Дима Билан о «Голосе», инфопотоке и своей 3D-копии

Победитель «Евровидения», да и просто артист, без которого сложно представить русскую поп-сцену XXI века, готовится отпраздновать 35-летие концертами в «Крокус Сити Холле».
Дима Билан о «Голосе», инфопотоке и своей 3D-копии

Дима Билан поговорил с «Афишей Daily» о своей эфемерной профессии, об усталости от информации и о возвращении в шоу «Голос».

— Вы же понимаете, что мы сейчас не о «Троллях» (Билан озвучивает героя мультфильма «Тролли», в оригинале тролль говорит голосом Джастина Тимберлейка.

— Прим.ред.) или вашем гранд-концерте будем говорить? Вы нас интересуете скорее как феномен культурный и как горожанин — куда ходите, что едите.

— Я «Афишу» знаю, понимаю, что это за издание. (Смеется.)

— Это хорошо. Тогда первый вопрос вот такой. Вы же современную культурную повестку в стране представляете. Можете попробовать себя в нее вписать?

— Вы знаете, все в последнее время претерпевает колоссальные видоизменения. То, что сейчас двигает нами, — это взаимовыгодные отношения. Рынок сейчас во всем. Буквально. Во втором классе я продавал на рынке арбузы и дыни. Тогда те, кто стоял на рынке, назывались торгашами, их не любили, не уважали. Мой отец тогда сказал моей классной руководительнице, что скоро все будет одним сплошным рынком. Она потом первая у нас в городе открыла сеть торговых ларьков.

— Ирония судьбы.

— Да, абсолютно. Мне сложно сказать, что сегодня контекстом является. Стабильного нет ни в чем. Кроме, наверное, планеты Земля и всего того необъяснимого, что там за ней крутится.

— А люди?

— Герои есть всегда, и они мне помогают жить на самом деле.

— А вы можете назвать пару имен?

— Конечно. Владимир Познер. Казалось бы, где я и где он? Но я его программы наизусть знаю. Это не говорит о том, что я интересующийся политикой человек. В этом году я дал себе слово по возможности не копаться в этом глубоко, ведь радости это не приносит. Но любые интонации, связанные, например, с войной, для меня сейчас актуальны и важны. Я этот ящик Пандоры под названием «сострадание» открыл на детском «Голосе» и в фонде Натальи Водяновой «Обнаженные сердца» — меня это очень сильно переломало.

— Наталья Водянова, Чулпан Хаматова, Дина Корзун — это люди, которые чувствуют, что у них есть вот эта власть призывать к чему-то хорошему. У вас тоже аудитория немаленькая — вы не думаете о создании своего фонда, например?

— Вы знаете, в чем тут дело? Я человек, у которого нет семьи.

Комментарии
Комментарии