Анастасия Макеева о бывшем муже

Анастасия Макеева впервые подробно рассказала о расставании с мужем, музыкантом Глебом Матвейчуком.
Анастасия Макеева о бывшем муже

«Будь у нас с Глебом дети, ситуация стала бы катастрофической — разрыв был бы в разы тяжелее. А так — я отпускаю мужа в свободное плавание, ничем не обременяя», — актриса Анастасия Макеева впервые подробно рассказала о расставании с мужем, музыкантом Глебом Матвейчуком.

— Настя, в прошлую нашу встречу, года два назад, вы говорили о том, как хорошо, буквально на одной волне живете с мужем. Сейчас вы накануне официального развода. Для ­­кого-то это начало новой жизни, для ­кого-то трагедия… Уместнее поздравить вас или посочувствовать?

— Признаюсь, ощущения неоднозначные. Я пока не до конца поняла, что же с нами случилось, и не свыклась с мыслью о полном разрыве.

Психологи не ошибаются, утверждая, что развод по силе стресса на втором месте после смерти близкого человека. Так оно и есть, его сложно пережить.

Первые недели три после ухода Глеба я каждое утро просыпалась с ощущением, что все это мне приснилось, что он рядом — лишь руку протяни. Потом пришло осознание: мы больше не пара, и это навсегда. Хотя… Никогда не говори «никогда»: жизнь часто устраивает сюрпризы. Официально мы не развелись: кто-то из нас должен пойти и подать заявление, и это точно буду не я! Штамп — это формальность, он сейчас меньше всего меня интересует. Если придется его ставить, то позже, не теперь, когда на душе раздрай. Ведь как женщина я потерпела полное поражение. Не уберегла семью…

— Кто сделал первый шаг и произнес слово «развод»?

— Точку поставил Глеб. Это произошло почти три месяца назад. Я получила от него эсэмэску: «Я забрал вещи, съехал. За остальными приеду позже». Позвонила узнать, что случилось, в ответ слышу, что он решил со мной расстаться. На вопрос: «Ты меня разлюбил?» — он не сказал «да», но и «нет» тоже не сказал.

Не забуду то свое ощущение… Еще минуту назад все было хорошо, и вдруг — будто сильно ударили кулаком в солнечное сплетение. Дыхание перехватило — так бывает у аквалангистов, когда заканчивается воздух в баллоне.

— В соцсети статус Глеба Матвейчука — «женат». А ваш — «в разводе»…

— Как удивительно! Я поменяла статус, написала «мы расстались» именно после того короткого телефонного разговора с Глебом. Мне было плохо, хотелось почувствовать поддержку людей. Я же живой человек! Мои подписчики пожелали мне счастья и написали: «Все, что ни происходит, — к лучшему».

А мужчина в тех же обстоятельствах может не видеть трагедии. Или ему просто лень стереть, и он не придает значения статусу в соцсетях. Я не знаю. Мы ни разу не поговорили начистоту. Выяснение отношений, подразумевающее откровенный, доверительный разговор, — не стиль Глеба. Он этого терпеть не может.

— Я мечтательница. Верю, что встречу любовь — я для нее создана. И пусть она иногда приносит боль, все равно это самое лучшее, что может произойти с человеком. Так что я снимаю шоры и начинаю смотреть на мир открытыми глазами. Очень хочется тепла, человеческого участия, семьи, детей.

— Настя, похоже, развод назревал давно. В прессе не раз писали о несоответствии ваших характеров, претензиях друг к другу. К примеру, вы рассказывали о манере Глеба скупиться на похвалу в ваш адрес, о его одержимости работой…

— Слухи муссировались постоянно, но, поверьте, к реальности они не имели никакого отношения! Когда вышла та самая статья якобы с моими «жалобами», мы с Глебом были, мягко говоря, в недоумении. И не поняли, как это журналисты, как нам казалось, приличного издания нагло выдали свое собственное сочинение за мое интервью. Решили, что людей в принципе раздражают счастливые пары или журналу потребовался скандальный материал для поднятия тиража.

Не стану врать, что все семь лет у нас были идеально ровные отношения. Ну, слушайте, многие мужчины не всегда внимательны к женам, не романтичны, но это не повод для развода.

