вашего союза, в вашем муже?

— Случиться может все что угодно. Мужья, бывает, уходят, но мне даже думать на эту тему страшно. Я очень боюсь потерять Володю. Если он вдруг меня разлюбит, я просто умру.

— Володя, как выражаете любовь жене? Задариваете подарками, слова нежные говорите?

— Покупаю ей пиццу «Четыре сыра».

— Почему? Наташа любит пиццу?

— А почему нет? (Смеется.) Ей поправиться не мешало бы — посмотрите, какая худенькая!

— А на годовщину знакомства или свадьбы что обычно дарите?

Наталья: Мы лишь недавно выяснили дату нашего знакомства. И то благодаря поклонникам. Это они нашли архивные записи «Больших гонок» и написали нам, что дело было 28 июня. Если я верно запомнила. День свадьбы отмечаем, но не пышно, а просто идем в ресторан. К подаркам у нас отношение двойственное. Вова обожает сюрпризы, но ему трудно угодить, и я всегда мучаюсь, выбирая. А мне, наоборот, лучше дарить то, что я хочу и выбрала сама. Но вот в день рождения сына муж подарил мне удивительную вещь, изготовленную на заказ. (Наташа демонстрирует изящную подвеску из белого золота в обрамлении бриллиантов с надписью «МАМА»). Ношу не снимая.

— Вы часто признаетесь друг другу в ­любви?

Владимир: Мы вообще часто говорим. И признаемся в чувствах, и сюсюкаем. Вчера, уложив сына спать, лежим с Тусей на диване, пересматриваем потрясающую мелодраму «Неспящие в Сиэтле». Я почесывал ей спинку, как она любит, и балдел от полнейшего счастья — настолько мне было хорошо! А когда пошли финальные титры, оказалось, что мы вместе плачем. Такие вот сантименты…

— Что же делать тем, кому не повезло так, как вам с Наташей?

Владимир: Искать, искать любовь, пока не отыщется. Если не сдаешься и продолжаешь поиски, веря, что все в итоге получится, непременно найдешь. Бог такой прикольный: когда совсем теряешь надежду, Он дает шанс. Иногда не один. И его нельзя ни в коем случае упускать!

Источник: tele.ru

Комментарии
Комментарии