Юлия Зимина: «У мужчин странное представление о женской сексуальности»

Актриса и ведущая рассказала, как прыгать в воду щучкой, сколько денег можно потратить на купальник и чем занять ребенка на пляже.
Юлия Зимина: «У мужчин странное представление о женской сексуальности»

«Терпеть не могу ходить с мужчинами по магазинам. Выбор белья, духов — очень сокровенный момент. К тому же им нравятся какие-то цирковые наряды — в розах, бусинках, кисточках, камушках Swarovski».

О том, как прыгать в воду щучкой, сколько денег можно потратить на купальник, чем занять ребенка на пляже, и многом другом рассказывает актриса, ведущая Первого канала Юлия Зимина.

— Юля, в нашем проекте «Купальники» мы с героинями обсуждаем все, что связано с летом. Наверняка вам, выросшей на берегу реки Еруслан в Саратовской области, есть о чем вспомнить...

— Еруслан — река широкая, но нашему Красному Куту достался лишь маленький ее кусочек.

Самым большим наказанием для меня в детстве был запрет купаться. Все мысли начиная с поздней осени были о том, чтобы поскорее наступило лето. Недавно нашла свои детские дневники. Как же я смеялась, когда увидела на листочках в клеточку крупно выведенные фразы: «Кошмар!!! До лета еще 5 месяцев», «Началась гроза, и мы не купаемся…» Хотя не помню, чтобы в грозу не купались.

Наоборот, самые веселые наши с друзьями заплывы происходили именно под раскаты грома и всполохи молний. Темное небо, низкие тучи — атмосфера вокруг какая-то невероятная. Вода становилась теплой, мы ныряли, ныряли и не могли остановиться. В итоге возвращались домой поздно вечером, хотя каждое утро мама брала с меня слово, что на речке побуду совсем недолго — час, максимум два. Совершенно незабываемое было время… Мы с друзьями брали с собой спичечный коробок соли на всю компанию и пропадали на весь день.

— Почему одна соль?

— Потому что еда — под рукой: на чужой огород забежал, съел помидорину, огурцом закусил, зеленого крыжовника горсть прихватил с собой и побежал дальше. Жили просто и весело. Если упал, разодрал коленку — песком присыпал и забыл. И никто никогда не болел.

За лето я прожаривалась на солнце до состояния угля. В семье звали меня Маугли, Цыганчой или Чингачгуком. У меня было очень крутое детство.

— И много вас было таких маугли? Неужели взрослые совсем не контролировали детей?

— Времена были куда спокойнее, чем теперь. Мы жили в закрытом городке, где все свои. Папа преподавал латынь и терапию в ветеринарном техникуме, а я дружила с детьми его коллег. Теперь, став матерью, не могу даже представить, как это — без мобильного телефона на весь день отпустить ребенка на реку… Кошмар какой-то. Причем мы же отчаянные были, выбирали для купания самые опасные места, с водоворотами, сигали с мостиков, с тарзанок. Не нырнешь щучкой, значит, ты слабак.

— Щучкой — это как?

— Когда разбегаешься, со всей силы толкаешься двумя ногами и летишь в воду вниз головой. При этом ударялись об нее так сильно, что трусы оказывались на пятках.

— Юля, а кто вас учил плавать?

— Сама научилась. Историй про то, как отец кинул дочь с надувной резиновой лодки и ждал, пока она поплывет, слава Богу, не было. И все же однажды, хотя на воде я держалась уже прилично и хорошо плавала, чуть не утонула. Потянуло вдруг на глубину, как теленка на привязи, — как выкарабкалась, не знаю.

Вообще-то я «нырок»: скорее ныряльщица, чем пловчиха. Для меня вода — это кувырки, разные сальто-мортале, прыжки вниз головой с чьих-нибудь плеч. Так было в детстве, так осталось до сих пор.

— Давайте вспомним ваш первый купальник. В каком возрасте он появился? И был ли он лично вашим или, как часто бывает, перешел по наследству от старшей сестры?

— Первый, ярко-желтый с фиолетовыми полосками и оборкой на груди, был куплен мамой именно мне. Я его обожала: он прекрасно сидел на моей мальчишеской фигуре. А вот следующий — раздельный, темно-синий с коралловой обводкой — действительно перешел от сестры Лены. Мама подтрунивала надо мной: «Да что ты там прикрываешь, ха-ха-ха».

Дело в том, что класса до девятого я была худющей и мелкой. Могла бы купаться и в плавках — особо прятать действительно нечего, — но поскольку перед глазами была Лена и ее «взрослые» купальники, мне хотелось таких же.

