Агния Дитковските: «У меня есть мужчина, с которым я чувствую себя абсолютно защищенной»

Актриса впервые показала своего сына Фёдора, рожденного в браке с Алексеем Чадовым.
Агния Дитковските: «У меня есть мужчина, с которым я чувствую себя абсолютно защищенной»

«Взгляд с поволокой, вечно грустные глаза, отчего улыбка никогда не бывает атакующей, открытой... Это Агния Дитковските, которую знают все. А вы посмотрите на нее в Театре имени Булгакова, в спектакле «Заговор по-английски»: озорная, с бешеной энергией, клоунесса с большой буквы. Актриса Дитковските может быть разной и не перестает это доказывать. Ну а в жизни... В последнее время у Агнии многое изменилось. Я рад, что именно для нашего журнала она захотела сделать первую фотосъемку вместе с сыном Фёдором и рассказать о том, как ей живется спустя год после развода» — пишет Вадим Верник в своей рубрике «Особый взгляд»

Агния, мы с тобой делали интервью полтора года назад, незадолго до того, как стало известно о вашем с Лёшей Чадовым расставании. Ты пыталась делать вид, что всё хорошо, на вопросы о личной жизни отвечала жизнеутверждающе. Тогда у меня, честно говоря, остался осадок: я чувствовал, ты что-то недоговариваешь, но пробиться к тебе настоящей так и не смог.

Я понимаю тебя, Вадим. Мне действительно было тяжело в то время, очень тяжело, но я еще не знала, как об этом говорить. Казалось, что проще всё скрыть от окружающих. Но теперь я понимаю, что это был такой самообман.

Прошло время, началась новая жизнь.

Конечно, сейчас всё по-другому. В любом случае знакомство с кем-то, разрыв с кем-то — это своеобразная точка отсчета, которая направляет твою жизнь или в хорошую сторону, или в плохую. Всё зависит от того, насколько силен духом человек, насколько он самодостаточен.

На самом деле и у меня, и, надеюсь, у Лёши сейчас всё хорошо. У него много работы, он прекрасный отец. Просто бывает так, что люди, находясь вместе, немного затормаживают развитие друг друга, причем сами того не подозревая. Случилось так, как случилось, но главное, что каждый из нас сейчас находится в гармонии с самим собой.

Скажи, сколько времени тебе понадобилось, чтобы обрести эту самую гармонию?

Развод — это непростой период. В первую очередь мне важно, чтобы гармонично себя чувствовал Фёдор. Он всё время живет то со мной, то с Лёшей, и для психики ребенка это, конечно, не очень хорошо. Но Федечка любовью не обделен, и в данном случае это главное.

Ваша с Лёшей семейная жизнь была достаточно долгой, вы ведь прожили вместе больше десяти лет. Это немало, особенно для таких молодых и активных личностей, как вы.

Ну да, кровь бурлит и кипит. (Улыбается.) Лёша красавец, талантливый актер, и такому мужчине в двадцать четыре года, думаю, было непросто вливаться в семейную жизнь. Ну а я вообще в семнадцать лет была такой максималисткой! Естественно, всё менялось, наши отношения взрослели вместе с нами. Но итог получился именно таким.

Фёдору два года. Когда вы c Лёшей разошлись, он, наверное, особенно ничего и не понял.

Это всё равно определенная энергия, на которую ребенок реагирует, он считывает состояние матери, состояние отца. Поэтому, знаешь, тут нужно делать, как советуют в самолетах: «Наденьте маску сначала на себя, затем на ребенка». Надо сначала в себе разобраться. Сейчас мы отрегулировали ситуацию таким образом, чтобы всем было комфортно. Ребенок должен понимать, что у него есть папа, у него есть мама, что он не ущемлен в том, что месяцами не видит одного из родителей. Психологи говорят (и я считаю, это правильно), что на начальном этапе становления, лет до пяти, ребенку нужна больше мама. А дальше...

