Масада: дворец царя Ирода и символ борьбы за свободу

Сегодня руины затерянной в песках Иудейской пустыни крепости Масада — это не просто дворец царя Ирода, но и уникальный символ борьбы за свободу и независимость.
Масада: дворец царя Ирода и символ борьбы за свободу

Когда известного израильского археолога И Ядина, возглавлявшего в шестидесятых годах археологическую экспедицию на Масаду, спросили: «Что было для вас самым сильным потрясением во время раскопок древнего дворца царя Ирода?», он, не задумываясь, ответил: «Остраконы с именами повстанцев, с помощью которых они бросали жребий, решая, кто же из них останется последним выжившим и поможет умереть своим братьям по оружию».

Сегодня руины затерянной в песках Иудейской пустыни крепости Масада, которая признана объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО, — это не просто дворец царя Ирода, представлявший собой настоящий шедевр архитектуры, а заодно и чудо инженерной мысли, не только место, где во времена Иудейской войны развернулись драматические события, описанные Иосифом Флавием, но и уникальный в своем роде символ борьбы за свободу и независимость. Впрочем, обо всем по порядку.

ТВОРЕНИЕ ЦАРЯ ИРОДА

Восточная окраина Иудейской пустыни и большинству современных туристов, решивших отправиться на Масаду с побережья Мертвого моря, а это ближайший к крепости курорт, покажется местом для обитания, мягко говоря, не совсем пригодным. Казалось бы, кому под силу возвести грандиозный и укрепленный со всех сторон дворец на естественном возвышении высотой в 450 метров посреди выжженных солнцем песков? Ну, ладно, построить еще под силу, но как обеспечить это сооружение водой, без которой не выжить?

Тем не менее, трудно осуществимая даже по современным меркам задача оказалась вполне по силам иудейскому царю Ироду, который, прискорбно, но в народной памяти остался не блестящим политиком и царем-строителем, в том числе, заново отстроившим и Иерусалим, а только деспотом и тираном.

Справедливости ради, Ирод, конечно, был человеком своеобразным, но и нормы морали во времена его правления в мире царили тоже крайне далекие от современных понятий о гуманности и человеколюбии.

Паранойей царь иудейский, скорее всего, конечно, страдал, ведь врагов, пытающихся лишить Ирода власти, а заодно и жизни, было предостаточно, так что, как следствие, репрессии и заказные убийства были неотъемлимой составляющей его политики.

Более того, скорее всего, Ирод, действительно, осудил и приказал казнить свою любимую жену Мариамну Первую, которую заподозрил в заговоре и измене, после чего, кстати, очень сильно переживал, но вот известная библейская легенда об истреблении царем младенцев мужского пола, скорее всего, при все уважении к чувствам верующих — не более чем вымысел. По крайней мере, историки, в том числе, и Иосиф Флавий, об этом факте умалчивают, да и умер Ирод, как предполагается, в 3 или 4 году до нашей эры, то есть, за несколько лет до описанных в Библии событий.

Так или иначе, но исторических подтверждений этому знаменитому злодеянию не найдено, зато точно известно, что царь Ирод снискал народную любовь за то, что, когда в 25 веке до нашей эры в Иудейском царстве случился неурожай и начался страшный голод, он сумел быстро собрать у себя во дворце все золото и обменять его в Египте на хлеб, а еще Ирод славился умением применять на практике достижения древних римлян, не отвергая при этом иудейские традиции.

Вообще, с Римом Ирод всегда находил общий язык, к примеру, он был близким другом Марка Антония, но после того, как власть в Риме перешла в руки к Октавиану Августу, сумел договориться и со злейшим врагом своего хорошего приятеля, аргументировав это тем, что да, я был другом Марка, но могу быть и твоим партнером, ничего личного — только бизнес.

Строительство дворца-крепости Масада, как и реконструкция Второго Иерусалимского Храма, возведение порта Цезария или перестройка города Самария, стала одним из, выражаясь современным языком, успешных крупных проектов Ирода. Конечно, некая крепость на вершине горы в Иудейской пустыне существовала и до Ирода.

Например, если опираться на не подтвержденные факты из сочинений Иосифа Флавия, то там говорится, что в середине второго века до нашей эры гору в Иудейской пустыне укрепил первосвященник Ионатан, однако именно Ирод построил здесь огромный трехуровневый дворец с римскими термами, бассейном, залами для приемов, водохранилищами и складскими помещениями для хранения продуктов.

