Марго Робби: «Джаред Лето подарил мне живую крысу»

Эта 26-летняя голливудская звезда не только успешна, чарующе красива и мила, но еще и на редкость бережлива.
Марго Робби: «Джаред Лето подарил мне живую крысу»

«Я скряга. Это же сумасшествие — пускать деньги на ветер! Одна только мысль о необходимости потратить огромную сумму приводит меня в состояние тревоги и нервозности», — признается актриса. Оказывается, эта 26-летняя голливудская звезда не только успешна, чарующе красива и мила, но еще и на редкость бережлива.

Мы встретились с Марго в одном из отелей Нью-Йорка — она рассказала о новой роли в фильме «Отряд самоубийц», своих татуировках и самом красивом мужчине Лондона.

— Марго, вам всего 26 лет, а вы уже одна из самых успешных актрис нового поколения Голливуда. Вам это греет душу?

— Мне до сих пор не верится, что я, как вы говорите, успешна. Хотя стыдиться нечего — я ведь много и упорно работала. В моей семье нет и никогда не было связей в киноиндустрии, все мои родственники далеки от этого мира. Мама работала физиотерапевтом, у ее родителей была ферма зерновых культур, а папа продолжил дело своих предков — управлял плантациями сахарного тростника.

Родители развелись, когда я была совсем маленькая, и нас воспитывала мама. Мы с двумя братьями и сестренкой жили в Австралии на ферме дедушки и бабушки. Так что путь от фермерской девчонки до голливудской звезды был долог и непрост. Уже с 17 лет я работала в австралийском телешоу «Соседи». А до этого кем только не подрабатывала! Официанткой в баре, сэндвичи готовила в кафешке, продавала доски для серфинга.

Многие мои одноклассники были из обеспеченных семей. Помню, как приходила к ним в гости и понимала, что по сравнению со мной у них есть практически все, чего может желать подросток. Я не завидовала, нет! Скорее эти невольные сравнения подхлестнули мои природные амбиции. И тогда я решила: я добьюсь успеха, смогу обеспечить себя и своих родных, забыть о бедности. Так оно и вышло. Но при этом внутри я ничуть не изменилась.

— Я слышала, что вы живете с бойфрендом (Марго Робби познакомилась в 2014 году с англичанином Томом Акерли на съемках фильма «Французская сюита», где Том работал помощником режиссера. — Прим. «ТН») и еще четырьмя соседями в одной квартире в пригороде Лондона. Неужели это правда? Уверена, вы можете позволить себе отдельное жилье, и даже неплохое…

— Я скряга. (Смеется.) Трата больших сумм всегда приводит меня в состояние тревоги и нервозности. Я очень бережлива и расчетлива. Никогда не платила много денег за съемные квартиры или номера в роскошных отелях. Такой прагматизм помог мне в свое время. Работая в телешоу «Соседи», я скопила достаточно денег, которые позже потратила на курсы актерского мастерства, преподавателей диалектов и переезд в Штаты — в Голливуд.

— Разве вам не хочется уединения? Особенно после работы?

— Да, бывает. Но мы, кстати, улучшили свои жилищные условия. Раньше мы с Томом делили жилплощадь с семью соседями — вот это и впрямь была веселуха! (Смеется.) Иногда, признаюсь, хочется сбежать от всех и побыть одной. Но вот что интересно: стоит остаться наедине с собой, и я понимаю, что терпеть этого не могу. И уже через пять минут ищу, с кем бы можно было поболтать. Но, конечно, в нашей квартире гламуром и не пахнет. Я сама не очень хозяйственная, но мы, девочки, моем посуду по очереди, а мальчики выносят мусор. Распределение ролей у нас в этом плане четкое. А иначе в таких условиях не проживешь!

— Слышала, у вас необычное хобби — делать татуировки. Говорят, что на съемках фильма «Отряд самоубийц», где вы сыграли героиню комиксов суперзлодейку Харли Квинн, вы сами делали татуировки актерам и режиссеру. Откуда у вас такое странное увлечение?

