Ретрит — практика медитации и осознанности

Прийти к счастью можно только через встречу с самим собой.
Ретрит — практика медитации и осознанности

Женя Дегтярева рассказала мне свою историю о том, как осознанность, духовная практика и медитация стали дорогой к жизни, полной открытий и простых чудес. Той, о которой рассказывает духовный лидер Тит Нат Хан. Прийти к счастью можно только через встречу с самим собой. И о том, как это произошло с ней, Женя расскажет сама.

Зачем нужно ехать на ретрит и для всех ли это подходит? Почему, например, не в некогда гостеприимную Турцию с ломящимися от яств столами или не в Египет с «все включено», Красным морем и рыбками?

Ретрит в переводе с тибетского языка означает «затворничество, убежище» и подразумевает уход от повседневности с целью постичь и понять самого себя. Во время ретрита в наши измученные головы поступает минимальное количество информации извне, вся работа практикующего направлена внутрь себя, на переживание собственного духовного опыта. Для этого создаются определенные условия: ограниченная и однообразная еда, строгий распорядок дня с ранними подъемами, интенсивная практика медитации. И все это в тишине, без книг, телефонов и интернета.

Глобальная смена декораций выталкивает нас за привычные рамки — мы оказываемся вне зоны комфорта, лицом к лицу со страхами, болью, гневом — со всем тем душевным барахлом, что лежало на антресолях годами.

И тут вопрос: хотим ли мы ковыряться и вытаскивать наружу нелицеприятные вещи или предпочтем радующую глаз картинку Адриатики?

В плену у страха

Расскажу, как это было у меня. Я жила себе-поживала и горя не знала. Работала в крупной компании, ходила каждый день в офис, была прилежна и исполнительна. И так в общей сложности больше десяти лет. Вышла замуж, родила сына, переехала в Европу и продолжала жить «как все», уверяя себя, что «нас и здесь неплохо кормят».

Что дальше? Раздражительность, злость на себя и заодно на всех вокруг, тонны слез, непрекращающиеся жалобы и беседы на кухне за чашкой чая, консультации психотерапевта и ощущение, что я в западне. Утром не хочется просыпаться и выход видится в том, чтобы накрыться с головой одеялом и лежать до вечера. Поездки не радуют, поддержка друзей не греет, все чаще настигают простуды и обнаруживаются другие неприятные болячки. Адовы муки? Депрессия? Апатия как предвестник депрессии? Да нет, нормальная такая жизнь обычного человека, который боится потерять стабильность и уверенность в завтрашнем дне. До дрожи в коленях страшится самого себя, избегает своей внутренней силы и возможностей.

Я понимала, что надо что-то менять, но страх перемен с ожидаемым упорством цеплялся за дверь, протискивался в комнату и как ни в чем не бывало усаживался в мягкое кресло с пультом от телевизора. Я застряла, приклеив себе на лоб стикер: «тот, кто подает большие надежды».

Время от времени подходила к зеркалу, рассматривала надпись на лбу, задумчиво прикусывала губу и страдала как положено несколько дней или даже недель, мучаясь несварением от того самого нереализованного потенциала.

Витрина перемен

Так бы и продолжалось по сей день, если бы однажды в одной из стеклянных витрин магазинов (тех, что сплошь и рядом встречаются в любом крупном городе) я не увидела себя через 10 лет. Вот она я, все с тем же недовольным лицом иду той же самой дорогой, на ту же самую работу и обратно, захожу в магазин, вздыхаю от дурных мыслей и навалившейся усталости и спускаюсь в метро. Дома муж и ребенок — они радуются мне, бегут обнять, а во мне нет любви — сплошное разочарование и обида.

Еще один придуманный не мной день. Я все так же подаю надежды и все так же несчастлива. Стикер помялся, «потенциал» затерся, «надежда» и вовсе поблекла — печальная картина.

Достаточно неприятная для того, чтобы сказать страху: «Я понимаю, что ты хочешь меня защитить, уберечь от неудач, но и ты пойми: мне нужны эти ошибки, чтобы стать сильнее, увереннее в себе и счастливее. Да, я не знаю, чего хочу наверняка, и мне нужно время разобраться, но это мой опыт и он мне нужен». Годзилла выключил телевизор, поднялся, натянул шляпу с широкими полями и ромашкой посередине, вышел и тихонько прикрыл дверь. При этом он хитро щурился и прихватил мою любимую книжку в кожаном переплете. Знал, что вернется и не раз.

