Как соцсети искажают реальность в  эпоху «постправды»

На прошлой неделе «постправда» стала словом года согласно Оксфордскому словарю. На  примере выборов в  США и  роли медиа показываем, в  чем здесь проблема.
Как соцсети искажают реальность в  эпоху «постправды»

Не так давно на Би-би-си вышел новый фильм одного из ведущих британских мастеров политической документалистики Адама Кертиса «Гипернормальность», в котором он в течение трех часов диагностировал современность.

Термин «гипернормализация» Кертис позаимствовал у американского антрополога Алексея Юрчака, которым тот описывал позднесоветскую реальность, когда все знали о неэффективности и лжи властей и о пустоте официального дискурса, но считали это вполне нормальным.

Согласно Кертису, капиталистическое общество, включая Россию, сегодня как раз перешло в состояние гипернормализации, когда границы между фактом и вымыслом максимально стираются, о коррупции власть имущих известно всем и каждому, но это воспринимается как норма.

Характерно, что в качестве синонима «гипернормализации» выступает слово «постправда», которое спустя несколько недель после выхода фильма стало словом года по версии Оксфордского словаря.

«Постправда» против истеблишмента

О «постправде» активно заговорили после победы Дональда Трампа на выборах в США и июньского «Брексита», хотя самому слову уже более двух десятков лет.

Пострправда — обстоятельства, при которых объективные факты имеют меньшее влияние на общественное мнение, чем апелляции к эмоциям и личным убеждениям (Оксфордский словарь)

Политика в режиме post-truth — это подмена фактов фейками, часто спекуляция на самых низменных эмоциях и отказ играть по правилам.

Таким образом, «постправда» — это и про Трампа, и про «Брексит», и про Путина, и про всех остальных, кто открыто бросает вызов политическому истеблишменту и экспертному знанию. Россия, с богатым опытом распространения дезинформации и агрессивной медиариторики, в данном случае оказывается в авангарде такой политики.

Интересно, что одним из архитекторов гипернормализации Кертис называет Владислава Суркова, что лишний раз указывает на схожесть методов западной «постправды» и российской пропаганды.

Однако до конца неясно то, о какой именно «правде» идет здесь речь.

Читать далее: Афиша

Комментарии
Комментарии