Шоу продолжается

Жизнь Фредди Меркьюри в 10 образах.
Шоу продолжается

5 сентября могло бы исполниться 70 лет Фредди Меркьюри — одной из самых ярких, запоминающихся и трагичных фигур в музыке XX века. Всем его поклонникам хорошо знаком его облик (точнее облики), но не всегда очевидно, что стояло за экстравагантными образами.

Подобно другим британским рок-звездам начала семидесятых, Фредди Меркьюри с самого начала своей музыкальной карьеры активно заигрывал с эпатажно-андрогинным имиджем. Может быть, чуть активнее других, чтобы затушевать природные недостатки — неправильный прикус, чрезмерную худобу и непривычную для англичан излишнюю волосатость.

Впрочем, невероятная харизма уроженца экзотического Занзибара была очевидна. Но несмотря на это, настоящей звездой он стал относительно поздно — после выхода «Богемной рапсодии» в 1975 году, когда ему было 29 лет. Это очень мало по меркам современного шоу-бизнеса, но очень много по меркам британской рок-музыки периода ее расцвета. Достаточно вспомнить, что родившийся в 1946 году Фредди Меркьюри на год старше других икон глэм-рока Марка Болана и Дэвида Боуи, на два года — другого выдающегося вокалиста, Роберта Планта. Но к 75-му году все они давно уже пребывали в ранге суперзвезд.

Фредди был не первым, кто привнес на рок-сцену милитаризированную байкерскую эстетику черной кожи и полувоенных фуражек, заменивших хипповские клеша и цветочки: считается, что первым это сделал Роб Хэлфорд, вокалист классиков хеви-метала Judas Priest (и по неслучайному совпадению, открытый гей). Но Фредди эта эстетика пришлась как нельзя впору — во всех смыслах.

Графический дизайнер по образованию, Фредди не чурался избыточных, совершенно барочных визуальных эффектов. При этом, благодаря своему уникальному чутью, умудрялся не сваливаться в китч даже при самых рискованных экспериментах.

В английском языке XX века слово «Queen» обозначает не только королевскую особу, но и, в специфической субкультуре, в зависимости от контекста, трансвестита или же просто пассивного гомосексуального партнера — о чем, разумеется, и самим музыкантам, и их слушателям (кроме тех, что восторгались их музыкой заочно, по ту сторону железного занавеса) было прекрасно известно. Но приняв это двусмысленное название, группа охотно использовала королевскую атрибутику в самом прямом смысле. В частности, концерт на Уэмбли завершился под звуки гимна God Save the Queen. Нареканий из Букингемского дворца не последовало.

Концерт Queen на лондонском стадионе Уэмбли 12 июля 1986 года стал апофеозом стадионного рока 80-х и высшей точкой славы группы. А позднее выяснилось, что концертный тур Queen того года в поддержку альбома A Kind of Magic — последний концертный тур в жизни их солиста.

Верхняя часть микрофонной стойки, отвинченная от основания — такая же неотъемлемая часть имиджа Меркьюри 80-х, как строгие усы, кроссовки и нетипичная для хард-рокеров короткая стрижка.

К английскому персу Меркьюри и его стилю вполне можно применить слова русского искусствоведа Аркадия Ипполитова об итальянском барокко: «Барокко несовместимо с тем, что обычно называют «хорошим вкусом», в нем слишком все изобильно, чрезмерно и преувеличено. Оно нестерпимо чувственно, так что у человека хорошего вкуса, брезгливого, как человеку хорошего вкуса и положено, барокко вызывает неприязнь. Надо сказать, нет ничего невыносимее так называемого хорошего вкуса брезгливых людей».

Совместный альбом Фредди Меркьюри и Монтсеррат Кабалье Barcelona (1988) оказался первым полноценным удачным (т. е. снискавшим широкую популярность) образчиком того, что впоследствии получило название crossover, – «пересечение границ» разных музыкальных жанров. Меркьюри, очарованный чистейшим сопрано величественной оперной примадонны (которая была двенадцатью годами его старше), долго упрашивал ее сделать что-нибудь вместе — и сумел «соблазнить» (трудно сказать, нужны ли тут кавычки), только показав песню, посвященную ее родному городу. К сожалению, живьем им довелось выступить вместе буквально два раза — из-за развивающейся болезни Фредди. Точнее сказать, два с половиной — на открытии Олимпиады в Барселоне в 1992 году Кабалье выступила «вместе» с видеопроекцией Меркьюри на экране...

Последние три года своей жизни Меркьюри знал, что они — последние. И старался сделать как можно больше. Он успел записать песни для трех альбомов (два, The Miracle и Innuendo, вышли при его жизни, третий, Made in Heaven, посмертно) — и оставить завещание, в котором прямо призывал своих коллег по группе найти нового солиста и продолжить работу. The show must go on — эти слова появились задолго до Фредди Меркьюри, но теперь навсегда останутся в нашей памяти связаны именно с ним.

Источник: Лента

Комментарии
Комментарии