— Я люблю острые ощущения, всю жизнь себе что-то крутое организовывала. То прыгала с парашютом, то плавала с акулами. Экстремалка, в общем. История же с тату началась как раз в нашей квартире, где мы жили под одной крышей с семью соседями. Я придумала правило: никто сюда не заедет, пока не сделает себе татуировку. Я даже нашла мастера по нательным картинкам. И когда увидела, как он творит, умолила его дать мне попробовать. Он меня и научил. Не спрашивайте почему. Скажу только одно: у меня какое-то нездоровое пристрастие к иголкам.

Я попробовала, мне понравилось, а вскоре одна из моих подруг, София, подарила мне тату-машинку. И я стала осчастливливать всех желающих приобщиться к искусству татуировок. (Смеется.) Вот с этой машинкой я теперь и путешествую. И с ее помощью сделала татуировки нашим актерам и даже самому режиссеру и сценаристу фильма Дэвиду Эйру.

— И что, все прямо-таки хотели сделать себе тату? Вы ко всем подряд подходили и спрашивали: «Хотите татуировку»?

— Конечно, обычно после пары-тройки коктейлей все соглашаются. (Смеется.) Всего я пока наделала штук 26. Уилл Смит, между прочим, посмотрев на меня, тоже увлекся процессом и лично украсил тело актера Йёля Киннамана. Правда, Йёлю не очень-то понравилось, как Уилл работает с машинкой. Кажется, он потом сказал что-то вроде: «Уилл был похож на пьяного подростка, который сел за штурвал вертолета».

— Да уж, повеселились вы, судя по всему, на славу. Наверное, оттого, что название у фильма мрачное, нужно было поднимать себе настроение. А как вы попали в «Отряд самоубийц»?

— Меня взяли на роль Харли Квинн без проб. Впервые прочитав сценарий, подумала: «Как же я ненавижу Харли Квинн. Она же психованная». Но стала разбираться и поняла, что играть ее будет жутко интересно. Такая роль уж точно не забудется.

Она героиня комикса. Я, по правде сказать, в детстве комиксами не увлекалась, но, взявшись за эту роль, проштудировала не одну книгу. Теперь знаю все вдоль и поперек о своей безумной героине. Она бывший психиатр и по уши влюблена в Джокера, злодея вселенной DC Comics и заклятого врага Бэтмена. Именно она помогла Джокеру бежать из психушки и стала его верной помощницей.

Моя героиня чокнутая на всю голову, и временами даже жуть берет от ее закидонов. Но именно поэтому было так круто ее играть. Я ведь в реальной жизни законы не нарушаю, да и кроссовки на шпильках, двухцветный макияж и хвостики с цветными розово-синими кончиками вряд ли себе позволю. (Смеется.)

— Легко было вживаться в такой эпатажный образ? И как вы бегали на этих шпильках?

— Нелегко. Помню свой первый день на съемках. Только со всеми познакомилась, и тут нас собирает Дэвид. Подходит ко мне и говорит: «Расскажи про свое детство». Как же мне было не по себе в ту минуту — чувствовала себя полностью обнаженной перед этими незнакомцами. Зато такой подход помог быстро раскрыться и найти общий язык со всеми. А куда деваться?

Что же касается моего внешнего вида, то белоснежная, сметанного оттенка, кожа, множество татуировок (ненастоящих) и сумасшедший красочный парик неплохо смотрелись, не правда ли? Кстати говоря, гримеры мною занимались каждый раз по три часа. Не могу сказать, что фанатею от подобного времяпрепровождения.

Но хуже всего было бегать и прыгать в безумных кроссовках на шпильках — очень больно. Бедные мои ножки, как они вынесли такие нагрузки?! Самое интересное, что меня никто не заставлял это делать — мне самой жутко понравилась идея с необычной обувью.

Еще перед началом съемочного процесса мы делали видео — тестировали разные облики своих героев. Моя героиня носила в одном варианте кроссовки на каблуках, а в другом — балетки. По итогам просмотра и дискуссии мы дружно решили, что намного эффектнее я буду смотреться на каблуках. Знала бы я, во что все выльется!

— Правда, что Джаред Лето, который сыграл Джокера, прислал вам и коллегам какие-то необычные подарки? Вам — живую крысу, например?