Возведением Масады, ставшей впоследствии зимней царской резиденцией, Ирод занялся не просто из любви к роскоши и искусству. Дело тут, опять же, в постоянной борьбе за власть. Царь не без оснований предполагал, что ему может понадобиться крепость-дворец в том случае, если придется быстро бежать из Иерусалима, и возвышающаяся на вершине горы Масада со стратегической точки зрения была оптимальным вариантом.

Благо, еще до воцарения в Иерусалиме семье Ирода вместе с небольшим гарнизоном пришлось именно здесь прятаться от парфян, захвативших власть в Иерусалиме, пока будущий иудейский царь искал поддержку в Риме.

Масштабное же строительство Масады началось в 37 году до нашей эры, когда Ирод стал полноправным правителем Иудеи. Песчаник для крепости добывали тут же в местной каменоломне, а вот колонны, капители и карнизы для дворца, опять же выточенные из песчаника, доставлялись на Масаду уже в готовом виде.

Проблема обеспечения крепости водой была решена следующим образом: близ окрестных рек были возведены плотины, которые отводили дождевую воду в искусственные каналы, а уже по каналам вода поступала в 12 огромных водосборников, которые были вырублены в горе. Затем на вьючных животных воду поднимали в крепость и наполняли ей местные водохранилища. Кстати, именно поэтому одни из ворот крепости и получили названия Водяных — через них водоносы попадали внутрь.

Даже сегодня посещение Масады — это целое предприятие, туристам настоятельно советуют не забыть взять с собой на вершину воду и солнцезащитный крем, по дресс-коду рекомендации тоже характерные: обувь — удобная, лучше — спортивная, одежда — желательно из натуральных материалов и закрывающая руки/ноги (обгореть на Масаде — проще простого), а голову стоит прикрыть если не соломенной шляпой, то хотя бы бейсболкой. На вершину посетители могут подняться пешком с восточной стороны возвышения, но это развлечение для людей с хорошей спортивной закалкой, прочие же пользуются фуникулером.

Когда оказываешься на вершине Масады и вступаешь на помост, что ведет к воротам Змеиной тропы — основного входа в крепость, масштабы грандиозного сооружения все еще не до конца угадываются. Оно и неудивительно, ведь внимание в первую очередь приковывает открывающийся отсюда вид на рыжие с золотыми и белоснежными прожилками пески пустыни, чьи цвета столь разительно контрастируют с синим совершенно безоблачным небом, по которому снуют, разрезая липкий от жары воздух своими черными с оранжевыми полосками крыльями, тристамовы скворцы — птицы побережья Мертвого моря.

Когда же виды пустыни в должном количестве отщелканы, стоит обратить внимание на руины ворот Змеиной тропы с примыкающими к ним лавками — здесь посетители крепости ждали разрешения быть допущенными внутрь, остатки древней каменоломни, да домик коменданта и канцелярию крепости, на стенах которой частично сохранились фрески. Тут же находится и макет Масады, демонстрирующий, какой крепость была во время правления Ирода. Макет, в данном случае, весьма к месту, потому что без него осознать масштабы грандиозного сооружения посетителям было бы затруднительно.

Главная архитектурная жемчужина крепости — Северный дворец. Он был возведен на трех ярусах неприступной скалы, а верхний ярус возвышался над нижним на 35 метров, что равнозначно примерно высоте современного десятиэтажного дома. Держалась же вся эта трехуровневая конструкция на скале при помощи массивных подпорных стен.

На верхнем уровне дворца располагались личные покои царя Ирода и терраса для приема почетных гостей, откуда открывался исключительный вид на долину и побережье в то время еще не столь сильно обмелевшего Мертвого моря, на среднем уровне были устроены зал для приемов и трапез, а также небольшой бассейн, а на нижнем — еще один зал для приема посетителей, судя по всему, предназначенный для особенно торжественных пиршеств.

Кстати, о пиршествах. Изыскания археологов подтвердили, что Ирод был изрядным гурманом, так надписи на обнаруженных здесь амфорах сообщают, что вино для царского стола поставлялось из Южной Италии, а, кроме того, в Иудейскую пустыню с юга Апеннинского полуострова привозили рыбный уксус гарум и специально приготовленные деликатесные яблоки. В целом же, римский гедонистический образ жизни Ироду был близок и приятен, взять к примеру любовь иудейского царя к римским баням и бассейнам.

