Как совместить карьеру балерины с материнством

История о самом мощном стимуле, триумфальном возвращении в профессию и о хрупкой танцовщице из сказки «Стойкий оловянный солдатик».
Как совместить карьеру балерины с материнством

Совсем недавно солистка Большого театра, актриса кино Анастасия Меськова стала мамой во второй раз. Редактор рубрики «Звезды и дети» Татьяна Силина отправилась на встречу с артисткой, чтобы выяснить, реально ли совместить карьеру балерины с материнством.

«Если бы мы жили несколько десятилетий назад, в ответ вы бы услышали железное «нет», но сейчас на вопрос «быть или не быть матерью» каждая балерина отвечает сама, - с уверенностью говорит Настя. – Я всегда была уверена, рождение ребенка не помешает мне вернуться в балет». Глядя на артистку Меськову через две недели после родов, я ни секунды не сомневаюсь, что именно так и будет – она вернется, и вернется с триумфом!

Мне кажется, что каждая девочка в детстве, читая сказку «Стойкий оловянный солдатик», видит себя именно в той самой хрупкой танцовщице…

В моем случае – да (смеется). Только вот, наверное, по жизни во мне в равной степени уживаются и танцовщица, и солдатик.

Правда? Я знаю, что вас называли балетным вундеркиндом, поэтому думала, что танцевать – это ваш врожденный талант.

Что вы?! Я больше труженик, чем счастливчик. То есть я в принципе исключительно труженик. У меня нет того, что должно быть у балерины. Конечно, гневить природу я не хочу. Она мне изначально подарила такие способности, как музыкальность, хорошая координация – все это помогает мне справляться с тяжелыми техническими задачами.

Но в то же время у меня нет большого подъема ноги, который так ценится в балете, нет эластичных мышц… Со стороны всегда кажется, что исключительные вращения танцоров – это подарок Вселенной, гены – назвать это можно как угодно.

Однако на самом деле это далеко не всегда так. Могу сказать за себя: мне приходилось каждый день преодолевать себя, каждый день тренироваться, каждый день полировать умения.

Я это говорю не для того, чтобы вы сказали: «Настя, ты такая молодец!», нет. Я просто думаю, что зритель, сидя в зале, должен наслаждаться моим выступлением, а не думать: «Боже, как ей, наверное, тяжело, только бы она не упала».

Я видела ваши выступления, и у меня возник лишь один вопрос – у вас было детство или все юные годы прошли под девизом «Тренировка, тренировка и еще раз тренировка»?

Вот я оглядываюсь сейчас назад, вспоминаю, как все было, и думаю, что не могу назвать свою жизнь примером для подражания, поскольку не считаю, что это очень хорошо, когда ребенок так серьезно чем-то занимается. Я искренне не могу понять, как выдерживала то расписание.

Только представьте: в 8 утра у меня была растяжка, затем на другом конце Москвы общеобразовательные уроки, затем перерыв на обед и часов до 6 вечера – профессиональные занятия. Очень часто я посещала дополнительные занятия – отрабатывала какие-то танцевальные элементы.

А потом приезжала домой, делала уроки и… нет, не ложилась спать, а вставала в центр комнаты на ковер и еще час-два разрабатывала вращения. Поэтому, когда мои уже ставшие знаменитыми вращения называют «врожденным талантом», я просто молча улыбаюсь.

А ведь еще параллельно с танцами вы занимались актерским мастерством. Чего в вас больше – танцовщицы или актрисы?

Даже не могу сказать. Но знаю точно, что когда в 4 года увидела по телевизору танец Майи Плисецкой, была впечатлена настолько, что ни о чем другом и думать не могла, отрабатывала «волну» постоянно и даже продемонстрировала свои умения на большой сцене МГУ. Мой папа – преподаватель философского факультета – предложил попробовать себя в конкурсе художественной самодеятельности.

Мама сшила мне пачку из лебяжьего пуха и я - такая крошка – импровизировала, да настолько, что мой лебедь страдал сильно-сильно (смеется). Уже в 6 лет я снялась в фильме «Балерина», а чуть позже получила Большую золотую медаль Московского кинофестиваля и премию «Золотой Овен-98» за лучшую детскую роль в фильме «Маленькая принцесса» - там я играла Сару Кру.