Вообще-то я в папину породу, зиминскую: очень похожа на него. Папа был сухощавый, тонкокостный, мама называла его кипарисом. Она же у меня совсем другая: невысокая, с пышными формами — по женской линии у нас все такие.

Говоря откровенно, в глубине души я побаивалась, что не стану фигуристой, как мама. Галка, мамина родная сестра, невозможная хохмачка, говорила мне с серьезным лицом: «Не расстраивайся, Юль, есть верное средство — куриный помет. Мажь, и все вырастет как на дрожжах».

— Верили?

— Нет, конечно. Понимала, что шутит. Когда мне стукнуло 14 лет, поводы для всех этих безобидных подколов отпали. Фигура налилась, меня вполне можно было снимать для журнала Playboy.

Я тогда сильно изменилась: научилась подводить глаза, густо красить ресницы. Мальчишки из бабушкиной деревни, куда мы часто приезжали летом, вообще однажды меня не узнали: и это Юлька?! Тогда я впервые почувствовала повышенный интерес парней. И даже с кем-то из них целовалась на дискотеке — тоже впервые в жизни!

— После школы вы уехали в Саратов, поступили на театральный факультет Саратовской консерватории. Город стоит на Волге, так что без выходов на пляж, наверное, не обошлось. Какие купальники сопровождали вас в студенческие годы?

— Мы дружили с моей однокурсницей Наташей, ее родители занимались челночным бизнесом — мотались в Турцию за вещами — и одевали дочку по высшему разряду. Купальников у нее было море. Когда собирались с ней на пляж, она предлагала мне взять что-то из ее вещей. Но почти ничего не подходило: я была кровь с молоком, и мне требовался купальник с узкой спинкой и большими чашечками. Но однажды Наташка именно такой мне и презентовала — полный шик.

Точнее, их было два: первый — насыщенного синего цвета с салатовой полоской на груди, второй — сине-белый, в полоску. В эпоху дефицита это стало сказочным подарком: тогда никто особенно не заморачивался, купались просто в нижнем белье.

— Но времена, к счастью, изменились, и теперь наверняка купальных костюмов у вас просто завались!

— Нет, их у меня немного. Фигура по-прежнему нестандартная, поэтому если вдруг прихожу в магазин и нахожу сразу несколько подходящих фасонов, беру не раздумывая — и денег не жалею. Поскольку я очень активно плаваю, купальники быстро выходят из строя — живут от силы пару сезонов. Но я их не выбрасываю, потому что с каждым связана частичка жизни, приятные воспоминания.

Удивляюсь, как быстро меняется мода и мои предпочтения: смотрю, к примеру, на купальник, который при покупке полгода назад вызывал восторг, и думаю: «Как я могла это купить?» Не то чтобы что-то из ряда вон, но просто разонравился, настроение другое. Таких вещей у меня полшкафа, если не больше. Моя подружка Аня недавно сказала: «Зи, если бы лет пятнадцать назад тебе показали фотографию с тобой нынешней, ты бы удивилась».

_— Это почему? _

— Потому что раньше у меня всегда были каблуки, вещи в обтяжку, а теперь мой гардероб визуально проще, хотя и дороже. Я стала свободной, совсем не завишу от моды, от чужого мнения по поводу того, как я выгляжу. Одним словом, я одеваюсь для себя.

Время вносит свои коррективы во все. Раньше я представить себе не могла, как это — ни разу за лето не поплавать. Теперь столько забот, что не до речки. Хотя если выпадает возможность понырять, не упускаю. Скажем, снималась как-то в Великом Новгороде, на притоке озера Ильмень. Природа там невероятная!

Эпизод, в котором я была занята, отсняли, говорят: «Юля свободна». Я тут же — р-р-раз! — и сиганула в воду с головой, как люблю. Кувыркаюсь, ныряю, и вдруг до меня доносится: «Зимина, в кадр!» Вылезаю, а у меня лицо от потекшей туши как у панды — гримеры в ужасе. (Смеется.)

Или еще такой забавный случай был. Съемки проходили на яхте, в Черном море. И снова отснялась и слышу: «Юля на сегодня свободна». Вдруг, вы представляете, из-под моторчика выныривает стая дельфинов! Я не раздумывая в чем была щучкой нырнула к ним! Дельфины врассыпную. Я кричу: «Вы куда?» — и по воде стучу: вроде бы так их подзывают. Режиссер в шоке: «Юля, остановись! Ты что творишь?! Утащат в море, заиграют!»

— Юля, не могу не спросить: ваша прекрасная фигура — результат диет?