Они были возведены на вершине Масады в отдельном здании, примыкающем к Северному дворцу и складским помещениям, при этом небольшие купальни имелись и в самом дворце. На Масаде были устроены и парные, воздух в которые поднимался по вделанным в стены глиняным трубам с овальными отверстиями и разогревал помещение, а также ванны с теплой и бассейн с холодной водой.

Но, несмотря на приверженность к римским излишествам, Ирод все-таки оставался иудеем, так, к примеру, на роскошных фресках, что сохранились в Больших банях не встретишь типичных для римской культуры изображений птиц, животных или купающихся нимф — лишь узоры, как принято в иудейской традиции.

После смерти Ирода на территории Масады размещался римский гарнизон, и неизвестно, как бы дальше сложилась судьба крепости, если бы не события Первой Иудейской войны, описанные в трудах еврейского историка Иосифа Флавия.

Дело в том, что во время Большого еврейского восстания против римского господства Масада перестала быть просто дворцом в пустыне, она стала местом, где развернулись настолько драматические события, что у современных туристов, оказавшихся здесь, во время рассказа экскурсовода невольно наворачиваются слезы на глаза, а по коже, несмотря на 40 градусную жару, начинают бегать мурашки.

МАСАДА ПЕРИОДА ВОССТАНИЯ

Первая Иудейская война — восстание в Израиле против владычества Римской империи, произошедшее в период с 66 по 71 год, было настолько кровопролитным для обеих сторон, что даже римский император Веспасиан и его сын Тит, подавившие восстание, отказались от титула «Победитель иудеев».

Вызвано было восстание притеснением коренного населения Иудеи со стороны римлянина Гессия Флора — корыстолюбивого правителя, назначенного императором Нероном. Движущей силой восстания стали ревнители-зелоты, которые видели своей целью свержение римского владычества в Иудее, а самыми непримиримыми противниками римского господства из числа зелотов считались сикарии, прозванные так за то, что их основным оружием был короткий кривой кинжал сика.

В 66 году, то есть, еще в самом начале восстания сикарии, возглавляемые Менахемом бен-Иехудом Галилейским, захватили Масаду и укрылись в крепости, где оставались даже после того, как римлянам удалось взять Иерусалим. Более того, уже после подавления восстания в столице Иудеи, остатки повстанцев присоединились к сикариям, засевшим в Масаде, и, таким образом, крепость стала последним прибежищем противников римского владычества в стране.

Естественно, римляне немедленно осадили крепость, но быстрой победы не получилось. Дело в том, что царских запасов еды и воды в Масаде было достаточно на много лет, к тому же, защитники крепости воздвигли на вершине горы дополнительную внутреннюю бревенчатую стену, наполненную землей, которая амортизировала удары и не давала каменным ядрам проломить стены. Что любопытно, поскольку все повстанцы, укрывшиеся здесь, были религиозными евреями, они устроили в конюшне крепости синагогу, а во дворе — миквы для ритуальных омовений.

Осада крепости длилась около 3-х лет, точнее до 73 или 74 года нашей эры, и, по уверениям историков, десятому римскому легиону, состоявшему из 8000 войнов, которым командовал Флавий Сильва, в пустыне пришлось несладко, ведь воду и еду для нужд армии приходилось подвозить из Эйн-Геди. Конечно, это делали не римляне, а пленные евреи, но, тем не менее, все понимали, что время, в данном случае, играет на стороне повстанцев.

Поскольку выжидательная тактика результатов не приносила, римляне приняли решение соорудить на подступе к крепости семидесяти метровую насыпь из песка, кстати, над ее возведением трудилось аж 9 тысяч рабов. В дополнение к ней римляне построили из росших поблизости акаций огромную осадную машину с тараном, которую обили железом и втащили на насыпь.

С ее помощью легиону удалось пробить брешь в крепостной стене, а затем поджечь построенную повстанцами дополнительную бревенчатую стену. Пролом и сегодня можно увидеть без Колумбария — места, где во времена Ирода разводили голубей на мясо, тут же сохранилась и насыпь, с помощью которой римляне сумели доставить военную машину к Масаде, а, кроме того, каменные ядра, которые защитники крепости скидывали с вершины крепости на римских солдат.