А почему вы не говорите, что помимо этого ваше имя было внесено в Золотую книгу талантов России «XX-XXI век»?

Потому что в тот момент, когда Борис Николаевич Ельцин мне вручил эту весомую книгу в бронзовом переплете, я подумала: «А что тут такого, записали в книгу – ну и записали…» Осознание весомости этого факта пришло ко мне гораздо позже.

А вообще понимание важности тренировок до седьмого пота, побед во всевозможных конкурсах у вас в детстве было?

Часто говорят, что детям очень сложно сосредоточиться на одной задаче и планомерно воплощать ее в жизнь. Так вот – это совсем не моя история! Я была такой фанаткой балета, что передо мной никогда не стоял вопрос, чем заниматься в будущем. Конечно, балет. Разве может быть иначе?

Но ваши родители – академики, преподаватели МГУ, а тут дочь хочет стать балериной… Как они отнеслись к этому желанию?

Мама – очень прозорливая женщина. Она видела, что для меня танцы – не просто увлечение, а поэтому всегда всячески поддерживала. Но, наверное, все-таки родители где-то в глубине души лелеяли надежду, что я пойду по их стопам. Я окончила факультет культурологии, но понимаю, что научная работа – это не мое.

Через какое-то время они смирились с тем, что я артист до мозга костей.

А поэтому вы танцевали, танцевали и дотанцевались до главной мечты, наверное, каждого артиста. А как вообще танцоры оказываются в труппе Большого театра?

Не могу сказать, что это очень просто (улыбается). Вообще, у меня все началось с хореографического училища. На тот момент я была уже довольно узнаваемым ребенком. Не прошло без следа мое участие в «Утренней звезде», гастроли стипендиатов программы «Новые имена», победы в конкурсах… В училище меня пригласили. А в конце учебы на экзамене всегда присутствуют руководители всех ведущих театров страны. Так я получила приглашение в Большой театр.

И что, вы сразу же стали выступать?

Что вы! Я считала за счастье, когда меня ставили в совершенно глухой кордебалет! Но я верила, что ежедневные изматывающие тренировки не могут не принести результата.

Они принесли результат - вы стали солисткой. Перед вами открылись новые горизонты… Как же вы решились стать мамой в 19 лет?

Это удивительная история… За два месяца до того момента, как я узнала о беременности, врач сообщил, что у меня никогда не будет детей. Поэтому вопрос о том, рожать или нет, вообще не возникал в моей голове. Мне не было страшно, что этим я «перечеркну» карьеру балерины. Зато было страшно моему педагогу, родителям, коллегам… Но я была уверена в том, что вернусь. Так и вышло! И знаете, после рождения Васи я даже физически стала сильнее и выносливее, карьера пошла в гору.

А сейчас страх не появился?

Ни капельки! Во-первых, у меня уже есть определенный статус в театре. Во-вторых, я уверена в своих силах. До весны я планирую побыть с малышом, а потом – снова на сцену.

После первой беременности вы рано вернулись к работе. Кто помогал вам с Васей?

Первые восемь месяцев никто не помогал. Я сама справлялась. Только потом у нас появилась няня. Я бы даже сказала, что этакая Арина Родионовна появилась.

Она и на гастроли со мной летала, и Васю в школу готовила. Этому человеку я буду благодарна всю жизнь. Она мне была опорой и поддержкой. Я знала, что спокойно могу уйти на работу и не переживать.

У вас не было желания подольше побыть в декрете?

У меня просто не было выбора. Через два года после рождения ребенка мы с Васиным папой развелись. Вопрос благосостояния семьи лежал на моих плечах.

Смелости вам не занимать! Я знаю, что большинство спортсменов – люди дисциплинированные. И такой же дисциплины они требуют и от своих детей. Это о вас?

Отчасти. Что касается дисциплины в поведении, тут без вариантов – ребенок должен хорошо себя вести в гостях, на людях, слушаться родителей. Но вот с организацией времени я пока что делаю поблажки, и наш папа постоянно пытается с этим справиться (улыбается). Саша говорит, что ребенок должен ложиться в 21:30, а я ничего страшного не вижу в том, чтобы он лег в 22 часа. Но Саша прав, детский организм любит дисциплину и режим. И я к этому стремлюсь!

