Как подружиться с Иисусом

Александр Ляпин рассказывает о том, как один из самых богатых фотографов в мире, Дэвид Лашапель, обрел Иисуса и снял с его помощью одну из своих главных серий.
Как подружиться с Иисусом

Александр Ляпин - журналист, фотограф, куратор фотошколы Bird In Flight.

В 2003 году известный коммерческий фотограф Дэвид Лашапель решил создать современное визуальное Евангелие — модную серию «Иисус — мой кореш» о первом пришествии Христа на землю Нью-Йорка, о его добрых делах и верных последователях. Христос получился похожим на пришельца, а публика, которая тусовалась с ним, — на опасных бандитов-пижонов.

Дэвид Лашапель

Фотограф, режиссер. Начинал с работы в журнале Энди Уорхола Interview. В работах Лашапеля часто присутствуют социальный месседж и отсылки к классическому искусству. Он сотрудничал с Vogue, Vanity Fair, GQ, Rolling Stone и i-D, а среди знаменитостей, которых он снимал, — Мадонна, Тупак, Эминем, Леди Гага. Лашапель снимал клипы для Моби, Бритни Спирс, Эми Уайнхаус. С 2006 года переключился с коммерческой фотографии на арт, где добился успехов: его персональные выставки проходят в США, Европе и Азии, а цены на фотографии стартуют с десятков тысяч долларов.

Interview и Уорхол

Дэвид Лашапель — один из самых богатых фотографов мира. Он не получал наследства, не грабил банки и не мухлевал на биржах. Он заработал все собственным горбом, заглядывая в видоискатель камеры и придумывая сюжеты для фотосессий, рекламируя одежду и звезд шоу-бизнеса. Лашапель не берется за съемку, если заказчик платит меньше $200 000, но часто суммы превышали миллионы. Лашапель стал суперпопулярным рекламным фотографом, звездные дамы и господа стремились поскорее раздеться перед дорогим объективом его камеры и пошире расставить ноги. Лашапель купал их в такой безумно интенсивной гамме цветов, что у потребителя слепло сознание, а сексуальное желание кипятило мозг и взрывалось где-то между пупком и коленями.

Лашапель с детства хотел быть художником и сразу уяснил для себя простую истину: надо быть не таким как все. В школе он носил вызывающе яркий ковбойский костюм, за что постоянно нарывался на зуботычины и насмешки. В 15 лет начал встречаться с девочками, которые помогли ему понять, что он гей. Удрав от насмешек и издевательств в Нью-Йорк, юный Дэвид поступил в престижный художественный колледж и устроился работать в «Студию 54», где познакомился с Энди Уорхолом и Баскией. Там же он усвоил главный урок: искусством и бизнесом движут три вещи — секс, смерть и богатство. Особенно секс!

Уорхол, мельком глянув на снимки Лашапеля, устроил его в свой журнал Interview. Не зря Дэвид еще в начальных классах боготворил Уорхола и мечтал стать похожим на него. Он создал себе бога, верил в него, и тот ему помог. Но Лашапель, в отличие от многих своих коллег, был еще и трудоголиком. Он работал с утра до ночи, разрабатывая свой яркий и необычный стиль.

Мир, где все продается и покупается, требовал неординарных решений, смелых и остроумных поступков, сумасшедших выходок, ярких потрясений. Лашапель ухватился за китч как за форму массового эстетического мышления, завернул его в дорогую обертку, наполнил забавным сюрреалистическим содержанием, превратил в эпатажное зрелище и заставил звезд играть в этом безумном фотографическом шоу по своим правилам. При этом черпал вдохновение в работах художников Возрождения и в старых номерах «Плейбоя». Он мог рекламировать носки на отрезанных поездом ногах, давить расфуфыренных модниц гигантскими гамбургерами, поджигать замки XII столетия и снимать в рекламе целующихся геев в военной форме. Когда надоедала фотография, Лашапель брался за видеокамеру и снимал клипы. Все у него получалось, все были довольны, все возбуждены.

Искусством и бизнесом движут три вещи — секс, смерть и богатство. Особенно секс!

