Интервью с Мурадом и Натальей Османн, создателями Instagram-проекта #FollowMeTo

Мурад и Наталья Османн прославились благодаря Instagram-проекту #FollowMeTo, который родился из одного-единственного фото, сделанного в Барселоне несколько лет назад.
Интервью с Мурадом и Натальей Османн, создателями Instagram-проекта #FollowMeTo

Поздравляю вас с годовщиной! Как отметили?

Наталья: Спасибо! Провели пару дней в Египте. Мы решили каждый год праздновать годовщину в разных странах и рассказывать про их свадебную культуру. Правда, в этом году у меня не получилось нарядиться как египетская невеста, но я обязательно это сделаю в другой раз.

Что-нибудь изменилось в вашей жизни за этот год?

Мурад: В тот момент, когда тебе в загсе выдают паспорт с печатью, настроение жены сразу же меняется. (Улыбается.)

Н.: Так, где мои цветы?

М.: На самом деле наши отношения постоянно развиваются, с каждым годом мы всё больше и больше узнаем друг друга и всё ближе и ближе становимся.

Н.: Хочу всем сказать, что очень важно не бояться вступать в брак. Мне трудно описать чувства, которые я испытала, когда Мурад сделал мне предложение. Это какая-то магия, волшебное состояние любви. Эйфория, в которой я до сих пор пребываю.

Я так понимаю, вы практически всё делаете вместе. Вам хотя бы иногда требуется проводить время порознь?

М.: Я вот сам не пойму... (Смотрит на жену и смеется.) На самом деле я даже не успеваю об этом подумать.

Н.: Люди говорят, что нужно отдыхать друг от друга. Иногда мы расстаемся на день, когда кто-то уезжает по работе. И этого нам вполне хватает. У нас нет чувства, что кого-то из нас много. И вообще мы разные, поэтому дополняем друг друга.

М.: Мы разные, но при этом оба фанатики и трудоголики.

Насчет трудоголизма: ваш когда-то личный блог уже перерос в собственный сайт и телепрограмму...

Н.: Насчет сайта мы задумались где-то полгода назад. Я пришла к Мураду и сказала, что нам нужно срочно открывать какое-то travel-сообщество. Мы много путешествуем, у нас много историй, много друзей. Наш портал состоит из трех частей: первая — это наш с Мурадом дневник, в котором мы делимся своим опытом, вторая — редакция, которая составляет рейтинги, собирает мнения и так далее.

А третья — раздел для всех. Там регистрируются наши друзья — блогеры, фотографы и просто любители путешествовать. То есть мы создаем такой закрытый клуб FollowMeTo Travel, который в дальнейшем даже может превратиться в соцсеть.

М.: Нам нужны люди активные, готовые писать, делиться, советовать. И таких, надо сказать, много. Дело в том, что у молодежи сменились ценности. Раньше считалось, чтодля счастливой жизни надо построить дом, купить машину и чтобы это всё было чуть-чуть лучше, чем у соседа. Сейчас людям интереснее то, где ты был, чем то, на чем ты ездишь.

Н.: Не просто так ведь стало популярным селфи и тот же Instagram. Через них пользователи передают свои эмоции. Нам хочется вывести это всё в созидательное русло. В том числе и в видеоформате.

М.: Насчет видеоформата мы долго общались с разными каналами и в итоге сработались с Первым. Так получилось, что у нас не было пилотной серии, мы сразу сняли целый сезон. Все выпуски разные, и мы сами пока пытаемся понять, как лучше их подавать.

Н.: Многие говорят, что сейчас телевидение уходит в Интернет, а мы, наоборот, пришли из Интернета на телевидение. Константин Эрнст в нас поверил и отдал нам все бразды правления. Мне очень нравится, когда зрители пишут: «Мои родители смотрят вашу передачу». Для меня это высшая степень похвалы, потому что у нас уже есть сложившаяся аудитория, и привлечь зрителей более зрелого возраста очень почетно.

М.: Еще мы активно двигаемся в ритейл — разрабатываем чехлы для телефонов с нашими рисунками. Хотим закрыть тематику путешествий со всех сторон. Мы превратили свое хобби в бизнес и фанатеем от того, что у нас нет выходных и мы практически не спим. (Улыбается.)

Н.: Многие думают, что в жизни от них ничего не зависит, но это не так. Каждый может изменить не только свою жизнь, но и жизнь других.

Даже те, кто понимает, что всё зависит от них, не всегда знают, с чего начать изменения. Что вы им скажете?

