Патрисия Каас о творчестве

Что связывает Патрисию Каас и Алена Делона, и чем похожи судьбы Каас и Эдит Пиаф.
Патрисия Каас о творчестве

В лучах софитов – сильная и страстная, за пределами сцены – закрытая и спокойная. Дочь французского шахтёра и немки, Патрисия Каас выросла в бедной многодетной семье. Уже в 13 лет начала петь ради заработка в ночном клубе. А в 19 отправилась завоёвывать Париж. И, несмотря на скептицизм родных, буквально взорвала французскую сцену.

– Патрисия, первый альбом вам помог выпустить Жерар Депардье. А как Вы с ним познакомились?

– Нас свёл общий знакомый. Жерар решил финансировать мою песню Jalouse (Ревность). Это было в 1985. Депардье тогда искал молодые дарования. А у меня очень специфический голос и внешность. Наверное, это Жерара и зацепило.

– Ещё одним заметным мужчиной в Вашей жизни стал Ален Делон. Здравствуйте, это Ален Делон, – позвонил он Вам однажды. – Я хотел, чтобы Вы прошли со мной по красной дорожке на фестивале в Каннах. Как отреагировали?

– Я сначала подумала, это шутка. Алло, это Ален Делон, – всё это напоминало розыгрыш. Но это действительно оказался он. Но я всё равно не пошла – я готовилась к своему первому мировому турне.

– Неужели Вы отказали Ален Делону?

– Да, сначала я ему сказала да, но потом вынуждена была отказаться. Но все знают, что мы с ним очень близкие друзья, и мой отказ никак не отразился на наших отношениях.

– Многие писали о Вашем романе, но Вы эти слухи отрицаете. Так что это было – Влюблённая дружба? Так мне в интервью Шарль Азнавур описал свои отношения с Эдит Пиаф…

– Наверное, да. Потому что мы искренне восхищаемся друг другом. И любим. Но любовь эта платоническая. В Делоне столько шарма! Тяжело не попасть под его очарование, но это чувство трудно описать. Наверное, это действительно близко к понятию влюблённой дружбы.

Патрисии грустно, что она так и не встретила мужчину, который стал бы её мужем. У неё шестеро братьев и сестёр. Я могла стать хорошей матерью, природа давала мне такой шанс не один раз, но я отвергла его. Я выбрала карьеру, – признаётся певица.

– Патрисия, сейчас Вы гастролируете с программой Каас поёт Пиаф. Вы замечаете сходство между своей судьбой и судьбой Эдит Пиаф?

– Мне тяжело судить. Эдит Пиаф была сильной женщиной, которая много страдала. Меня тоже жизнь не раз испытывала на прочность. Например, я была совсем молодой, когда потеряла маму. Страдания, которые мне выпадали, помогли мне лучше прочувствовать творчество Эдит Пиаф. А ещё мы похожи своим происхождением.

Обе из бедных семей. Мой отец был шахтёром. И мне, как и Пиаф, приходилось бороться за свой успех. Но, с другой стороны, Пиаф была женщиной крайностей. Я всё-таки более дисциплинированный и уравновешенный человек. Но как бы тяжело не пришлось Эдит Пиаф в жизни, её песни заставляют верить в лучшее, видеть свет в конце тоннеля. И это правильно.

– Пиаф признавалась, что боится одиночества. А Вы?

– Страх одиночества, мне кажется, есть в каждой женщине. У Пиаф было много влюблённостей. И мне кажется, что она больше боялась скуки, чем одиночества. Ей нужен был постоянный накал страстей. И когда страсть и любовь проходили, ей становилось скучно, и она от этого страдала. Я тоже боюсь скуки. Я боюсь скуки в творчестве. Поэтому каждое моё шоу – это вызов самой себе.

– Одна из Ваших песен называется Les hommes qui passent (Мужчины, которые проходят мимо) Оглядываясь назад, не хотели бы кого-нибудь из них вернуть?

– О, какой трудный вопрос! Знаете, жизнь полна сюрпризов. Я, например, очень часто вспоминаю наше турне с Джереми Айронсом. И как играла с ним в фильме Лелуша А теперь, дамы и господа… Мы с ним давно не виделись. Вспоминаю своего друга Робби Уильямса… Я очень люблю Джорджа Клуни. А развела ли нас с ними судьба и сведёт ли когда-нибудь снова – посмотрим.

Источник: nastroenie.tv

Комментарии
Комментарии