Как москвичи представляют себе свою старость

Примерно половина опрошенных ответили, что уезжать не хотят и планируют жить в старости именно в Москве.
Как москвичи представляют себе свою старость

Time Out выяснил, что если москвича спросить про старость, он сначала приходит в ужас, а потом впадает в задумчивость. Да, здесь плохая экология, нездорово суматошный ритм жизни и сомнительной свежести еда, что совсем не ведет к долголетию. С другой стороны, примерно половина опрошенных ответили, что уезжать не хотят и планируют жить в старости именно в Москве.

Дарья Захарова, 40 лет

Во-первых, я думаю, что до старости не доживу, и мои благодарные потомки будут носить мне цветочки. Это недорого — на Ваганьковское, где у нашей семьи есть участок, там лежат наши родственники. А если доживу, то на пенсию не пойду, как не пошли мои папа и мама. Это раньше, в советские времена, можно было пойти на пенсию и жить себе потихоньку, да еще и палку колбасы сырокопченой по праздникам от собеса (или как его там) получать. Сейчас никаких палок не дают. Вариант с пенсией я, конечно, продумала на всякий случай. Буду получать, по моим расчетам, примерно 15 тысяч. Придется вести здоровый образ жизни. С непривычки будет тяжеловато, но я воспитаю силу воли. Буду делать салат из морковки и варить суп из куриных крыльев. Или из лап — они когда развариваются, то еще ничего.

Я надеюсь, что к старости у меня будет достаточный запас красивой одежды и мне ее точно хватит до Ваганькова, так что я буду хорошо одетой московской тетушкой. Чтобы уж совсем не бояться бедности, у меня есть пара объектов недвижимости, надеюсь, что они не развалятся к тому времени, как станут моими кормильцами. Или вот еще пожарный вариант: я уеду в Киров, к родителям мужа. Там жизнь дешевле.

Еще я думаю, что ко времени моей старости в Москве откроют хостелы для стариков. Я выберу соседей повеселее, и мы будем пить водку, чай с малиной и торчать в интернете. Все вокруг считают, что старики ограничены в передвижениях. Они, мол, не могут, когда захотят, поехать в Рим, посидеть в Колизее или покататься на гондоле в Венеции. Ну а не старики? Можно подумать, я сейчас часто сижу в Колизее или катаюсь с гондольерами. Так что в старости, когда у меня будет полно свободного времени, и я замучу проект в соцсетях. Думаю, это будет блог от имени элитной образованной проститутки — буду сочинять напропалую, раскручусь, ко мне начнет ломиться реклама, и так я накоплю на Рим.

Елена Терехина, 37 лет

Все более-менее реальные для меня варианты московской старости, которые я себе рисую, — все до единого грустные и страшные. Мне 37 лет, а значит, мне осталось примерно 30 лет до пенсии. Я еще лет пять назад стала думать об этом и поняла, что обеспечить свою старость — это совершенно безнадежное дело. У меня нет штатной работы, нет хорошей зарплаты, и моя пенсия будет исключительно номинальной. Никаких благ я не получу, недвижимости, чтобы сдавать ее, у меня нет, ценных бумаг нет, и наследства тоже не ожидается. Даже если я с завтрашнего дня буду впахивать на семи работах, у меня нет никакой уверенности, что отчисления с этих семи зарплат не сожрет какой-нибудь новый безумный закон.

Короче, никакой материальной базы у меня нет. Иллюзий по поводу нашего здравоохранения — тем более. Я недавно побывала в поликлинике по поводу своего низкого гемоглобина. Там царство пенсионеров. У них там кружки по интересам и светская жизнь. С одной стороны, из-за этого длиннющие очереди и человек с реальными проблемами не может вылечиться. А с другой — бабулек с дедулями понять можно: они никому не нужны, старость в нашей стране не уважается. Вся радость — больничный коридор или лавочка у подъезда. Я вижу, как сейчас живут пенсионеры. Кто-то хорошо, а кто-то в мусорные баки заглядывает. Ну ладно, у меня есть муж. А если бы не было? Думаю, я, не дожидаясь старости, уехала бы на Дальний восток, где землю дают, и удобрила бы ее, как написано в «Пилигримах» у Бродского.