— Как таковых диет нет, но в еде себя ограничиваю — скажем, не ем разные плюшки. Это мне дается просто, потому что любой выпечке я предпочту воблу. Ну и, конечно, спорт никто не отменял: для собственной уверенности желательно иметь мышцы в тонусе. Не люблю занятия в тренажерном зале — мне там скучно. Другое дело боди-балет и кроссфит! Я нашла хорошее место, где их отлично преподают. Занятия проходят под заводную музыку — как раз то, что мне надо!

Кстати, вы в курсе, что в спортзале тоже своя мода? Казалось бы, гимнастический купальник, но сколько фасонов! Топы с высокими трусами, совместные купальники с длинными рукавами, с короткими, с открытой спиной, с закрытой. Я стараюсь экспериментировать: у меня есть и классический купальник, и какие-то нестандартные — даже хулиганские хипповые варианты! Ядреного цвета с сеткой, например!

Я всю жизнь в движении, с самого детства. Зимой всегда были лыжи: из школы пришла, портфель кинула, переоделась и вперед, на покрытый толстым льдом Еруслан. Пять километров классическим ходом, затем коньковым, а потом на крутые трамплины — крутить сальто в воздухе. Летом, как я уже рассказывала, беспрерывно плавала. Я была как киборг — вся рельефная, точеная. Потом поступила в консерваторию, где преподавался и народный танец, и станок, и фехтование, и сцендвижение.

Уже в Москве участвовала в «Танцах со звездами» и в «Ледниковом периоде». В общем тело все время требует движения. Я не возражаю: это мне поднимает настроение. Если вдруг хандра, думаю: «А пойду-ка я в спортзал!»

— Вы упомянули гимнастические купальники, а что скажете про пляжную моду? Какие фасоны в тренде этого сезона?

— Почему-то я никогда не следую моде. Не то чтобы старомодна… Просто то, что носят все, мне часто не нравится. Скажем, я не надену на пляж стринги. Подбираю то, что подходит именно мне.

— Если любимый мужчина преподнесет до неприличия открытый, но красивый купальник и попросит носить, наденете?

— У мужчин представление о сексуальности, манкости, о правильности подбора белья кардинально отличается от женского. Им почему-то нравятся какие-то цирковые наряды — в розах, бусинках, кисточках, камушках Swarovski. Я терпеть не могу ходить с мужчинами по магазинам. Согласитесь: выбор белья, духов — это очень сокровенный процесс. Вспомните, в каждом магазине мужчины часами ждут у примерочных кабинок своих жен — сидят с унылыми лицами.

_— Зато оплатят покупку! Некоторые пляжные наряды стоят целое состояние. Своими глазами видела бикини за 50 тысяч рублей! _

— От ценников в наших магазинах я иногда бываю в шоке: такую сумму я лучше маме отправлю или куплю нам троим — маме, себе и сестре — купальники. Чтобы вы правильно поняли: я отношусь к одежде, к брендам спокойно. Есть в моем гардеробе четыре пары туфель, очень красивых, на высоченных каблуках, которые купила для каких-то выступлений. Что на меня нашло? Лучше бы на эти деньги в Париж полетела…

Однажды я снималась где-то под Адлером, когда мне позвонила подруга, актриса Аня Уколова, и позвала присоединиться к ней на фестивале «Кинотавр». Не раздумывая полетела, благо был выходной. Заходим с Аней в гостиницу «Жемчужная». В фойе сидит какая-то тетя и торгует пляжными принадлежностями: на столике разложены резиновые уточки, круги и тут же — сарафаны. Один мне приглянулся, выглядел прилично, как из круизной коллекции дорогого бренда, стоил при этом 3 тысячи рублей.

Продавщица меня узнала — еще и скидку сделала. Сарафан очень удачно сел по фигуре, и я отлично себя в нем чувствовала. На вечеринке мы с Аней отрывались на полную катушку, тогда как некоторые актрисы в платьях от кутюр откровенно скучали: дорогой look не поднял настроения. (Смеется.)

Так что, если стоит выбор — получить впечатления, насладиться приятным обществом в недорогом наряде или отсидеться и куда-то не пойти лишь потому, что одета не в Gucci и Versace, — я выбираю первое! И мне плевать, сколько стоит вещь, которая на мне надета. На шопинг я иду от безысходности — когда уже край и совсем нечего надеть. Все самые крутые вещи, которые у меня есть, я покупала спонтанно. Тот сарафан, кстати, жив до сих пор.

_— «Кинотавр», как известно, проводится на берегу Черного моря. Расскажите, а когда вы впервые попали на море? _

— Мне было уже года 22, и я снялась в «Кармелите». Это был не отдых, а кошмар: узнавали буквально на каждом шагу. И не потому, что я, как моя героиня, шла по берегу в цыганской юбке, густо накрашенная, разбрасывала розы и говорила: «Хорошего лета!» Нет, я была в огромной шляпе, в темных очках.