Сложностей хватало: мы люди эмоциональные. Об этом я и рассказала тому изданию, но в контексте нашей счастливой семейной жизни. Я и сейчас уверена, что мы — идеальная пара и хорошо друг другу подходили, несмотря на то что очень разные. Я — спичка, муж — уголек. Я быстро вспыхиваю, но так же мгновенно отхожу. Мне несложно признать свою ошибку, подойти и извиниться: не люблю состояние войны. А Глеб другой: обидевшись, уходит в себя, взрывы гремят внутри него самого.

Как бы сильно мы ни ссорились, я знала, что придется помириться, — он же моя кровь и плоть. И то, что сгоряча мы, как дети, говорили друг другу что-то вроде: «Ах так?! Все, забирай свои игрушки!», я лично не принимала во внимание. Мои родители, к примеру, тоже однажды развелись. Очень скоро поженились вновь.

И живут с тех пор душа в душу. Папа шутит, что взял женщину с двумя детьми (его собственными!). Так что в модели семейной жизни я всегда видела сложности и относилась к ним спокойно. Если вы ссоритесь с родной сестрой или мамой, вы же понимаете, что скоро снова будете общаться? Ссоры и споры в семьях возникают всегда.

Первый раз я вышла замуж по молодости и глупости и уже через месяц осознала, что ошиблась. У нас не было любви — только влюбленность. (Настя была замужем за актером Петром Кисловым. — Прим. «ТН».)

— Извините за вопрос… Отправляясь под венец, вы надеялись на крепкий брак?

— У меня был сложный период в жизни, и просто захотелось белого платья, праздника. Жених также хотел в тот момент начать жизнь с чистого листа. Мы были коротко знакомы, не любили друг друга, даже не знали толком. Месяца через два после свадьбы проснулись утром и пошли в ЗАГС разводиться. Мы не ссорились, не выясняли отношения, потому что чужим людям незачем все это делать.

Но с Глебом совсем другая история. Это мой взвешенный выбор. Никакой страсти и романтического бе­зумия. Мы познакомились на мюзикле «Монте-Кристо».

Сначала он стал мне хорошим другом, позже пришла симпатия, затем любовь. Я «высчитала», что он мне подходит по всем статьям, что с этим мужчиной мне будет хорошо. Глеб талантливый, красивый, с ним всегда есть о чем поговорить. Так что наш брак случился по эмоциональному расчету.

Свадьба была красивая. Я же выходила замуж навсегда! Позже мы узнали, что некоторые коллеги от изум­ления, что такие разные люди стали супругами, заключили пари. Большинство ставило на то, что мы и года не протянем вместе. Мы прожили семь. Мыслей о том, что наше счастье ненадолго, у меня лично не было. Ну и что, что разные? Экстраверт — интроверт. Я эмоциональна и выплескиваю чувства наружу — Глеб держит все внутри. Я и часа не могу находиться одна, а муж трое суток просидит за роялем и не заметит. В бытовом плане у нас не было никаких разногласий.

— Вроде бы вы не умеете готовить. Может быть, мужу это не нравилось? Или он был не в восторге от вашей одержимости профессией? Бывает, вы играете 30 спектаклей в месяц! Настя, если честно, вы считаете себя хорошей женой?

— Однозначно да! Дома всегда свежеприготовленная еда, чисто, убрано — одним словом, идеально. Совсем не обязательно самой не отходить от плиты и не выпускать из рук пылесоса. У нас замечательная помощница по хозяйству, которой Глеб был доволен. И вообще, я решала абсолютно все бытовые вопросы, не обременяя ими мужа, понимая, что он композитор, творец. И все, кто нашу пару хорошо знал, говорили, что за мной мой муж как за каменной стеной. (С улыбкой.) Я вила гнездышко, при этом действительно много работая. Нас обоих это устраивало.

— Так что же все-таки произошло, что вы в итоге разошлись?

— Дело не в Глебе, а в людях рядом с ним. В тех, кого он безоговорочно слушается, кому полностью доверяет. Например, в его маме. А я не умею подчиняться даже ради великой цели спасения семьи. У меня своя голова на плечах есть. И не считаю, что человек прав лишь оттого, что он старше. Но я никого не обвиняю, кроме себя. Повторяю: я виновата в том, что не защитила свою семью.

