Кто одевал Мэрилин Монро

Главным козырем Мэрилин Монро была харизма, умение подать себя, в чем ей изрядно помогали художники по костюмам.
Кто одевал Мэрилин Монро

Мэрилин Монро ушла из жизни неожиданно и трагически 5 августа 1962 года. Сегодня главной блондинке Голливуда исполнилось бы 90 лет. Ее путь к славе был тернист – долгое время ее гонорары были значительно ниже, чем у коллег, однако к концу жизни она была названа самой высооплачиваемой актрисой десятилетия. Мало кто всерьез считал Мэрилин Монро иконой стиля: по мнению критиков, ей не хватало рафинированности, какой обладали, скажем, Марлен Дитрих или Одри Хепберн, да и прогрессивными ее вкусы трудно было назвать. Однако ее главным козырем была харизма, умение подать себя, в чем ей изрядно помогали художники по костюмам, работавшие с Монро на съемочных площадках и в жизни. В честь юбилея культовой актрисы мы вспоминаем модельеров, которые сыграли в судьбе актрисы важную роль.

Уильям Травилла

К тому моменту, когда Уильям Травилла впервые встретился с Мэрилин Монро, он уже считался одним из самых известных голливудских художников по костюмам с «Оскаром» на руках за фильм «Похождения дона Жуана». Однако именно костюмы, созданные для Монро, возвели его в статус звезды и поспособствовали тому, что актриса вошла историю кино. Так, авторству Травиллы принадлежит легендарное ярко-розовое платье, в котором Монро поет песню «Diamonds Are a Girl’s Best Friend» в ленте «Джентльмены предпочитают блондинок». И именно Травилла создал то самое платье, подол которого так живописно вздымается вверх от потока воздуха в культовой сцене «Зуда седьмого года» (которую, кстати, в итоге снимали не на улице, а в студийном павильоне). Всего Монро и Травилла сотрудничали в восьми кинокартинах, и, как признавалась актриса, ни один дизайнер не выставлял ее формы и изгибы в таком выгодном свете, как это делал Уильям. Возможно, все дело в том, что молодые люди какое-то время крутили роман... Впрочем, это уже другая история.

Дороти Джекинс

Дороти Джекинс вошла в историю «цветного» кинематографа как первый художник по костюмам, получивший «Оскар» в соответствующей номинации (награда была присвоена за фильм «Жанна д’Арк»). Однако она также была одним из кинодизайнеров, прославившихся благодаря сотрудничеству с Мэрилин Монро. Их первая встреча произошла на съемочной площадке «Ниагары». Все образы, в которых Монро появилась в картине, были разработаны Джекинс, но один из них – платье-футляр ярко-розового цвета – стало популярным настолько, что его многочисленные копии продавались в американских универмагах. В 1960-м Монро и Джекинс вновь должны были работать вместе, над «Неприкаянными», но что-то пошло не так. Когда в 2005 году были обнародованы частные документы Мэрилин Монро, среди которых нашлось письмо от Дороти Джекинс, датированное годом съемок фильма. «Хотя я понимаю, что меня, скорее всего, отстранят от работы над «Неприкаянными», я все равно закончу работу над твоими костюмами, – писала оскароносный костюмер. – Если они тебе понравятся, я буду рада увидеть их на экране. Если нет, их может забрать себе кто-то другой. Мне жаль, что я тебя разочаровала, но я обязана продолжать работать (и жить) в соответствии с собственными представлениями о честности, гордости и хорошем вкусе». Что за разлад произошел между девушками, так и осталось загадкой, но в итоге Дороти Джекинс заменили художником по костюмам Джин Льюис – автором платья, в котором Монро пела Кеннеди «Happy Birthday Mr. President».

Сил Чапман

В то время как Травилла был вне конкуренции, когда речь шла о костюмах для фильмов, в обычной жизни Мэрилин Монро часто обращалась к услугам Сил Чапман. Она была одной из представительниц новой волны дизайнеров, продвигающих под флагом Клэр МакКарделл американскую моду pret-a-porter после Второй мировой войны. Для Монро модельер создавала преимущественно наряды к официальным мероприятиям, в частности – небезызвестное платье цвета ночного неба, расшитое бисером, в котором актриса выступала перед американскими войсками в Корее в 1954 году. Что касается самой Чапман, то ее часто называют продолжательницей традиций диоровского New Look в американской моде, а среди ее клиенток были также Элизабет Тейлор и Грейс Келли.

Чарльз Лемейр

Выходец из Чикаго Чарльз Лемейр начинал свою карьеру в качестве танцора в водевилях, затем работал над костюмами для нескольких бродвейских мюзиклов. В 1925 году Лемейр пришел в кино, где и получил признание как талантливый художник по костюмам. С Мэрилин Монро его свела судьба во время съемок фильма «Все о Еве» – Чарльз Лемейр одевал там весь актерский состав.

Однако самое известное платье его авторства – то, в котором Монро вручала награду за лучший звук на церемонии «Оскар» в 1951 году. Правда, наряд не был создан специально для актрисы – Монро одолжила его в костюмерных киностудии. Изначально оно принадлежало героине Валентины Кортезе из фильма «Дом на Телеграфном холме», вышедшем на экраны за несколько месяцев до мероприятия.

Джон Мур

Джон Мур был протеже известного американского кутюрье Нормана Норелла и хорошим другом Монро. Они познакомились в 1955 году и сразу нашли общий язык. Актриса настолько доверяла вкусу Мура, что даже попросила его оформить интерьер ее нью-йоркской квартиры на 57-й улице. Впрочем, куда большая ответственность легла на плечи дизайнера, когда Монро поручила ему создать свадебный наряд для ее церемонии бракосочетания с Артуром Миллером в 1956 году. В последующие годы Монро часто выходила в свет в творениях Джона Мура: вспомнить хотя бы великолепное вечернее платье фасона «русалка», в котором она появилась на премьере фильма «Принц и танцовщица», или знаменитые платья-комбинации с конусообразным лифом.

Источник: www.bazaar.ru

Комментарии
Комментарии