Провалы переводчиков

«Спроси стакан». Шутка из «автостопом по галактике» и другие провалы переводчиков.
Провалы переводчиков

В выходные в сети обсуждали возможный перевод неподатливой шутки из книги Дугласа Адамса «Автостопом по галактике», — верным оказался лишь один, найденный находчивым обитателем LiveJournal. По горячем следам ЖУРНАЛ ЖЖ составил мини-гид по смешным, досадным и скандальным ошибкам перевода: от классики и «Гарри Поттера» до кулинарных книг и Библии.

Не только преданные толкинисты, но и рядовые читатели не могут простить советскому переводу то, как персонажи, чьё величественное имя на английском складывалось из «торжественности» и «мечты» (gala и dream), превратились в фонетически неприятных и богатых на лагерные ассоциации «галадримов». Современные переводчики не теряют планки и поставляют всё новые глупости. Предметом уже упомянутой дискуссии стала шутка, с которой не смогли справиться несколько переводчиков книги Дугласа Адамса.

AVVA понял эту шутку из «Автостопом по Галактике» быстрее спорщиков по ссылке выше, чем и поспешил похвастаться в своём блоге:

Оригинал текста выглядит так:

You'd better be prepared for the jump into hyperspace. It's unpleasantly like being drunk.

What's so unpleasant about being drunk?

You ask a glass of water.

Пять вариантов по-русски в разных русских переводов смотрите в дискуссии.

Читатели моего журнала знают, как я люблю ужасаться русскими переводами и тем, как они упускают смысл или нюансы оригинала. Но в этом случае, если честно, я как-то не могу найти в себе достаточно благородного гнева. Я долго, долго не мог понять, в чем тут дело. Даже когда прочитал её, зная, что тут какой-то подвох. Даже несмотря на то, что сразу заметил, что в третьей фразе ask a glass of water, а не ask FOR a glass of water — эта разница подкосила нескольких переводчиков. Я перечитал, наверное, раз десять, пытаясь понять этот странный текст, и в конце концов прогуглил его и нашел где-то подсказку, которая мгновенно всё прояснила.

Суть шутки: being drunk можно понять и как быть пьяным, и как быть выпиваемым. Первое прочтение совершенно автоматическое, и собеседник во второй фразе удивляется, потому что так понял, но третья фраза подсказывает, что нужно вернуться и переосмыслить, что прыжок в гиперпространство ощущается, как будто тебя выпивают.

Как халтурила Великая Школа Советского Перевода

В советские времена хватало халтурщиков. Некоторые блогеры прямо таки развернули кампанию по десакрализации наследия отечественной переводческой школы.

BORIANM, например, предлагает ознакомиться с несколькими фразами из рассказа Джека Лондона «Человек на другом берегу», третья часть, из цикла рассказов «Смок Беллью», и представляет свой вариант перевода:

Оригинал:

You shut up, the man snarled at him. I reckon your gun'll tell the story. All the men examined Smoke's rifle, ejecting and counting the cartridges, and examining the barrel at muzzle and breech.

Blackbeard, bending over the dead man, straightened up, with a woolly, furry wad in his hand. Shredding this, he found imbedded in the centre the bullet which had perforated the body. Its nose was spread to the size of a half-dollar, its butt-end, steel-jacketed, was undamaged. He compared it with a cartridge from Smoke's belt. "That's plain enough evidence, Stranger, to satisfy a blind man. It's soft-nosed an' steel-jacketed; yourn is soft-nosed and steel-jacketed. It's thirty-thirty; yourn is thirty-thirty. It's manufactured by the J. and T. Arms Company; yourn is manufactured by the J. and T. Arms Company.

While Blackbeard examined it, one of the voyageurs threw open the breech of the dead man's gun. It was patent to all that it had been fired once. The empty cartridge was still in the chamber.

Перевод Зиновий Львовский, 1924-й год:

— Замолчите-ка! — прикрикнул на него чернобородый. — Я полагаю, что ваше ружье расскажет нам всю историю. С этими словами человек начал рассматривать ружье Смока, причем выбросил и сосчитал заряды и проверил дуло и магазин.