Осознанность на практике

Тогда я поехала на свой первый в жизни ретрит. Собрала рюкзак, поцеловала мужа и сына и улетела на неделю в Индию. Эта поездка дала мне много любви, радости, осознаний и чудесных знакомств. Благодаря ей запустился маховик первых перемен и несмелых шагов в направлении своей собственной жизни.

Через полгода я была в Таиланде, где прошла семидневный ретрит по практике медитации випассана. К этому времени я уже медитировала понемногу дома и видела значительную пользу в этом: после 20 минут повышалась концентрация внимания, ум успокаивался и не так отчаянно пугал страшными импровизациями на тему моего неочевидного будущего.

Випассана — это древняя техника медитации, само слово переводится как «видеть вещи так, какие они есть на самом деле». Годами мы накапливаем опыт, часто травматичный и болезненный. Мы учимся выживать, исходя из этого опыта, и как будто становимся сильнее и значительнее, но в реальности теряем свою истинную сущность, обрастая панцирем контроля, неприятия, зависти и осуждения. Как результат, нас мучают болезни тела, апатия и депрессия. Избегая боли, мы добровольно отказываемся от радости.

Как это было у меня и какие уроки мне предстояло пройти?

Урок первый. Медитация — закрой глаза и ни о чем не думай

Это расхожее мнение ошибочно. На самом деле медитация — это сосредоточенная и вдумчивая работа. На ретрите мы медитируем каждый день, начиная с 5 утра и заканчивая уже поздно вечером.

  • Медитация сидя: полчаса наблюдаю за дыханием, вдох-выдох, вдох-выдох. После дыхания перевожу внимание на тело и возникающие эмоции. На самом деле наблюдать получается так себе: большую часть времени я как базарная бабка перекрикиваюсь с умником в моей голове, который подкидывает мыслишки: «позвони мужу — как они там, позвони мужу»,«а скоро обед, обед скоро?», «ну чего сидишь, может, поиграем в шашки?», «борщ сварила, ты борщ сварила перед отъездом? утюг выключила?», «смотри, муха какая жирная, смотри, открой-открой-открой глаза».

  • Медитация при ходьбе — без преувеличения кадры из фильма «Остров проклятых»: сонные люди-зомби медленно поднимают ногу, разглядывают ее и бесшумно ставят на пол, затем поднимают вторую и повторяют тот же простой алгоритм. Тут уж ум от души упражняется в ехидстве. Однако надо отдать ему должное — у него есть чувство юмора. Мы с ним неплохая команда.

  • Медитация любящей доброты: любимые 45 минут, раздолье для моего природного красноречия. Можно благодарить, желать всем добра и счастья и даже много говорить, хоть и не вслух.

На третий день ум поутих и перестал выдавать душераздирающие тирады и картинки из американских комиксов. Бывало, что он сидел и помалкивал добрую четверть часа — тогда я наблюдала за дыханием и поднимающимися в теле эмоциями.

Во время ретрита происходит глобальная «зачистка»: заново проживаются старые переживания и травмы, возникают неприятные воспоминания, обостряются тревоги, страхи и болезни. Я не стала исключением.

В первый же день я столкнулась с жуткой головной болью, ломотой в теле и тошнотой. На вторые сутки мое состояние ухудшилось и ко всему прочему добавился цистит. Кто знает, тот поймет и сочувственно покачает головой. Не в силах терпеть страдания, я попросила у организаторов аптечку скорой помощи и болеутоляющее внутривенно. Не получила ни того ни другого. Разве что совет: «Боль — это ухищрения ума, который сопротивляется тебе. Он не хочет подчиняться и играть по твоим правилам, предпочитая устанавливать свои собственные. Медитируй и все пройдет».

Мое воображение рисует картины скорейшей болезни и внезапной смерти, от которых я рыдаю и бьюсь головой об стену. В обычной жизни я бы встретилась с друзьями, съела булочку с корицей, посмотрела новый фильм с Ди Каприо и с облегчением спряталась от самой себя. Здесь все иначе. На арене цирка только я и прабабушкин старый сундук, доверху набитый моим ментальным хламом. И вот мы друг напротив друга. Стоим молча и наблюдаем. Можно кричать, плакать и ненавидеть, а вот бежать нельзя. Шоколадку «Вдохновение» тоже нельзя. Проживать и отпускать — единственный выход из лабиринта минотавра.

На следующий день просыпаюсь абсолютно здоровой и, без преувеличения, счастливой: боль больше не напоминает о себе.