— Это распространенная проблема. Мужчины иногда не могут отцепиться от мам и прицепиться к жене. К чему призывает, к примеру, Библия…

— Не раз мною цитированная! Не хочу обвинять кого-то конкретно, но есть люди, считающие меня балластом, мешающим Глебу Матвейчуку идти по пути к светлому будущему. Если я и правда мешаю, отойду. И буду счастлива, если у него и дальше все хорошо сложится. Но, в конце концов, за успехом любого состоявшегося мужчины стоит женщина. Надеюсь, этой фразой не задела чьи-то чувства.

— Настя, вам 35 лет, и вряд ли вы не задумываетесь о материнстве. Писали, что нежелание Глеба иметь детей — одна из причин вашего расставания…

— Глеб всегда мне говорил, что хочет детей, но огонь в глазах появлялся у него не от этой мысли, а от разговоров о творчестве, о планах. Я понимаю азарт, связанный с работой. Не всем людям посчастливилось найти себя, а он вот нашел, занимается любимым делом. На сцене он реально счастлив. А дети… Рожать надо не только для себя, но и для мужчины. А если его энергия направлена в другое русло? Лукавить не стану: конечно, стать матерью для меня очень важно. Я сокрушаюсь, что пока этого не произошло. Но с другой стороны, будь у нас с Глебом дети, ситуация стала бы катастрофической, разрыв был бы в разы тяжелее.

А так — я отпускаю мужа в свободное плавание, ничем не обременяя.

— Расскажите, как прошли первые два месяца после вашей разлуки. Они ведь самые сложные: не знаешь, чем себя занять, как поднять самооценку…

— С самооценкой вроде все в порядке. Как это ни смело звучит, считаю, что я нежная, ласковая, умеющая любить и отдаваться без остатка любимому человеку.

Поэтому тех комплексов, которые навязывают женщинам мужчины, у меня нет. Уверена, что смогу построить крепкую семью. Скажу сейчас простую вещь, которую должна знать каждая женщина. Мужчины — великие манипуляторы, они зомбируют жен. Почти каждая женщина при расставании слышит: «Да ты сложная, с тобой никто не уживется, кроме меня, лишь я в состоянии тебя оценить и вытерпеть». И все это мужчины говорят от собственного бессилия!

И я не исключение, мне тоже приходилось слышать подобное. Одно время это меня сильно ранило. Я не могла понять: почему?! А потом разобралась: да это просто злой умысел, мужчина боится меня потерять, вот и внушает глупости. Я научилась не пропускать все это через сердце. Адекватная, здоровая самооценка в итоге удержала меня на плаву. Конечно, когда возвращаюсь домой, мне становится грустно: раньше у меня был человек, о котором я заботилась, встречи с которым ждала, а теперь меня никто, кроме моих собачек любимых, не ждет. Но знаете, я и в такой ситуации нашла плюс: это мне дано, чтобы переоценить свою жизнь, сделать работу над ошибками и пойти вперед. Я не воспринимаю развод как одиночество — скорее как свободу и начало новой жизни.

Теперь я то на концерт иду, то с подругами встречаюсь, то знакомлюсь с новыми людьми. Не могу сидеть в четырех стенах, вспоминать супружескую жизнь, рассматривая наши свадебные фотографии! А убрать подальше рука не поднимается. Но как бы то ни было, после нашего с Глебом расставания я начала получать комплименты: все кругом говорят, что я помолодела и стала выглядеть лучше. Понимаю почему: ­наконец-то­ у меня появилось время обратить на себя внимание и увидеть в зеркале красивую молодую женщину, а не озабоченную вечными проблемами жену.

— Я свидетель того, что официантка на вашу просьбу принести глинтвейн попросила сначала показать документы, приняв вас за несовершеннолетнюю…

— Вот видите! Хотя, согласитесь, странно, что развод может оказаться к лицу. Но в моем случае так оно и есть. Наверное, взвалив на себя слишком многое, выдохлась. Может быть, Глеб скажет иное, например, что я думала только о себе. Так почти все бывшие супруги считают. (С усмешкой.) Но это не так. Я на самом деле все внимание уделяла мужу — хотелось, чтобы ему было хорошо. При Глебе я одевалась функционально: джинсы, рубашка, минимальный мейкап. Когда крутилась у зеркала, он в шутку спрашивал: «Зачем тебе все это? Ты же уже пристроена». А сейчас наряжаюсь, хотя это и непривычно.