М.: Смотря какие у человека цели. Если популярность, то тут нет никакой формулы, мол, сделайте это и это — и будет вам счастье. Если говорить об искусстве, то нужно вдохновляться людьми, которые уже нашли путь и что-то создают. Но мало просто взять фотоаппарат и считать, что ты теперь фотограф, — важно развивать свой вкус, свое видение. Надо реально работать. Это только кажется, что всё воздушно и легко.

Н.: Когда нас спрашивают, как стать популярным инстаграмером, я всегда отвечаю, что такая цель не работает. Наш проект FollowMeTo стал популярным спустя полтора года после того, как мы начали его делать. Нам очень часто говорили: «Что за ерунда? Зачем?» Но мы всё равно продолжали. Важно верить в себя, смотреть вокруг, чем занимаются другие люди, и никогда не бояться учиться.

Фактически блог — это уже отдельный вид деятельности.

М.: В принципе да, если рассматривать его именно как бизнес, а не как хобби. Некоторые заграничные блогеры на этом зарабатывают миллионы долларов. Но это, понятно, не просто фотографирование себя, это целые схемы — интересные идеи, сюжеты для органичной интеграции брендов, которые дают рекламу и деньги. И не только в Instagram, есть множество других платформ. Одни со временем теряют позиции, другие появляются. Реклама может переживать кризис, но люди не перестают требовать контент, притом чаще всего видео. Мне кажется, в будущем люди станут меньше пользоваться компьютерами. Останутся телефоны, и в конце концов появятся еще какие-нибудь штуки, которые начнут с нами разговаривать, и мы будем жить как в фильме «Она». (Смеется.)

Мурад, когда-то вы начинали с фотографии, а стали экспертом по соцмедиа и практически футурологом.

М.: (Улыбается.) Я перестал заниматься фотографией еще до того, как мы запустили FollowMeTo. Мы с партнером Ильей Стюартом открыли продакшн-компанию (Мурад и Илья — продюсеры фильма Кирилла Серебренникова «Ученик», представленного в этом году в Каннах и на «Кинотавре». — Прим. ОК!). На самом деле это по сей день моя основная работа. Наташа тоже работает в несколько ином направлении — она журналист. Так что я бы сказал, что мы работаем на двух работах.

Вы всегда в движении? А бывает, что вы, условно говоря, легли и ничего не делаете?

Н.: У него бывает. Это когда он приходит в три часа ночи, а вставать ему в шесть. Он просто не доходит до кровати.

М.: Я люблю полежать и ничего не делать. Только называю я это собиранием энергии. (Смеются.) Она всё время куда-то улетучивается, и ее всё время мало. Двадцать четыре часа в сутки — это вообще ничто. Нужно Землю расширить, чтобы цикл был хотя бы тридцать часов.

Интересно, а будучи заядлыми путешественниками, вы считаете себя гражданами мира? Или у вас все-таки один дом?

М.: Мы, безусловно, любим свой дом в Москве, потому что у нас здесь друзья. И кот, которого мы постоянно покидаем и оставляем ему лишь вот столечко еды. Бедняга под конец нашего путешествия всё время голодает. В целом на родину хочется всегда. Приезжаешь такой из Америки, где другой менталитет и тебе все улыбаются, а тут сразу грустные лица, и ты понимаешь: родина-мать встречает. (Улыбается.)

Н.: В Сочи не так.

М.: Конечно, это же солнечный город. В Москве просто мало солнца.

Н.: У нас во всём мире есть точки, куда мы любим возвращаться, где у нас есть друзья и воспоминания. Есть и места силы — для меня это Индия и Иордания.

М.: Еще нам безумно понравилась Мьянма — город Баган, и Ангкор-Ват в Камбодже. Но мы также любим и города, которые заставляют работать в полную силу, например Нью-Йорк.

Сколько дней максимально вашему коту приходилось голодать без хозяев?

М.: (Улыбается.) Максимум мы уезжали на две недели. Очень хотелось бы взять мотоцикл и проехать всю Америку за месяц, но, к сожалению, не получается.

Н.: (Мечтательно.) Или в Тибет поехать, чтобы подняться на Кайлас...

М.: Мы не можем позволить себе выключить телефон, потому что работаем без перерыва. Оказываясь хотя бы на два-три дня в местах, где нет Интернета, мы очень быстро начинаем ощущать ломку — не в том плане, что нужно срочно проверить социальные сети и узнать, кто там лайк поставил, а потому что работать без Интернета невозможно. Как только ты вне связи — бизнес зависает. Наши друзья вот уехали и публикуют фотографии из серии: «мы в Милане», «мы на озере Комо» — а я им завидую белой завистью.