Урок второй. Обмани свои ожидания

Ожидания — что за ними кроется? Стремление к безопасности и гарантированному результату. Желание знать все наперед и «подстелить соломку», а по сути — страх неизвестности и потери контроля. Так и живем в своих иллюзиях.

На ретрит я ехала с уверенностью: мне там обязательно понравится — место, люди, программа. Мир тихонько посмеялся и изрек: все будет иначе.

Джунгли, кудахтанье кур и лай бродячих собак, изредка в метре от меня падает кокос (хорошо не на голову), в кустах шуршат ящерицы, снуют скорпионы и бывает что проползает жутковатая сколопендра. 87 «ретритян» живут в обшарпанных корпусах, девочки — налево, мальчики — направо.

Из удобств — простая лежанка, деревянный валик вместо подушки, покрывало и москитная сетка. Еда примитивная: на завтрак и обед рис с овощами, на полдник чай с хлебом, на ужин — медитация. Для тайцев хлеб — это странное чужеродное лакомство, как для советских детей американская жвачка. На хлеб для пущей вкусноты намазывают приличный слой маргарина и сверху посыпают сахаром. Народ унылый: бродят вдоль тропинок, глаза в пол, юбки туда же. Скукотища, одним словом, совсем не то, как рисовало мое богатое на эпитеты воображение. Как результат — разочарование.

Все это фантазии ума, происходящие от ожиданий. Они лишают нас возможности свободного выбора и доверия миру, четко очерчивая границу от забора до колодца и попробуй только замахнуться на большее! И только отказавшись от ожиданий, мы можем увидеть жизнь во всей ее полноте и красоте — удивительную, яркую, щедрую.

Урок третий. Как жить «после»?

Ретрит — это не про неделю затворничества, но про саму жизнь, умение быть честным в отношениях, смелость быть собой, любовь к себе и людям. Медитируя и пребывая в молчании, мы очищаем наш ум от иллюзорного мусора прошлого. Мы учимся смотреть на мир широко открытыми глазами, снимая линзы убеждений и очки предвзятого мнения о себе и мире. Мы можем понять, что в нас ценного и чем мы можем быть полезны миру.

Однако духовная практика слепа и бессмысленна, если в обычной жизни мы остаемся озлобленными, грубыми, отталкиваем ближнего и отказываем ему в сострадании и помощи. Сложность не в том, чтобы просидеть семь дней в позе лотоса с якобы одухотворенным лицом. Сложность в другом.

Самое сложное — возвратиться домой таким же чувствующим и искренним. Не надеть на себя рыцарские доспехи, в которых так легко спрятаться от обстоятельств и отважно размахивать саблей неуязвимости.

Самое сложное — это позвонить мужу, маме, сыну и сказать, что скучаю, ценю и люблю. Говорить о чувствах каждый день, забывая про обиды и не боясь быть отвергнутой.

Самое сложное — встретиться с собой настоящим и не убежать, но принять и полюбить. С этого начинаются осознанные перемены в нашей жизни.

Если вы встретились с собой и не ужаснулись, значит, вы не встретились с собой.

Самое чудесное, что работа над собой, ежедневная готовность идти на страх и открываться новому — это единственный шанс выбраться из болота обмана и иллюзий и приблизиться к настоящей жизни. Той, ради которой стоило появляться на свет в человеческом теле. Той, в которой нет ничего невозможного.

Мир в каждом вздохе

История Жени заставляет вспомнить книгу «Мир в каждом шаге» Тит Нат Хана. Интересно, что заканчивает он ее размышлением о политике. Но только не такой, о которой мы привыкли слышать. Отрывок из этой книги и станет завершением статьи. Прочтите его обязательно.

Сегодня очень популярно слово «политика». Почти для всего, кажется, существует своя политика. Я слышал, что так называемые развитые страны разрабатывают мусорную политику — собираются на огромных баржах отправлять свой мусор в страны третьего мира. Я думаю, следует разработать политику в отношении собственного страдания.

Не следует закрывать на него глаза, необходимо найти способ как-то использовать страдание во благо и свое, и других людей. Возьмите за руку своего ребенка и пригласите его выйти на улицу и посидеть на траве. Вы сможете созерцать зелень трав, маленькие цветочки между травинками и бездонное небо. Совместное дыхание и улыбка — это и есть обучение миру. Умея ценить эти прекрасные вещи, мы не обязаны больше ничего искать. Мир доступен в каждый миг, в каждом вздохе, в каждом шаге.

Источник: Портал МИФа

Комментарии
Комментарии