Когда стена была проломлена, и стало понятно, что дальше держать оборону повстанцы уже не смогут, в ночь накануне взятия крепости один из вождей сикариев Элазар бен Яир произнес перед защитниками пламенную речь, в которой призвал своих братьев по оружию покончить с собой и умертвить своих жен и детей, но не сдаваться в плен врагу и не становиться рабами. Сегодня многим это кажется безумием, но, действительно, во времена Первой Иудейской войны в случае выбора между позорной жизнью в рабстве и смертью, большинство иудеев выбирало смерть. К слову, среди тех немногих, кто предпочел жизнь в неволе героической смерти был знаменитый еврейский историк Иосиф Флавий.

Во время Первой Иудейской войны он был в числе защитников другой крепости — Йотапаты, когда после 47-дневной осады Йотапата пала, и укрывавшиеся в ней повстанцы начали умерщвлять друг друга, дабы не сдаваться в план врагам, Иосиф Флавий принял решение остаться в живых и сдаться на милость победителя.

И, хотя многие посчитали поступок Иосифа откровенным предательством, именно благодаря тому, что Иосиф Флавий выжил, а позже написал свой монументальный труд «Иудейская война», сегодня мы можем восстановить события, которые произошли в Масаде в 73 или 74 году нашей эры в ночь на первый день праздника Песах.

Согласно Иосифу Флавию, сикарий Элазар бен Яир обратился к повстанцам со следующими словами: «Не опозорим себя перед римлянами, не сдадимся им живыми! Мы первые восстали против них и последними покидаем поле боя. Великую милость оказал нам Господь, даровав возможность умереть смертью героев, погибнуть свободными людьми, чего не дано было совершить нашим братьям, пленённым внезапно. Нам же открыто, что ожидает нас завтра, и предоставлено право избрать славную смерть героев — вместе с теми, кто нам дорог. Пусть наши жёны умрут не опозоренными и наши сироты не изведают горечи рабства.

А затем сослужим друг другу последнюю службу, окажем последнюю милость, и что может быть, братья, лучше и дороже почётного савана свободы? Но прежде чем умрём, предадим огню наше имущество и крепость. Я точно знаю: римляне огорчатся, увидев, что не взяли нас живьём и обманулись в своих надеждах поживиться добычей. Только съестные припасы оставим не тронутыми, чтобы они свидетельствовали после нашей смерти, что мы не страдали ни от голода, ни от недостатка воды, но сами предпочли смерть рабству — как и постановили заранее».

После этого повстанцы с помощью остраконов — табличек с именами — бросили жребий и определили, кто из них останется в живых последним и покончит с собой. Затем 10 человек из числа повстанцев закололи всех находившихся в крепости людей, включая женщин и детей, после один из них лишил жизни своих товарищей, поджег крепость и заколол себя. Из 960 человек, находившихся в Масаде, выжили лишь две женщины и пять детей, укрывшиеся в одной из пещер, они же поведали эту историю римлянам, появившимся в крепости на утро, а позже история героев Масады была записана Иосифом Флавием.

До девятнадцатого века этот эпизод истории Израиля считался лишь не подтвержденной легендой, ведь римляне покинули Масаду в 111 году, затем крепость была заброшена, а обнаружили ее лишь в 1838 году американские исследователи Э Робинсон и Э Смит.

Подтверждение трагической, но, одновременно с этим, героической истории защитников Масады обнаружил в 60-х годах ХХ века израильский археолог И Ядин, именно он нашел на территории Масады остраконы с именами повстанцев, с помощью которых они бросали жребий в ночь накануне падения крепости.

Сегодня остраконы с именами повстанцев выставлены в музее Масады, и, надо заметить, практически все, увидев их, испытывают сильнейшее душевное потрясение. Действительно, наглядное свидетельство того, что человек способен отдать самое дорогое, что у него есть — собственную жизнь и жизнь своих близких — ради свободы, заставляет вспомнить о порядком забытом сегодня понятии подвига и склониться перед мужеством всех тех, кто в разные времена и эпохи готов был жертвовать собой.

Именно это и делает Масаду — древнюю крепость, воздвигнутую царем Иродом в рыжих песках Иудейской пустыни — не просто одной из достопримечательностей Израиля, коими так богата эта страна, но и напоминанием об огромной силе человеческого духа, и вечным символом борьбы за свободу.

Автор: Юлия Малкова.

Источник: trip-point.ru

Комментарии
Комментарии