В Пеннабилли: дом Тонино Гуэрры и его жены

Крошечный средневековый Пеннабилли расположился в долине Мареччиа, вдоль восточной части горы Карпенья.
В Пеннабилли: дом Тонино Гуэрры и его жены

В итальянской истории он стал известен как вотчина влиятельной феодальной семьи Малатеста, чьи деятельность связана не только с регионом Эмилия-Романья, но в большей степени с соседним Марке. А начиная с 1989 года в Пеннабилли переселился сценарист Тонино Гуэрра со своей русской женой Лорой.

Теперь город связывают с его именем, тем более следы его творчества как художника встречаются в старом центре на каждом шагу. Гуэрра – сценарист «Фотоувеличения», «Амаркорда», «Джинджер и Фреда», «Ночи» и «Забрийски Пойнт», друг и соавтор Антониони, Феллини и Тарковского. В 1970-х годах он познакомился на Московском кинофестивале с редактором «Мосфильма» Элеонорой Яблочкиной. Так она стала Лорой Гуэрра, с которой сценарист прожил 40 лет до своей смерти в 2012 году.

Сейчас Лора – хранительница его наследия, активно участвующая в превращении Пеннабилли в центр культурного туризма. Когда-то они жили в Риме, но потом перебрались в Пеннабили, поближе к родине Гуэрры. Кроме написания сценариев Тонино был еще и художником, поэтому украсил город скульптурами и инсталляциями, получился его музей под открытым небом.

По прибытию в город сразу идем в «Сад забытых фруктов», в котором высажены фруктовые деревья из заброшенных садов. Кроме них в нем можно видеть скворечники на длинных палках, скульптуры в виде шишек, улиток, листьев и желудей, а также солнечные часы, где на круге отображаются профили дорогих друзей сценариста – Федерико Феллини и Джульеты Мазины.

Никак не могу отделаться от ассоциации с Сальвадором Дали, у которого тоже была русская жена, и который превращал пространство вокруг себя в арт-объекты, как получилось с Порт-Льигатом и Пуболом на его родной Коста-Браве.

Затем поднимаемся ближе к старому центру, где на одной из улочек нас встречает глазастая рыжеволосая женщина. Она обращается к нам по-русски, это и есть Лора Гуэрра. Лора показывает город, для нее он как продолжение их знаменитого дома, куда приезжала итальянская богема.

«Вон на холме монастырь, вы бы слышали как поют монахини. Вот наша церковь, туда надо обязательно зайти, дивные фрески. Вот улица, по которой проезжал Далай-Лама, а женщины кидали из окон лепестки роз (в Пеннабилли жил автор первого итальяно-тибетского словаря, вот Далай-лама и навещал его).

Представляете, ему должны были вручить ключи от города, но не смогли их вовремя доставить и подарили от платяного шкафа».

Тонино и Лора – история длиной в четыре десятка лет. Не так просто было вывезти возлюбленную из Советского Союза, а крепкий союз переживал испытания. Лора говорит, что были моменты первое время, когда муж просил «прекратить достоевщину» и радоваться жизни.

Тонино писал: «Первым подарком, который я сделал своей будущей жене, 35 лет назад, была клетка, купленная на птичьем рынке, очень маленькая. Время от времени писал кое-что, комкал листочки и бросал туда. Жена не знала итальянского, когда я уезжал, то говорил ей: открывай и учи по ним язык. Например, там была такая фраза: «Сегодня я хочу говорить тебе круглые слова».

Лора показывает центр Тонино Гуэрры, где выставлены афиши его фильмов, награды, фотографии друзей, картины, книги и необычные шкафы со створками в виде крыльев бабочки. Бабочка была символом свободы для него, и он часто использовал ее в творчестве.

Наконец подходим к их дому. Для начала Лора ведет нас в миндальный сад по соседству, где стоят «каменные цветы» с именами друзей сценариста – Мастрояни, Антониони, Феллини, Тарковского. Там же в скале захоронен прах самого Гуэрры. Из сада открывается открыточный вид на долину и горы.

Он писал: «Дом в Пеннабилли расположился вокруг меня. В нем очень много окон, которые глядят на долину и на горы вдали. Когда человек стар, его основное путешествие — смотреть в окно на то, что его окружает».

А Лора ведет нас к дому, предупреждая, чтобы мы не пугались, у нее живут 20 кошек. И рассказывает, наверное, в сотый раз истории о своей жизни с «Тониночкой». Как в пору жениховства с Гуэррой в Москве в гостях у Сергея Михалкова поэт попытался ее тайком поцеловать, а она ему: «Вы что, я же некрасивая!». А тот потом сказал Гуэрре: «Осторожней с ней, на таких у нас женятся».

Как в 70-х вместе с Антониони они путешествовали по Италии. В Венеции зашли в богемное кафе, где Лора не знала, что заказать и спросила «луковый суп» (единственное, что знала из книг). И спутники ей ответили – «Да ты что, тут надо есть черное ризотто». И как она от красоты Венеции потом упала в обморок.

Как Тонино согласился за большие деньги сняться в рекламе магазина техники, и многие итальянцы цитировали его фразу оттуда про оптимизм. И как он сокрушался, что знают его не как автора «Амаркорда», а по дурацкой рекламе.

Их дом похож на музей – в гостинной старые фотографии, статуэтки, засохшие цветы и фрукты, шишки, картины, камни, посуда и птичья клетка (не та ли самая, куда он кидал листочки с итальянскими словами?).

На обеденном столе стоит стакан и тарелка для Тонино на месте, где он обычно сидел: «На случай, если он захочет вернуться сюда в образе бабочки».

Спрашиваю напоследок, как попасть в дом на экскурсию, может быть, по записи? Лора отвечает: «Просто приходите. Принимаем всех».

Источник: trip-point.ru

Комментарии
Комментарии