Слава обрушилась на фотографа как Тунгусский метеорит, заказы посыпались камнепадом, и Лашапель едва не утонул в долларовом океане. В 1990-е он получил свои главные премии и награды. В 1995 году Дэвид Лашапель был признан лучшим фотографом года во Франции, то же звание ему присвоил американский журнал Photo Magazine. В 1996 году Лашапель получил премию ассоциации VH1 Fashion Award в номинации «Лучший фотограф». В 1997 году стал лауреатом премии Международного центра фотографии International Center of Photography’s Infinity Award.

В 18 лет Лашапель составил список самых знаменитых и богатых звезд, которых хотел сфотографировать, и к началу 2000-х снял их всех в самых невероятных видах и позах.

Искупавшись до изнеможения в лучах славы и испытав все бурные радости богатой жизни, потеряв любовника, погибшего от СПИДа, Лашапель вдруг сдулся. 90-е вымотали фотографа до предела, и он был вынужден лечь в психиатрическую лечебницу, чтобы его подлечили от трудоголизма и депрессии. Он до сих пор периодически туда возвращается, чтобы восстановить психические силы.

В 18 лет Лашапель составил список самых знаменитых и богатых звезд, которых хотел сфотографировать, и к началу 2000-х снял их всех в самых невероятных видах и позах.

И тут в его творчестве появился Иисус Христос. Сначала робко, потом настойчивее, наглее, он стал захватывать мозги художника. Лашапель однажды увидел человека в футболке с надписью «Jesus is my Homeboy». Эту фразу когда-то сказал в лицо бандиту, вооруженному пистолетом, один чернокожий американец по имени Ван Зан Фратер, и бандит пощадил свою жертву. Вернувшись домой, Фратер придумал рисунок к фразе и нанес его на футболку. В таких майках вскоре ходила половина американского артистического и политического бомонда.

В голову Лашапеля пришла сенсационная мысль: а не показать ли Иисуса Христа явившимся не 2 тысячи лет назад, а сейчас? Лашапель быстренько смоделировал ситуацию и организовал съемку комикса. Иисус пришел не к богатым, а к простым, в данном случае, американцам. К реперам и проституткам, наркоманам и дилерам, работягам и бродягам. Но пришел он не один, а с чуть обдолбанным и щегольски одетым Эротом, который тут же воплотился в цвет, свет, одежду, в сексуальные позы персонажей. Апостолами стали крутые ребята, которые на Тайной вечере глотают пиво. Перед Христом же стоит бутылка с каким-то очень дорогим коньяком. И вообще, вся эта святая тусовка похожа на стрелку беспредельщиков-бандюганов во главе с крестным отцом, которые собрались, чтобы выяснить, кто же стукач. Действие происходит в обшарпанной комнате с липкими мухоловками на потолке, на полу — тазик с мыльной водой и большая бутылка. Страшно представить, что сделают эти ребята, когда узнают, кто же Иуда.

Иисус пришел не к богатым, а к простым, в данном случае, американцам. К реперам и проституткам, наркоманам и дилерам, работягам и бродягам.

Серия была опубликована в 2003 году в журнале i-D, вызвала дискуссию в обществе и даже небольшой скандал, так как образ Христа оказался замешанным в рекламе одежды. Лашапеля обвиняли в богохульстве. Фотограф пытался высказать мысль о том, что серия антибуржуазна и он как художник пытается влить в понятие христианства свежую кровь, защитить от его фундаменталистов. Что касается арт-среды, самые богатые галереи признали работы Лашапеля шедевром. Так как мораль нового Христа была в потакании потребительскому ажиотажу, на аукционах работы продавались не ниже $40 000 за один снимок из серии — при этом Лашапель выпустил большие тиражи. Христос был воспринят как новый мессия, который, в принципе, вполне разделяет ценности молодого поколения.

Через два года Лашапель заявил, что бросает рекламный бизнес, и надолго скрылся на своем острове, чтобы снимать цветы и перерождаться в художника. К теме Христа он вернулся еще раз, создав барельефы из отрубленных голов и рук участников Тайной вечери, но это уже иная история иного Лашапеля, оставившего коммерческую фотографию.

Источник: Birdinflight

Комментарии
Комментарии