Интересно, как вы выбираете свои маршруты? Есть у вас для этого помощники?

М.: Иногда загодя, иногда спонтанно. Например, для Первого канала мы сначала спокойно отсняли четыре выпуска, а когда поняли, что надо еще два делать, — собрались и поехали. Не спали почти, но всё сделали.

Н.: Когда выбираем новое место, то в первую очередь сразу же пишем в социальные сети и связываемся с людьми, которые могут помочь и подсказать. Последние несколько поездок мы спланировали очень быстро, в течение недели, — со всеми маршрутами, встречами и особыми местами.

М.: Мы стараемся показать не только достопримечательности, но и настроение города и культуру страны в целом. Ищем необычные ракурсы. У нас есть оператор, который путешествует с нами, чтобы снимать со стороны. Есть оператор дрона, чтобы снимать с воздуха где можно. Не везде это разрешено — в Барселоне, например, нам объяснили, что за это можно попасть в тюрьму. Есть и другие запреты. Это мы обыгрываем через местных персонажей — находим людей, у которых есть разрешения, и так далее.

В передаче Ивана Урганта вы рассказывали, как снимали в Голливуде, высунувшись из вертолета. Есть ли предел вашей отчаянности, когда надо сделать красивый кадр?

М: У меня жена отчаянная. (Смеется.) На вертолете Наташе даже страшнее было, потому что прямо перед ней была пропасть, а передо мной — объектив. Для меня это всё было как мультик. Мы потом попытались сделать то же самое в Лас-Вегасе, но там почему-то у нас мандраж появился — и вертолет качало, и высотки мешали… От греха подальше решили не повторять.

Н.: У нас много всего было. Особенно в Индии, где белый человек априори привлекает к себе внимание. А белая женщина в индийском свадебном наряде так вообще…

М.: Люди на улицах просто не понимали, что происходит. У нас есть фотография, где вокруг нас пятьсот человек, а мы на маленьком пустыре… Охраны у нас никакой не было, только местные помощники, которые отгоняли любопытствующих.

Было ли когда-нибудь по-настоящему страшно?

Н.: Сразу вспоминаю две ситуации. Первая была в Турции, когда несколько лет назад там произошла революция...

М.: Мы находились на площади Таксим. Днем там было относительно спокойно — стоял БТР и строй полиции с автоматами. Мне показалась гениальной идея сделать фото в стиле FollowMeTo на фоне этих ребят с автоматами. Наташа была в платье, и я стал двигать ее вперед, к ним…

Н.: Мне было так страшно!

М.: Надеюсь, ребята сделали скидку на то, что мы туристы, а не местные. Надо было тебя с пацифистским цветком просто отправить. (Смеются.)

Н.: Очень страшно было на Филиппинах, когда весь остров — шестьсот тысяч человек — начали эвакуировать из-за тайфуна. Если с людьми ты хоть что-то можешь контролировать, то тут стихия, и это действительно леденящая кровь ситуация, когда чувствуешь, что вообще ничего не можешь поделать.

М.: Смешно, что, когда было предупреждение о тайфуне, мы сидели в ресторане. Прибегает оператор, говорит: «Тайфун, собираемся, садимся в машину и едем». Мы должны были на самолете утром улетать, а до ближайшего аэропорта в безопасной местности ехать двенадцать часов. Я говорю: «Ага, Серёг» — и продолжаю есть спагетти. Через полчаса, когда я всё еще спокойно доедаю, звонит гид: «Ну что? Собрали вещи?» Тут я поворачиваюсь направо и вижу, что работники отеля прибивают гигантские деревянные щиты. Только тогда мне стало понятно, что всё серьезно.

Н.: Порывы ветра были двести километров в час. Потом, уже из другого места, мы всю ночь смотрели по CNN, что там происходит.

Много ли у вас еще нереализованных сюжетов и неизведанных мест?

М.: (Смотрит на Наталью.) Знаешь что? Надо придумать, как спустить тебя на веревке в жерло вулкана и сделать FollowMeTo.

Н.: Я тоже очень тебя люблю. Давай, если у нас будет возможность сделать второй сезон «Следуй за мной», возьмем самые необычные места и сделаем выпуски в духе «8 чудес света», а?

М.: Подмосковье, например. (Смеются.)

Н.: Есть еще множество неохваченных сюжетов и волшебных мест, куда мы жаждем попасть. Казалось бы, так много уже видели, много где побывали, но на самом деле в мире еще масса интересного. И, честно говоря, чем больше путешествуешь, тем больше кажется, что ты вообще нигде не бывал.

Источник: ok-magazine.ru

Комментарии
Комментарии