«Меня легко обидеть»: интервью со звездой сериала «Игра престолов» Юрием Колокольниковым

Перед выходом фильма «Завтрак у папы» актер рассказал нам о том, как общается с двумя дочками, организует быт и плачет над сериалами.
«Меня легко обидеть»: интервью со звездой сериала «Игра престолов» Юрием Колокольниковым

Вы только что прилетели из Америки. Снимались в новом проекте?

У меня есть два новых проекта, но я пока не могу о них говорить. Они в начальной стадии развития. Когда все получится, с удовольствием буду рассказывать.

Вы практически единственный из наших актеров, кто хорошо говорит по-английски.

Я с пяти лет жил в Канаде: мама эмигрировала вместе со мной и братом. Потом я поехал в Россию к отцу. В общем, довольно часто встречающаяся ситуация, когда родители живут в разных странах и дети мотаются между ними. С одной стороны, это стресс для ребенка, а с другой – невероятная динамика развития, как мне кажется.

После окончания Щукинского училища в 2000 году вы уехали в Лос-Анджелес, жили там какое-то время. Но тогда вам не удалось найти работу по специальности.

Ну, слушайте, там актеры вообще редко находят работу – их там не просто много, а миллионы, они туда со всего мира едут. Мы здесь счастливые, потому что можем прокормить себя профессией так или иначе. Тогда я поехал в Лос-Анджелес, потому что куда еще ехать? Но это такой город, в котором можно пропасть на веки вечные. Сейчас я считаю, что если ты актер и живешь не в Америке, если у тебя есть работа в другой стране и ты уже как-то состоялся, то нет никакого смысла сидеть в Лос-Анджелесе. Потому что все пробы как теперь происходят? Ты записываешь видео на телефон и отправляешь по электронной почте.

Ваш новый фильм «Завтрак у папы» – доброе ­семейное кино. Нетипично для вас.

Мне понравилась история – про девочку, которая десять лет думала, что у нее нет папы, и вдруг узнает, что он есть. И про человека, зацикленного на самом себе, который узнает, что у него есть десятилетняя дочь. Мне давно хотелось сняться в детском фильме, потому что у нас пока очень мало кино для детей. Вот вспомните, сколько было в советское время.

Вы ведь и сам папа – у вас дочери десяти и пяти лет, от разных мам. Они часто вас видят?

Ну конечно. Я все время ­мотаюсь – и они тоже мотаются, живут и там, и здесь, и ездят на съемки, и очень дружат между собой, чему я очень рад. Когда младшая с мамой в Питере – она там ходит в садик, а когда я бываю в Америке и она живет со мной – то в американский садик. Старшая уже в школе, поэтому учится в Москве. По моему мнению,­ среднее образование в нашей стране в разы лучше, чем на Западе. Но там есть другие плюсы, безусловно. Дети сейчас живут в потрясающем мире: где бы они ни находились, они могут позвонить папе или маме, при этом видеть их лицо. «Ты где?» – «Я в Новой Зеландии. А ты где?» – «В Мурманске». Невероятно. Я думаю, что именно их поколение двинет мир в сторону абсолютной глобализации.

Вы дочек на все съемки берете? Они были в Исландии на съемках «Игры престолов»?

Нет, там не были. Но они часто ездят на съемки. Им же интересно на съемочной площадке: представляете, там грим, костюмы. Мы детей во всякие кружки отдаем, а тут в одном месте можно попробовать себя в разных творческих направлениях. Плюс еще тусовка, люди интересные ­вокруг... Вот старшая все время спрашивает:­ «Когда выйдет «Завтрак у папы»?» Потому что она была на съемках и потом на озвучивании. Когда в перерывах я выходил из студии, она со звукорежиссером пробовала записываться сама, и у нее это потрясающе получалось. Процесс создания ­кино – это фантастически интересно. Я сам съемки люблю как ребенок, честно скажу. Вот я приезжаю, вижу эти провода, эти вагончики – и испытываю детское чувство восторга.

Сейчас многие актеры ведут аккаунты в соцсетях, которые питают их популярность. Вы есть в фейсбуке?

Я есть в фейсбуке. Но у меня там, к сожалению, только личная переписка. В инстаграме у меня восемь фотографий. Я знаю, что это все нужно, что это новый инструмент для творчества, но я пока не могу придумать, о чем я хочу там говорить. Например, Ира Горбачева придумала гениальный прием – и это настоящий художественный акт. А постить селфи – вот тут я пошел на вечеринку, а вот это моя еда – мне не интересно.

Вы одеваетесь странно, да и ведете себя довольно эксцентрично. Как вы соотноситесь с бытом?

Фантастически. Я умею организовать все так, чтобы быт был на высшем уровне. Это я не к тому, что у меня слуги вокруг. Я вообще аскет. Могу есть просто фрукты или овощи, могу месяц одной гречкой питаться. На самом деле могу ­вообще не есть. Нет во мне гурманства, я ­неприхотлив. Люблю кислые щи, ну прям ­кислые-кислые.

А как вы себя балуете?

Я себя не балую, хотя надо, наверное. У меня, например, нет машины. Ну вот единственное – мне важно летать в бизнес-классе, потому что я не влезаю в эконом из-за роста. Хотя на коротких перелетах могу и в экономе. Если честно, самая большая радость для меня – когда получается то, что задумал. И это совсем не про деньги и не про то, что можно на них купить.

Откуда у вас такой стиль в одежде? Вы на съемку пришли в золотых цепях и драной майке. Наверное, на улице все на вас обора­чиваются.

Я так одеваюсь, потому что подлецу все к лицу. Цепочки мне подарили, и они в моем сердце застряли. Мне все говорят: «Юра, ты так эпатажно одеваешься». А я ведь вообще не хочу эпатировать: я просто надеваю то, что мне нравится. Я считаю, что одежда – это большой кусок творчества. И очень хотел бы работать с одеждой, не знаю, как именно – но как-то оно сформулируется. Мне кажется, что у меня есть к этому слух.

Что вам еще нравится? Вы ­однажды сказали, что любите жанр мыльной оперы.

А кто не любит? Все сериалы, которые сейчас выпускают, та же «Игра престолов» или «Карточный домик», – по сути, это все мыльная опера, только в разном обрамлении. Это все про кто кого трахнул, кто кому не дал и кто кому завидует. Поэтому эта индустрия такая успешная. Больше ведь нас ничего не интересует, только человеческие отношения. Я, когда смотрю сериалы, очень переживаю, заплакать для меня – как нечего делать.

А насколько вас трогают не экранные страсти, а то, что с вами происходит в от­ношениях?

Я человек очень восприимчивый и ранимый. Меня легко обидеть. Я не конфликтен, но в конфликты лучше со мной не вступать. ­Если ты переходишь границу, я буду беспощаден.

Источник: glamour.ru

Комментарии
Комментарии