Чернобородый, нагнувшись над убитым человеком, выпрямился с пушистым, меховым пыжем в руке. Разрезав его, он обнаружил в его центре пулю, проникшую в тело. Кончик пули сплющился, получив размеры полу-доллара. Противоположный же конец пули, в стальной рубашке, оказался цел. Человек сравнил пулю с пулями, извлеченными из ружья Смока.

— Тут, незнакомец, такие доказательства, что смогут и слепого убедить! — сказал он. — Пуля с мягким носом и стальной рубашкой на конце. И ваша пуля — с мягким носом и стальной рубашкой на конце! Она — 30–30, и ваша — 30–30! Она выпущена заводом Дж. и Т. Оружейной Компании, и ваша выпущена Дж. и Т. Оружейной Компании.

В то время, как чернобородый осматривал рану, один из его спутников открыл магазин ружья убитого. Для всех стало ясно, что ружье выстрелило только один раз. Пустой патрон все еще находился в магазине.

Перевод Николая Чуковского, редакция Лидии Чуковской (его сестры), 1961-й год:

– Заткнись! — крикнул чернобородый. — Твое ружье само все расскажет. Они осмотрели ружье Смока, сосчитали заряды, проверили дуло и магазины…

Чернобородый вынул из раны убитого свалявшийся меховой пыж. Разрезав его, он достал пулю. Кончик пули расплющился и сделался величиной в полудолларовую монету, но основание её, одетое сталью, было цело. Он сравнил пулю с пулями Смока. — Тут и слепой поймет, в чем дело, — сказал он. Эта пуля с мягким носом и стальной рубашкой, и твоя с мягким носом и стальной рубашкой. Здесь тридцать — тридцать; и твоя тридцать — тридцать. Эта — завода Д. иТ., и твоя — завода Д. и Т.

Пока чернобородый рассматривал пробитую парку, один из его товарищей исследовал затвор ружья, принадлежавшего убитому. Ружье свидетельствовало, что из него был сделан один выстрел. Пустая гильза оставалась еще в камере.

Перевод Давыдовой Н. Собрание сочинений, 1976:

— Замолчите, — рявкнул на него чернобородый, — ваше ружье расскажет нам все. Все принялись рассматривать ружье Смока, вынули и пересчитали патроны и внимательно исследовали дуло и магазин.

Чернобородый нагнулся над убитым и выпрямился, держа в руках мохнатый шерстистый пыж. Разрезав его, он нашел в самой середине пулю, которая пронзила тело убитого. Передний конец её расплющился и был величиной с полдоллара, а другой конец, покрытый сталью, был невредим. Он сравнил её с патроном, вынутым из патронташа Смока.

— Дело ясное, незнакомец, — слепой и тот поймет. Нос у нее мягкий, конец стальной; и у вашей нос мягкий и конец стальной. Калибр её тридцать три, и у вашей тридцать три. Фирма Оружейной Компании Г. и Т., и ваша изготовлена Оружейной Компанией Г. и Т. Пойдемте-ка вместе с нами на берег и посмотрим, как вы все это проделали.

Пока чернобородый исследовал парку Смока, один из его спутников раскрыл магазин ружья убитого. Судя по всему, из него был сделан один выстрел. Пустой патрон был налицо.

Итак, на мой скромный взгляд все три перевода весьма корявы, а главное — переводчики в упор не понимают о чем они пишут. Во-первых — речь простых суровых людей Севера передается через «замолчите». Это даже не смешно. Традиционно все три переводчика не видят разницы между ружьем и винтовкой. Тем более никто из них в принципе не представляет устройство подобного оружия в целом, и скорее всего рычажного карабина Винчестер 1894 в калибре 30-30, который, как я предполагаю, имел в виду сам автор, в частности. Потому у них магазин, а у Чуковского даже магазины. Но главное, что меня просто убило — это пушистый, меховой/мохнатый шерстистый/свалявшийся меховой пыж. В данном случае автор использует слово wad:

Словарь Вебстера даёт нам следующие значения:

noun 1. a small mass, lump, or ball of anything: a wad of paper; a wad of tobacco. 2. a small mass of cotton, wool, or other fibrous or soft material, used for stuffing, padding, packing, etc. 3. a roll of something, especially of bank notes. 4. Informal. a comparatively large stock or quantity of something, especially money: He's got a healthy wad salted away. 5. a plug of cloth, tow, paper, or the like, used to hold the powder or shot, or both, in place in a gun or cartridge. 6. British Dialect. a bundle, especially a small one, of hay, straw, etc.

