Как в  Петербурге собирают японские машины

Визит на сборочное предприятие Nissan в России.
Как в  Петербурге собирают японские машины

Не знаю, как для вас, но для меня завод — лучшее место на планете, сразу после необитаемого острова. Гигантские цеха, в которых не бывает эхо — его заглушают станки. Снуют туда-сюда тележки, ползут неторопливо конвейерные ленты, стрекочет, сверкает фонтанами разноцветных искр сварка. Слаженно движутся, словно танцуют в едином ритме вагонетки, люди, краны. Проходя через этот сложный механизм, приводимый в действие людьми и автоматами, детали превращаются в целое, обретают смысл и функцию. А еще — добавленную стоимость.

Визит на сборочное предприятие Nissan в России приурочен к десятилетнему юбилею производства автомобилей Nissan в России и старту производства кроссовера Murano нового поколения, но об этом чуть позже.

Пара букв про завод. Предприятие расположено в промзоне Каменка в Санкт-Петербурге, на огромном участке в 165 га, из которых используется меньше половины. Завод официально работает с июня 2009 года. Два года назад завод вырос почти в два раза — был запущен цех штамповки кузовных деталей и производство пластиковых бамперов. Проектная мощность завода — 100 000 автомобилей в год при трехсменной работе.

Разумеется, эта цифра возможна при максимальной загрузке, о чем в нынешних рыночных условиях мечтать не приходится. Итог 2015 года — 33 000 машин. В связи с этим компании весной пришлось сократить 380 сотрудников (из 2000), и перейти на работу в одну смену.

Но оставшиеся работники на заводе без дела не сидят — работы у них хватает. Речь идет о полном цикле сборки моделей Qashqai, X-Trail, Murano и Pathfinder. Большая часть комплектующих поступает из Японии, но часть из Китая и России. В России штампуют металлические панели кузовов, отливают бампера, стекла, делают сиденья, выпускные системы, тормозные и топливные линии. Непосредственно на заводе для Murano изготавливают боковины кузова, «торпеду» и бампера. Цех выпуска пластиковых деталей расположен по-соседству с производственным корпусом. Линия практически полностью автоматизирована — всю работу выполняют автоматы, и в одну смену в цеху работает всего 10 человек.

Штамповка кузовных деталей позволяет сэкономить немало денег на логистике.

Комплектующие поступают с производства на склад, откуда разъезжаются по цехам на... тележках, влекомых смуглыми молодыми людьми.

Иностранная рабочая сила тут задействована в рамках трудового законодательства — на условия рабочие не жалуются...

Двигатели поставляются на завод в собранном виде. Аналогично — собранными приходят и коробки передач.

А почему на заводе так широко применяются тележки? В полноценном конвейере и тотальной роботизации на всей протяженности производственного цикла нет необходимости: учитывая объем выпуска, многие операции экономически более выгодно делать вручную или в полуавтоматическом режиме. Это также позволяет собирать автомобили различных моделей в произвольном порядке. Впрочем, часть тележек везут не люди, а роботы, следующие по разметке на полу.

На мой вопрос, какова в настоящий момент степень автоматизации производства, генеральный директор завода Дмитрий Михайлов называет цифры в 30-40%, в зависимости от метода подсчета. Причем изначально на предприятии было всего четыре робота, что позволило сотрудникам получить громадный объем навыков и знаний по устройству автомобилей и его сборке... Но вернемся к производственному циклу.

Отштампованные кузовные панели устанавливаются на стапель, после чего рабочий наводит сварочный автомат на специальную метку, и тот уже сам осуществляет сварку.

Сварочные клещи имеют подвесы, т. к. самые тяжелые из них весят около 100 кг. Сначала свариваются боковины, потом участки пола, затем — моторный отсек. Наиболее ответственные точки сваривают роботы.

После задняя часть и моторный отсек устанавливаются на стапель, вслед за ними — боковые панели и крышу.

Подсобранный кузов на тележке отвозят на станцию контроля геометрии кузова. После выстановки всех зазоров, начинается тщательная сварки по всем точкам. Для справки, в автомобиле — около 3200 точек сварки...

Несмотря на такую на первый взгляд простую технологию, уровень качества отслеживается очень жестко. Используются методы разрушающего и неразрушающего контроля. Начиная от ультразвукового сканирования, до молотка и зубила, которыми проверяют качество сварных швов. В случае обнаружения брака на той или иной детали, оператор дергает специальный шнур, останавливая всю линию (собственно, система так и называется, Stop Line). На предприятии действует нулевой уровень терпимости к дефектам.

По завершению сварки, на кузов навешивают внешние панели: крылья, двери, капот.

Зазоры тщательно контролируются на соответствие инженерному стандарту при помощи специальных шаблонов.

Все возможные дефекты (например, брызги сварки) устраняются при помощи шлифовки.

Готовый кузов попадает на участок 3D-измерений, где окончательно проверяется его геометрия с точностью до 0,01 мм.

После этого на автоматической линии кузов, словно на эскалаторе, отправляется в покрасочный цех.

Источник: livejournal.com

Комментарии
Комментарии