Одна поклонница настигла меня прямо в море: сказала, что увидела на берегу и узнала по походке. Мне это показалось странным: поняла бы, если бы она была у меня какая-то особенная, как у Сергея Юрского, например, в фильме «Любовь и голуби». А какая походка у Кармелиты, не знаю.

Я была страшно уставшая, хотелось скрыться от назойливых взглядов. Все это я сейчас не как Майкл Джексон говорю. (Смеется.) Но внимания действительно было слишком много. Со мной отдыхала мама, которая говорила: «Юля, хочу тебя видеть при полном параде — хватит сидеть, пойдем гулять!» Ей не терпелось куда-то сходить, съездить на экскурсию, посидеть в кафе. А я не могла ее порадовать.

— Интересно, как вы любите отдыхать?

— Жариться на пляже — я обожаю солнце. Обязательная программа — выбраться на пару недель на море хотя бы раз в год. Отъесться, отоспаться, отлежаться, насмотреться на волны, просто потупить. Я могу бесконечно смотреть на море, слушать крики чаек.

— Ребенка уже брали с собой?

— Трижды! Я знаю, чем занять дочку, — отличный способ посоветовала моя подруга Альбина, мать троих детей, которая знает толк в воспитании. Покупаю маленький надувной резиновый бассейн, кладу туда игрушки, наливаю морской воды — и два часа спокойствия гарантировано! Симоне, как и мне, очень нравится вода.

— Она уже фасонит в купальниках?

— Ей же всего год и три месяца! Но у нас есть двое плавок и даже модный классный купальник в белый горох — подруга Наташа привезла из Парижа. Шьют на такую кроху! Недавно мы летали в Барселону, в гости к нашей Альбине. Там было невероятное море, чистое до прозрачности, теплое, глубокое уже от берега — чудо какое-то…

Мне кажется, счастливой можно быть лишь рядом с любимыми людьми. Я даже кино не смотрю одна: надо с кем-то обсудить впечатления, встретиться взглядом. Конечно, бывают моменты, когда оказываюсь в одиночестве в каком-то замечательном месте и чувствую себя абсолютно счастливой. Но даже в такие минуты нет-нет да подумаю: «Ах, как жаль, что сейчас со мной нет Ани, Юли, Лены, мамы».

Смешно, но именно мама — яростный противник такого отдыха, какой предпочитаю я. Мне бы на не­обитаемый остров, а маме подавай общество, чтобы на других посмотреть и себя показать. Я как раз всего этого категорически не хочу.

Эфиры «Доброго утра» на Первом канале веду шесть лет. График сложный: в течение недели встаю в три часа ночи, домой возвращаюсь в половине одиннадцатого утра и ложусь спать. От такого режима я не становлюсь здоровее и красивее. Поэтому, когда наступает отпуск, рвусь в «дикие» места, где поменьше людей.

— Юля, но вряд ли там встретишь какого-нибудь принца! Кстати, вы верите в то, что пляжные романы могут закончиться хеппи-эндом?

— Всегда получалось так, что на море я ездила или с мамой, или со своими парнями. Это так же, как отправиться в Тулу со своим самоваром. Мама не мешает, но мне с ней так хорошо, так весело, мы так редко видимся, что не до того, чтобы стрелять глазами по сторонам.

Как-то мы с ней полетели в Сочи. Заселились в гостиницу, приняли душ и пошли на террасу пить белое вино. Я вспомнила какие-то истории из детства, мама слезу пустила, и я тоже. А поодаль сидел мужчина и за нами наблюдал. Через некоторое время официант положил передо мной на стол огромный букет цветов — я поняла, что от того мужчины. Поблагодарила, и на этом все закончилось. Уходя, он прошел мимо нашего столика и сказал: «Какие же вы классные!»

— Спустя годы жизнь сделает виток, и вот уже вы со своей взрослой дочерью будете сидеть на террасе с бокалом вина и вспоминать ее счастливое детство…

— И ей кто-нибудь подарит роскошный букет! Когда узнала, что скоро стану мамой, попросила Бога о том, чтобы мой ребенок вырос хорошим человеком и чтобы ему достался от меня и от моей мамы задор и оптимистичное отношение к жизни. Папа тоже был позитивным человеком, но любил пофилософствовать, а мама — большая хулиганка. И мне очень хочется, чтобы Сима относилась к жизни просто, иронично, чтобы шла по ней смеясь.

Не хочу, чтобы моя дочь расстраивалась по пустякам, реагировала на критику и грустила. Это не значит, что ей надо идти напролом, но пусть ее никто не сбивает с пути.

Источник: tele.ru

Комментарии
Комментарии