Выбираю светлые оттенки платьев, яркую бижутерию. Накупила лаков сочных цветов, красной помадой пользуюсь теперь каждый день, а раньше — лишь на сцене или во время фотосессий. Я учусь быть красивой просто так, для себя. (Улыбается.) В ближайший выходной пройдусь по бельевым магазинам и накуплю не практичное, бесшовное, а нечто легкомысленно-ненужное. (Смеется.)

— После развода женщина, как правило, понимает, что разучилась общаться с посторонними мужчинами, флиртовать, кокетничать, знакомиться. А вы?

— Я до неприличия верная жена. (Смеется.) И действительно разучилась замечать мужчин. Все семь лет я видела в них исключительно коллег, специалистов, просто знакомых, но только не особей противоположного пола. Я искренне верила, что с Глебом встречу старость. Позволю аллегорию: у меня было ощущение, будто в день нашей свадьбы корабль под именем «Анастасия Макеева» причалил в гавань и бросил тяжелый якорь. Даже прежние мои романтические привязанности моментально стерлись из памяти за ненадобностью, говорю это совершенно откровенно.

— Настя, неужели за все эти годы мужчины не видели в вас привлекательную женщину и не оказывали знаков внимания?!

— По моим наблюдениям, знаки внимания посылаются мужчинами лишь тогда, когда женщина открыта к общению. Меня же за неприступность скорее побаивались. Хотя поклонников много — после спектаклей возвращаюсь домой с охапкой цветов.

Я сто лет не ходила на свидания и правда не умею флиртовать! Но чтобы вы правильно поняли, я не собираюсь бросаться во все тяжкие. Наверное, когда-нибудь дойдет дело и до поцелуя и постели с каким-то мужчиной. Пока не могу этого даже представить.

Меня ранит известие, что и у Глеба появится личная жизнь. Мы с ним публичные люди, так что из сердца вон, с глаз долой никак не получится. Через месяц после его ухода мы выступали на одном концерте. И пели песни о любви, держась за руки и глядя друг другу в глаза. Признаться, это было невыносимо…

— Знаю, меня ранит известие, что у Глеба появится личная жизнь. Мы с ним публичные люди, так что из сердца вон, с глаз долой не получится. Через месяц после его ухода мы выступали на одном концерте и пели песни о любви, держась за руки и глядя друг другу в глаза. Признаться, это было невыносимо.

— И что прочли в глазах недавно любившего вас человека?

— По его мимике никогда ничего не поймешь. В этом смысле он скала. Такая отстраненность всегда усложняла наше общение. Он негодовал, если я не догадывалась о том, что происходило в его душе. И упрекал в том, что я его совсем не чувствую. Но я же не телепат, в конце концов!

— Кому первому вы сказали о том, что расстались?

— Родителям. Спасибо им, тактичным и душевным людям. Они не лезли с расспросами, не ругали Глеба, как это иногда случается у бывших родственников. Через пару дней после ухода мужа я полетела к ним в Краснодар. Дома, рядом с любящими людьми, стало немного легче. Родителям важно, чтобы я не впала в уныние, не хандрила. Если мы с Глебом помиримся, будут рады. Пойдем разными курсами — ну что же, поддержат меня в любом случае. Мама пыталась выйти с Глебом на связь, писать ему, но он закрытый человек, как я уже замечала.

Мне кажется, он вообще сейчас не в состоянии услышать кого-то, кроме своих близких. А им, это я точно знаю, очень хочется разорвать наш союз. Но я так для себя постановила: Глеб — взрослый мальчик, пусть сам решает, сохранить брак или разрушить, идти дальше по жизни со мной или без меня.

— Дайте совет оставленным женам, как вытаскивать себя за волосы.

— Счастье, если есть подруги. Мы с мужем собирались в конце мая лететь на Тенерифе, купили загодя билеты. В итоге со мной полетела Аня Савина — моя близкая подруга. Бросила свои дела, чтобы просто быть рядом.