Гарри Поттер и Джейми Оливер

Некоторые читатели не только вылавливают блох маразма из переводной литературы, но и вступают в долгую эпистолярную перепалку с издательствами.

PRACOOKING проинспектировала перевод книг повара Джейми Оливера «Счастливые дни с Голым Поваром» и «Готовим с Джейми» издательства «КукБукс» и обнаружила, что переводчик предлагает готовить совсем другие блюда:

Этот рецепт — рекордсмен по количеству ошибок.

В книге: «Кабачок Гамильтона»

Оригинал: «Hamilton squash»

Мой вариант перевода: «Тыква Гамильтона»

Конечно, при желании squash можно перевести как кабачок, но на фотографии рядом изображена тыква, которая также фигурирует в составе рецепта.

В книге: «Кто-нибудь один из семейства кабачковых, разрезать пополам, косточки удалить»

Оригинал: «1 butternut squash, halved and seeds removed»

Семена тыквы названы косточками. Да и сам перевод «кто-нибудь» для кабачковых – это немного странно.

Мой вариант перевода: «Разрезать пополам одну мускатную (ореховую) тыкву, семена удалить.»

В книге: «Мякоть мелко нарежьте.»

Оригинал: «Finely chop this flesh with the squash seeds»

Семена тыквы таинственным образом из рецепта исчезли.

Мой вариант перевода: «Мелко нарубите мякоть вместе с семенами тыквы»

Ещё можно придраться к написанию продуктов: чили везде переводится как «чилли», рукола – «руккола» и т.п.

Как видите, ошибки при переводе допущены довольно серьёзные. Они напрямую влияют на конечный результат. Немного в защиту этой книги скажу, что в ней (как и в других Оливеровских книгах на русском) издательству удалось замечательно сохранить стиль Оливера. То есть это не сухой скучный текст с описанием последовательности действий, а очень забавный, яркий, который читаешь с большим удовольствием. И конечно стоит отметить отличное качество полиграфии.

К чему это всё привело…

Я существо неуемное, с повышенной склонностью к справедливости, поэтому не смогла удержаться и написала в издательство «КукБукс». Приложила все свои вычитки и спросила: «ДОКОЛЕ?»

Ответ от главного редактора я получила в этот же день:

«Счастливые дни с Голым Поваром" была первой книгой Оливера, вышедшей на русском языке. Остальные мы редактировали при непосредственном участии профессиональных редакторов, работающих в области кулинарии.

Затем я спросила: «заметила, что книга Счастливые дни с Голым Поваром уже переиздавалась в прошлом году тиражом 10 000 экз. Правильно ли я поняла, что в ней ошибки еще не исправлены и перевод книги полностью повторяет тираж 2007 года?»

«Да, книга «Счастливые дни» переиздавалась. Так сложилось, что напечатали мы её один в один как и первое издание».

DB_COMMENTS же уморительно проинспектировал книгу о Гарри Поттере в переводе Марии Спивак :

Итак, Дж. К. Роулинг пишет:

There were seven people on a Quidditch team: three Chasers, whose job it was to score goals by putting the Quaffle (a red, soccer-sized ball) through one of the fifty-foot-high hoops at each end of the field; two Beaters, who were equipped with heavy bats to repel the Bludgers (two heavy black balls that zoomed around trying to attack the players); a Keeper, who defended the goal posts, and the Seeker, who had the hardest job of all, that of catching the Golden Snitch, a tiny, winged, walnut-sized ball, whose capture ended the game and earned the Seeker's team an extra one hundred and fifty points.

У М. Спивак же видим следующее:

В состав Квидишной команды входило семь человек: три Охотника, чьей задачей было забивать Квоффл (красный мяч размером с шайбу) в кольца противника, эти кольца находились на верхушках пятидесятифутовых шестов, стоявших на двух противоположных концах поля; двое Отбивал, оснащённых увесистыми клюшками для отражения атак Нападал (двух тяжёлых чёрных мячей, носившихся между игроками и атаковавших их); Вратарь, защищающий кольца; и Ищейка. Перед Ищейкой стояла самая трудная задача: поймать Золотого Проныру — крошечный крылатый мячик размером с грецкий орех. Поимка Проныры приносила команде дополнительные сто пятьдесят очков и почти всегда означала конец игры.