Мне было пять лет, когда родители разошлись, и я уже могла сама сообразить, хочу я к папе или к маме, и я вот так бегала, такую кочевую жизнь вела. Я считаю, что ребенок должен сам принимать решение, с кем он хочет быть в данную минуту. Это самая тонкая грань, какая только может быть, — психика ребенка.

Вы с Чадовым уже научились слышать друг друга? Все-таки по поводу Фёдора вам необходимо всё время общаться.

Я его слышу, я всегда его слышала. Если со мной идти на диалог, я никогда не стану закрываться, говорить сразу «нет». Я стараюсь не позволять своим амбициям мешать мне здраво реагировать на ситуацию. В принципе, сейчас у нас идет, скажу так, конструктивный диалог. Чем дольше это будет продолжаться, тем лучше будет всем нам.

Сын уже проявляет характер?

Конечно! Он лидер абсолютный! С ним я вообще чувствую себя такой малышкой. Фёдор целеустремлен, он всегда знает, чего хочет. Но при этом он очень нежный, может ни с того ни с сего подойти, обнять и долго что-то мурлыкать в ухо. Федя невероятный ребенок, за что я Лёше, конечно, безумно благодарна. Богу было угодно, чтобы он у нас появился. Я сейчас читаю ему всякие «развивалки», читаю Агнию Барто. У меня очень много литературы по живописи, так вот Федя у нас уже импрессионистов знает, показывает пальчиком. Недавно у меня появился педагог по фортепиано, мама мне подарила «Ямаху», электронное пианино. Мы с сыном, можно сказать, вместе занимаемся. Видел бы ты, Вадим, как он помогает мне сесть за инструмент. Я тебе потом видео покажу.

Агния, скажи, ты изменилась за этот год?

Мне кажется, я меняюсь постоянно, даже безотносительно к обстоятельствам. Сейчас у меня началась самостоятельная жизнь, теперь уже я сама несу ответственность за себя и за ребенка. Конечно, материнство меняет тебя с какой-то просто бешеной скоростью, даже если ты сам изначально этого не замечаешь. Появляется мягкость, ты учишься уступать, идти на компромисс.

Фёдор — мой сын, и я научилась понимать, что он личность, человек, я должна прислушиваться к его желаниям. И здесь помогает уже мудрость, наверное.

Вот мы говорим о том, что у тебя началась новая жизнь. Ты сейчас влюблена?

Я поняла, Вадим, еще одну вещь, что мне свою личную жизнь теперь хочется скрывать под пятьюдесятью шестью замками. Конечно, я не зарекаюсь, но в настоящий момент я уверена, что если в моей жизни что-то изменится в личном плане, то рассказывать об этом мне вряд ли захочется. Пусть мне придумывают разных олигархов, которые дарят мне дома.

Кстати, ты живешь в новом загородном доме...

...Дом не мой, а мамин. И хорош тот олигарх, который «дарит» дом, а денег на ремонт не дает. (Смеется.) К нам постоянно прилетают какие-то беспилотники, вот эти летающие камеры, фотографируют всё вокруг. Я понимаю, что это издержки профессии, но с этим жить непросто... Далеко не все умеют искренне радоваться чужим успехам. А я, как ты знаешь, человек очень чувствительный, не люблю негатив и стараюсь себя всячески от этого отгораживать. В связи с этим даже закрыла свободный доступ к своему Instagram. (Улыбается.)

Хорошо. Ну а чтобы встретить новую любовь, нужно быть в постоянном поиске, нужно концентрироваться только на этом?

Я не знаю. Мне кажется, самое главное — обрести сначала себя. Когда ты понимаешь, что перестала рыдать каждый день о том, что хочешь любви, что устала быть одна... Когда ты самодостаточен, тебе дается свыше следующий шаг.

У тебя что, было такое жесткое отчаяние?

