Почему быть гиком стало мейнстримом

Петербургский Geek Picnic не только переехал в Москву, но и стал международным — в апреле прошел первый фестиваль в Иерусалиме.
Почему быть гиком стало мейнстримом

Артем Лучко побывал на нем и выяснил, как петербургские студенты додумались делать большие шоу для ботаников — и почему будущее России зависит не от политиков, а от гиков.

«Гиковость» перестала быть субкультурным феноменом и превратилась в норму. То, что в 90-х было увлечением узкого круга людей, теперь оказалось мейнстримом. Интернет, раньше доступный лишь IT-специалистам, теперь есть везде; нишевые комиксы и сериалы перерождаются в главные мировые блокбастеры; технологии и устройства из сайфая становятся обыденностью. «Афиша Daily» съездила на фестиваль Geek Picnic в Иерусалим и поговорила с его сооснователем, чтобы понять, как и почему это произошло.

Николай Горелый

Cооснователь научно-популярного фестиваля Geek Picnic

Cубкультуры перестали образовываться вокруг музыкальных жанров

«Музыка перестала быть центральной повесткой, как это было в 1970–1980-х. Если раньше все на полном серьезе делились на рэперов, рейверов и металлистов, ломились на концерты, то теперь большинство воспринимают музыку как фон. Новые ценности — это познание через эдьютейнмент, видеоигры и хороший юмор. Этот огромный новый мир, который формировался в узких кругах, выплеснулся наружу.

Конечно, тут имеют место традиции СССР — с его радиолюбительскими кружками, техническими школами и университетами. Но современная гик-культура намного масштабнее. Сколько было радиолюбителей в 1960–1970-х? Ну 20–30 тысяч, а сейчас мы говорим о миллионах. Все благодаря приложениям, мессенджерам, широкополосному доступу в интернет — без всего этого не было бы ни сериала «Теория большого взрыва», ни новых передач канала Discovery.

«Мы все живем в Америке», — поет группа Rammstein, и ценностные ориентиры сегодня формируются американской культурой. Наверное, если бы в холодной войне победил Советский Союз, то во всем мире все смотрели бы «Что? Где? Когда?» и «Приключения Электроника», но случилось наоборот. Я родился 1989 году, и истории про «Бэтмена» и «Супермена» я впитал с молоком матери, в отличие от трех богатырей и советской фантастики».

Комментарии
Комментарии