Маша Пономаренко, 33 года

В Москве я свою старость не вижу никак! Недавно мы с подругой Аней — она юрист — как раз об этом разговаривали. Решили так. Если обе годам к 60-ти не выйдем замуж и поэтому будем свободны в выборе, то уедем жить вместе в недорогую страну на море. В Болгарию, Черногорию, Хорватию. У нас на двоих пара квартир. Одну продадим, вторую сдадим. Этого должно хватить на покупку квартирки или appartement и на простую жизнь, чтобы гулять у моря, лежать на пляже и ни о чем не беспокоиться. А что нам, старушонкам-то, надо еще будет? Это в любом случае лучше, чем в Москве цветочки у метро продавать. В свете последних заявлений наших чиновников о пенсиях бессмысленно рассчитывать на какие-то деньги, сколько ни работай. Да и что в целом будет со страной, никто сейчас ясно не представляет.

Но это будет потом, а пока я пытаюсь что-то сделать здесь. Заработать денег, сохранить здоровье и позаботиться об образовании сына, чтобы он был свободен в выборе – как жить и где жить. И кстати, только что поняла, что надо, наконец, погуглить информацию о разных пенсионных вкладах.

Эдуард Петухов, 46 лет

Москва, конечно, лучший город Земли, и старость моя тут будет тоже самой лучшей. Я — урбанистический человек, так что баня, грядки, морковка, комары и шашлыки — это не мое. Я свою московскую старость представляю так: квартира в Дорогомилово с видом на Сити, рядом хороший бар со знакомым барменом, с которым мы говорим за жизнь, обязательно немецкая машина и разные маленькие мужские радости. Хорошо бы иметь своего молочника и кондитера, но это перебор, это уже не урбанистическая история. Но кондитерских в Дорогомилово хватает — найду такую, где будет работать шоколатье, похожая на Жюльет Бинош из фильма «Шоколад». Она в моем вкусе.

По понедельникам, средам и пятницам буду ходить в свой фитнес-клуб, где у меня будут именные гантели, в остальные дни – бар и кондитерская. Вот такая у меня будет размеренная старость. Но главное — и это главнее баров и симпатичной шоколатье, — у меня будет любимое занятие. Для мужчины это важно. Лежать на диване — даже для пенсионера грех. Хочу затеять ювелирный бизнес. Ну, может, не платина-брильянты, а попроще — опалы, ониксы. Буду сдавать в магазины на реализацию. У меня еще есть время, в конце концов, глава Макдональдса и Стив Джобс тоже не молодыми начинали. Так что всему свое время. Здоровье у меня пока ничего так, хотя хорошо бы к старости обзавестись семейным доктором, но это я вряд ли потяну материально. У меня на счету пока только 200 тысяч. Причем рублей. И это проблема. Но я рассчитываю заработать. А если учесть увеличивающийся пенсионный возраст, то до семидесяти у меня прекрасная перспектива.

Олег, 35 лет

Хочешь насмешить Создателя, расскажи ему о своих планах. С другой стороны, планы тем и хороши, что их можно менять. О жизни в другом городе или даже стране я серьезно не думал, по крайней мере, еще год назад. А сейчас что-то оптимизма поубавилось. Особенно когда вижу хмурых московских стариков. Ни одного веселого деда или бабульки, а если кто-то улыбается, да еще с белыми зубами – это сто процентов турист. Теперь думаю, что в гробу я видал наши поликлиники, собесы, плохую еду и экологию. Купить под Москвой дачку, чтобы там в старости отяжелеть и сойти с ума от соседей? Нет, не мое. Моя дача будет на севере Франции.

У меня есть в Москве неплохая квартира и пока недостроенный таунхаус. И есть время заработать деньги (хотя шансы получить большие суммы поубавились). Если не хватит денег на Нормандию, то присмотрюсь к Португалии, хотя там климат и пожестче. Юридические вопросы уже просчитываю. Возможно, в будущем стану жить на две страны, потому что я не собираюсь становиться пенсионером в полном смысле слова. Надеюсь, что до конца жизни смогу заниматься любимым делом. Я не хотел бы уезжать из Москвы совсем еще и потому, что у меня здесь много друзей.