— Да-да, это правда. Дело в том, что он не смог к нам присоединиться в первые дни съемок. И, видимо, сильно переживал по этому поводу. Решил прислать нам подарочки, чтобы загладить вину, но подарки уникальные — в стиле своего персонажа. Джаред, как известно, всегда полностью вживается в роль, которую играет. А тут Джокер — маньяк, он может с вами мило щебетать и вам улыбаться, а через секунду перейти на психопатическое поведение, да так, что мурашки по всему телу от страха. Одна его улыбочка чего стоит!

Так вот, он мне прислал любовное письмо и черную коробочку, из которой на меня, когда я ее открыла, выпрыгнула крыса. Представляете, в каком я была шоке? Все дружно советовали убить ее. Но я сказала: «Ни в коем случае». Ведь Харли Квинн наверняка была бы страшно рада такой щедрости своего возлюбленного. (Смеется.)

А поскольку я ее играю, то должна те же ощущения испытывать. В результате крыса стала моим домашним питомцем — я купила ей манеж, игрушки, поводок. Думала, буду брать с собой на работу на съемки, но вскоре о ней узнал хозяин квартиры, в которой я живу. Он ужасно разозлился и категорически заявил: «Никаких крыс в моей квартире!» Пришлось отдать ее в хорошие руки.

— Сколько вы всего пережили ради этой роли — бег на каблуках, живые крысы... Режиссер фильма рассказал, что к тому же вы все трюки выполняли сами. Это что, тоже правда?

— Ну да. Харли Квинн — прирожденная гимнастка, вот мне и пришлось висеть вниз головой, бегать, прыгать и всячески демонстрировать акробатические навыки. Как же я благодарна маме за то, что она в свое время отправила меня в цирковую школу, откуда я и вышла дипломированной акробаткой в возрасте восьми лет. Хотя это было давно, какие-то навыки вспомнились, и это здорово помогло. Ага, не ожидали, что я еще окажусь циркачкой с дипломом? (Смеется.)

— Вы полны сюрпризов. Вашему бойфренду повезло: спорт­сменка, красавица, умница, бережливая, трудолюбивая. Вам хватает времени на личную жизнь?

— И мне с ним повезло. Том — самый красивый мужчина в Лондоне! До того как мы с ним познакомились, я вообще была против серьезных отношений. Такой холостяк в женском обличье. (Смеется.) А как стала с Томом общаться, всю эту глупость забыла.

Мы сначала довольно долго дружили. А потом я поняла: все, процесс пошел, кажется, я в него влюбилась. Меня охватила паника. Сказать ему? Не сказать? А что если он не ответит взаимностью? Хорошо, вовремя себя остановила: «Так, Марго, прекрати фарс. Не будь дурой, иди и признайся ему в своих чувствах». Разговор состоялся, и мы стали парой.

Но со временем, конечно, беда. Единственное, что спасает, так это наше правило: не разлучаться более чем на три недели. Мы друг друга отлично дополняем. Я, например, ужасно готовлю, а он очень вкусно. Так я покупаю ингредиенты для готовки, а Том творит на кухне чудеса.

Вот недавно купила ка­кое-то оливковое масло особого отжима в Венгрии — мы там снимали триллер «Конечная». Этот фильм, между прочим, делает продюсерская компания, которую основали мы с Томом и еще несколько общих друзей. Бюджет картины маленький, и совмещать работу актрисы и продюсера — двойная нагрузка, но мне нравится. Потрясающее ощущение творческого процесса и свободы! И главный плюс, конечно, то, что мы с Томом работаем вместе.

— В 2016 году выходят три фильма с вашим участием — «Репортерша», «Тарзан. Легенда», «Отряд самоубийц». С таким темпом жизни о семье и детях, наверное, еще разговоры не ведете?

— Детей очень хочу. И много — сама выросла в семье с четырьмя детьми. Четыре ребенка меня бы вполне устроили. (Смеется.) Но сейчас и речи об этом нет. Для семьи нужна стабильность, а это все не про меня на данном этапе жизни. Как только появятся дети, они будут моим приоритетом. Поэтому пока мы с Томом еще поработаем, повкалываем пару-тройку лет, а потом с чистой совестью начнем обзаводиться потомством, которое я планирую растить в родной Австралии, поближе к родителям и любимым местам.

Источник: tele.ru

Комментарии
Комментарии