Ну-с, приступим к препарированию.

a red, soccer-sized ball — красный мяч размером с шайбу — Как обычно, пытливый ум Марии Спивак открывает новое.

Для сомневающихся и незамутненных историческая справка: Soccer — это есть ничто иное, как футбол, причем именно европейский (есть еще и американский, так он совсем не похож, и мяч там скорее напоминает формой и размером мяч для регби (есть такая игра — тоже англичане придумали), то есть наиболее близкий нашим представлениям.

Всезнайка же Мария считает (и о!… это что-то действительно новое), что в футбол играют непременно… шайбой!

Браво, Мария! Нет, я бы даже сказал, оле, Мария! Так и вижу, как во вчерашнем матче со сборной Лихтенштейна Игнашевич кладет на 11-метровую отметку шайбу, замахивается ногой и... на этом воображение отказывает.

В общем, представление о том, как выглядит Квоффл, у читателя перевода М. Спивак создается абсолютно достоверное.

whose capture ended the game and earned the Seeker's team an extra one hundred and fifty points — Поимка Проныры приносила команде дополнительные сто пятьдесят очков и почти всегда означала конец игры.

Нет, ну эта мадам не перестает удивлять пытливого читателя! Подумать только — почти всегда. А когда не почти? Тогда что? Чем игра заканчивается? Благополучной кончиной от старости всех участников/зрителей/судей? Зверским убийством остолопа-Ищейки товарищами по команде? Ядерной войной, прости Господи?

Мадам Спивак, по всей видимости, не сторонница четких решений, деления на Черное и Белое и так далее Сомневающаяся натура наша Мария! А вдруг да и не всегда игра кончается с поимкой Снитча?

«Отче наш» здорового человека

На священных текстах, написанных на полумёртвых языках, спекулировали всегда. И, заодно переписывали. Ученые знают много неудобного для религиозных деятелей и верующих. О том, что фундаментальное понятие «непорочного зачатия» — это принятая за энигму ошибка перевода, подробно можно прочитать здесь, а под занавес материала объяснение, почему мы знаем совсем другую молитву «Отче наш».

IBIGDAN собрал всех боговбоязненных комментаторов в свом посте об арамейской версии молитвы:

Утро началось необычно: в интернете мне попался «Отче наш» на языке Иисуса. Перевод с арамейского потряс меня настолько, что я опоздал на работу, проверяя, не фальшивка ли это. Я нашёл, что лет 15 назад у теологов появилось выражение «примат арамейского». То есть, насколько я понимаю, раньше главенствующим авторитетом в богословских спорах был греческий первоисточник, но в нём были замечены несуразности, которые могли возникнуть при переводе с оригинального языка. Другими словами, греческий вариант не первичен.

Арамейский вариант Евангелия («Пешитта»), на эдесском диалекте арамейского языка) существует, но он — перевод с греческого. Правда, как оказалось, не полный. И не только в смысле отсутствия некоторых частей: в ней есть места, сохранившиеся в более древнем виде, поскольку были уже записаны на арамейском. Это касается и знаменитой главной молитвы христиан «Отче наш».

Дословный перевод «Отче наш» с арамейского:

О, Дышащая Жизнь,

Имя Твоё сияет повсюду!

Высвободи пространство,

Чтобы посадить Твоё присутствие!

Представь в Твоём воображении

Твоё «Я могу» сейчас!

Облеки Твоё желание во всякий свет и форму!

Прорасти через нас хлеб и

Прозрение на каждое мгновение!

Развяжи узлы неудач, связывающие нас,

Как и мы освобождаем канатные верёвки,

которыми мы удерживаем проступки других!

Помоги нам не забывать наш Источник.

Но освободи нас от незрелости не пребывать в Настоящем!

От Тебя возникает всякое

Видение, Сила и Песнь

От собрания до собрания!

Аминь. Пусть наши следующие действия произрастают отсюда.

Нельзя утверждать что этот текст ближе к первоисточнику, чем греческий, но это очень возможно и, что особенно важно, это не перевод. В то же время арамейский вариант, безусловно, может иметь по крайней мере вкрапления народного творчества.

Источник: Журнал ЖЖ

Комментарии
Комментарии