Михаил, 35 лет

Я раньше планировал жить в старости в Берлине, но ситуация с беженцами заставила меня засомневаться. Сейчас склоняюсь к Лиссабону - там беженцев нет. Еще у меня есть большая квартира в Грузии. Скоро я туда поеду, посмотрю, что и как. Плюс Грузии - очень хорошая кухня. Возможно, я подумаю о Португалии. Пока я для обеспечения своей старости ничего не делаю. Многие мои друзья и знакомые не дожили до старости.

Дмитрий, 25 лет

Моя бабушка говорит, что старики не должны мешать молодежи, а должны уезжать в деревню. Я с ней согласен, но она сама при этом ни в какую деревню не уезжает. Свою старость я хотел бы проводить в спокойном месте, может, даже в деревне, но с быстрым доступом в Москву. А еще хочу когда-нибудь купить дом или даже маленькую гостиницу у моря, у любого теплого. Пока это отдаленные мечты, но они правильные, как показывают мои наблюдения за теми, кто постарше.

Жанна, 27 лет

Учитывая, что я все еще никак не могу «оплатить» свое настоящее, говорить о планах на старость трудно. Но я хочу встретить ее на Аляске, с собаками, от внуков подальше. Про деньги… говорят, всем женщинам при переезде на Аляску дают 10 или 20 тысяч долларов, так что начнем с этого, а там как пойдет. Аляска – то, что надо. Жара мне в старости не нужна, я ее и в 27 с трудом переношу. Плюс хаски жару не любят. А я хочу завести 12 или 13 собак хаски.

Роман, 46 лет

Рисую идеальную пастораль: домик у моря в испанской глуши (уже куплен), выращиваю розы (уже посажены), уничтожаю винный погреб (уже заложен). Пару раз в неделю пою что-нибудь из Тома Уэйтса в ближайшем пабе (я и правда неплохо пою), наполненном такими же старперами из Лондона и Амстердама, - пою для души или за малую денежку. Задел уже есть, двигаюсь к пенсии на малой скорости. Денежку коплю сейчас, на ПФР особой надежды нет... И да, каждую зиму буду приезжать на пару месяцев - попариться в подмосковной бане и обсудить под ледяную водочку с некогда крутыми перцами-друзьями, а ныне такими же трогательными мухоморами, что раньше трава была зеленее, девушки красивее... А зубные импланты и поныне в России ставить все же дешевле. Как-то так.

Василий, 50 лет

Думаю, буду жить в Москве или в Подмосковье. Жить на пенсии — не скучно, если умеешь что-то делать руками и головой. И если так и если нет немощи, то в старости жизнь останется такой же, какой была всегда, — захватывающей и полной чудес. Более того, думаю, что она будет свободнее, чем была раньше. Гипотетически хотелось бы квартиру на Черном море, чтобы проводить там зиму и обойтись без смены гражданства. Я здешний и, похоже, им останусь. Я, пока могу, покупаю книги, музыку, которую буду слушать до конца, карандаши, краски и бумагу, хорошие столярные и слесарные инструменты для работы руками. В ближайшее время куплю самогонный аппарат. Я уже в третьей трети жизни, и нужно постараться обеспечить максимальную автономность.

Илья, 36 лет

Мне кажется, в старости все живут там, где дешевле. Потому что даже если сумеешь купить квартиру у теплого моря в дорогой стране, типа Франции, Италии или даже Испании, то все равно не стоит забывать, что за нее надо платить налоги, коммуналку, ремонтировать, а еще чем-то питаться. Допустим, до выхода на пенсию в 60 лет заработал ты 300 тысяч долларов и еще прикупил квартиру в Европе. Теперь поделим 300 тысяч на 20 лет (средний возраст дожития). Получается по 1250 долларов в месяц на все про все. А эти 300 тысяч еще надо накопить. Не забываем про инфляцию. Так что для меня более вероятна такая схема: сдаешь свою квартиру у теплого моря, в которой мечтал жить в старости, и на эти деньги более-менее обеспеченно живешь в России.

Источник: timeout.ru

Комментарии
Комментарии