Каждый человек периодически начинает копаться в себе, впадать в депрессию. Я в первую очередь отталкиваюсь не от того, что у меня кто-то есть или кого-то нет, — я, честно говоря, очень спокойна по этому поводу.

Я отталкиваюсь от того, что слишком мало работаю над собой, что много времени трачу впустую.

И все-таки ты сейчас готова снова окунуться в семейную жизнь, или должно еще время пройти?

А время для чего? Мне кажется, всё всегда случается вовремя. Против своих часиков, как говорится, не попрешь, никогда не произойдет то, чего не должно произойти. Но сейчас я полностью погружена в работу, сконцентрирована на ребенке в первую очередь. В общем, как будет, так и будет.

Я тебя давно знаю — уверен, что вся эта история расставания с Лёшей была для тебя настоящим испытанием на прочность.

Конечно. Во время и после таких испытаний мы и проверяем себя, оцениваем, насколько мы сильные, можем ли вот так подняться, отряхнуться и пойти дальше.

Ты говоришь, у тебя сейчас много работы. Активно снимаешься?

У меня мама на днях запустилась со своей историей в качестве режиссера и сценариста.

Да ты что?! Поздравляю!

Да, она сама написала сценарий. Я в свое время занималась с преподавателем Щукинского училища Владимиром Петровичем Поглазовым. Возвращаясь с занятий, я всегда с воодушевлением рассказывала маме о том, как он встречает меня, как проходит обучение. У меня был настоящий внутренний подъем. И мама, наслушавшись этих историй, как-то ночью проснулась и написала рассказ о девочке и ее педагоге. Получился настоящий сценарий для короткого метра. Прошло уже несколько лет, и мама вдруг ни с того ни с сего говорит, что пора начинать. Двадцать шестого сентября у нас был первый съемочный день.

Ты, соответственно, играешь ту девочку...

Да. А в роли Поглазова — Владимир Ильин. У нас вообще собралась невероятная команда. Я буду читать в фильме монолог Катарины, героини шекспировского «Укрощения строптивой», о чем я всегда мечтала. Вот мечты и начинают потихоньку сбываться. Что дальше? Я ввожусь в спектакль «Мастер и Маргарита» режиссера Сергея Алдонина. Несмотря на свои сомнения, буду играть Маргариту.

А какие тут могут быть сомнения?

Почему-то мне кажется, что у меня недостаточно женского опыта. Возможно, когда я буду чуть старше, возможно, годам к тридцати пяти он появится. А пока... Но я буду пробовать, конечно.

Что должно измениться к тридцати пяти годам?

Возможно, я смогу сказать, что знаю, что такое сходить с ума от любви к мужчине.

Постой, но у тебя же была такая любовь!

Любовь — да, но я не сходила с ума, понимаешь? У нас с Лёшей было ровное, спокойное, гармоничное чувство. Это действительно была такая самая настоящая любовь — без терзаний, метаний, без надрыва. Можно назвать болезнью любовь, которая затуманивает разум, взор, когда ты перестаешь кого-либо замечать. А может, я и не хочу такой вот сумасшедшей любви.

Я думаю, это еще твой характер. Прибалтийская кровь, возможно, и не даст тебе вот так сойти с ума от любви.

Кто знает? Но сейчас я не вижу себя терзающейся в муках любви.

А возможен такой сценарий, что ты больше не встретишь свою любовь?

Думала об этом, конечно. Но меня это не пугает. Я предпочитаю жить сегодняшним днем. Думать про будущее, продумывать на пятнадцать шагов вперед — это больше удел мужчины, согласись. А женщина... Мы настолько непредсказуемые, взбалмошные, неосторожные. Женщина не может всё предвидеть. Мужчина просто появляется в ее жизни, берет в охапку и говорит: «Всё, теперь ты со мной». И тут уж ничего не поделаешь. У меня сейчас только один мужчина — мой маленький Фёдор, с которым я чувствую себя абсолютно защищенной.

Источник: ok-magazine.ru

Комментарии
Комментарии