Другая подруга, фотограф Даша Булавина, пригласила меня в поездку в немецкие Альпы. Мы решили сделать фотосессию на фоне гор. Вставали в пять утра, часа четыре шли пешим маршрутом наверх и на высоте около 3000 метров снимались. В моей голове благодаря всему этому произошла полная перезагрузка.

Наконец-то мысли прекратили бег вокруг одной темы: «Глеб Матвейчук», и я смогла насладиться самым полезным для психики состоянием «здесь и сейчас». В это время у Глеба шли финальные съемки в программе «Точь-

в-точь», а я забыла об этом. Невероятно! Все семь лет я, как мамочка, жила его проблемами: как спел, звучит ли голос, не забыл ли костюм для выступления и успел ли поесть. А тут — все вылетело из головы.

Все три дня, пока мы были в горах, я не плакала, не жалела себя и не вспомнила о муже ни разу. Думаю: Боже, как это здорово, надо продолжить путь в этом направлении. Наконец падение в бездну отчаяния закончилось, теперь путь один — наверх. Но даже если у вас нет таких подруг, тащите себя за волосы самостоятельно. По большому счету мы сами в ответе за себя.

Страдая, я улыбаюсь. Играю сама с собой в игру: а вот и не заплачу! Если рядом никого нет, на глаза моментально наворачиваются слезы, поэтому я иду «в люди». При посторонних демонстрировать свою слабость неприлично, я лично не хочу жалости. Обязательно надо ходить в публичные места при полном параде. Не ради какой-то возможной судьбоносной встречи, а чтобы ощутить себя привлекательной женщиной.

Утром, когда просыпаюсь в пустой постели, первым делом включаю какую-нибудь бодрую радиостанцию, поднимаюсь и начинаю танцевать. Если есть свободное время, затеваю генеральную уборку, разбираю вещи и так далее. Поверьте, так быстрее приходишь в себя.

— Страдая, я улыбаюсь. Играю сама с собой в игру: а вот и не заплачу! Если рядом никого нет, на глаза моментально наворачиваются слезы, поэтому иду «в люди».

— В соцсети вы разместили смешное объявление, что ищете своей кошке жениха. Психологи советуют не стесняться и в таких ситуациях, подыскивая себе пару, говорить всем вокруг открытым текстом: я свободна. Или пойти, к примеру, на программу «Давай поженимся!».

— Что-то я слабо верю, что Лариса Гузеева выдаст меня замуж. Больше полагаюсь на Бога. И вообще я мечтательница. Верю, что встречу любовь — я для нее создана. И пусть она иногда приносит боль, все равно это самое лучшее, что может произойти с человеком. Так что я снимаю шоры и начинаю смотреть на мир открытыми глазами. Очень хочется тепла, человеческого участия, семьи, детей.

— Какой мужчина может вас заинтересовать?

— Не из актерского круга, но имеющий представление о том, что такое творчество. Он будет мной восхищаться, помнить, что я актриса. Ради него я не брошу профессию, потому что моей творческой неиссякаемой энергии нужен выход.

Кстати, именно восхищения мужа мне так не хватало в семейной жизни. Глеб говорил, что мной гордится, но я хотела других эмоций — обожания, восторга… Одним из тайных моих желаний было, чтобы он прислал мне цветы на спектакль в другом городе и приложил бы записку: «Любимая, поздравляю!» Но такого ни разу не было. Так что романтик меня сможет заинтересовать. (Смеется.) Мужчина рядом обязательно должен быть внешне привлекательным, ухоженным, успешным, выше меня по статусу.

Почти двадцать лет назад я при­ехала в Москву, поступила в театральный и бесстрашно шагнула во взрослую жизнь. Я была полна надежд и уверенности, что все получится. Молодость, энергия, азарт! А сейчас по­явилась рассудительность, понимание, что какие-то двери закрылись, добавились страхи. Все вокруг уверены, что я не из тех, кто подолгу остается в одиночестве, что скоро моя личная жизнь наладится. Но ведь надо, чтобы я полюбила! Вот с этим сложно: слишком многое должно совпасть у взрослых мужчины и женщины, чтобы захотелось вместе засыпать и просыпаться. Быть с кем-то ради того, чтобы избавиться от одиночества, не мой вариант. И скажу откровенно: я не потеряла надежды на возвращение мужа.

Источник: www.tele.ru

Комментарии
Комментарии