Вы сказали, что не считаете свое детство примером для подражания. То есть Васю вы не сильно нагружаете дополнительными занятиями?

Не сильно. И считаю, что это правильно – у ребенка должно быть свободное время. Вот у меня его не было, и друзей было очень мало, потому что со сверстниками я общалась только в рамках учебы.

Я была довольно одиноким ребенком, и для Васи этого не хочу. Ребенка нужно сильно чем-то занимать, когда он чрезмерно активен. У нас такого нет. Вася усидчивый, интересующийся. Когда он серьезно чем-то не занят, он читает или собирает конструктор. Сейчас сын мечтает о фехтовании, и мы с Сашей подумываем о том, чтобы записать его в секцию.

Вы часто говорите слово «мы» - мы с Сашей подумали, мы с Сашей решили. Как складываются отношения у Васи с вашим мужем?

До того момента, как мы с Сашей стали встречаться, мы долгое время дружили. С Васей он был знаком, поэтому, когда мы стали жить вместе, Саша довольно быстро стал для сына родителем.

Именно родителем. Родитель – это не всегда только общий язык, хорошее настроение и общие игры. Родитель – это наставник, это тот человек, кто ругает по делу и даже может наказать. Вася очень вырос за это время, возмужал, стал очень серьезным. Уверена, в этом огромная заслуга мужа.

После неудачного брака вам не было страшно решиться на серьезные отношения?

Промежуток между моими браками составил 8 лет. Но страшно мне не было. Не было такого - я обожглась, и поэтому не хочу отношений. Я не особо хотела замуж, и у меня не было прям готовности здесь и сейчас стать мамой (в теории такое желание было, а вот готовность к этому – нет). И только с появлением в моей жизни Саши все изменилось. Не было такого – вот, все, я встретила мужчину и буду от него рожать.

Это произошло очень органично. Дружба между Васей и Сашей была для меня очень важным критерием. Мне было видно, каким он может быть отцом. И сейчас каждый день я убеждаюсь в правильности своего выбора. Он не отходит от малыша, он все-все делает для ребенка: переодевает, купает, кормит. Это папа, который сегодня был до 5 утра с крохой, пока я спала (улыбается).

А как Вася отнесся к известию, что у него будет братик?

Вася очень долго и упорно просил нас с Сашей о братике. И знаете, он раньше нас почувствовал, что я беременна. В январе я уже была в положении, но пока об этом не знала. А он весь месяц ходил за мной, поглаживал живот и говорил – а вдруг там кто-то живет? Оказалось - правда!

Ваша героиня из сериала «Сладкая жизнь» очень хотела ребенка, но у нее не получалось. В принципе, с этой проблемой сталкиваются многие люди. Как, по-вашему, должна вести себя женщина в этой ситуации: направить все силы исключительно на решение этого вопроса или пустить дело на самотек?

У всех разные ситуации. Бывает так, что человек хочет детей в теории, а на практике над этим не работает. Бывает наоборот - что физически работают, а морально не готовы. Но по жизненному опыту могу сказать: когда люди чрезмерно зациклены на проекте «ребенок», у них вряд ли что-то получится. Часто люди беременеют, когда отпускают ситуацию.

Знаю по себе. Мы очень-очень хотели малыша. Но забеременела я, когда получила травму. Наверное, природа так хитро все придумала, что дарит ребенка тогда, когда женщина немного успокаивается и начинает находиться в режиме сохранения энергии.

Нужно перестать как сумасшедшая носиться по проектам, а немного приостановиться и начать жить, уехать в отпуск, чтобы просто отдохнуть и провести время вдвоем. Голову нужно отключать!

В одном интервью вы сказали, что после рождения Васи «объемнее» ощутили себя артисткой. А после появления на свет второго малыша что произойдет, как вы думаете?

Этот «объем» будет ощущаться по жизни в принципе. С рождением детей однозначно становишься сильнее, масштабнее. Ты становишься такой осьминожкой – у тебя куча мыслей, планов, желаний. Да и вообще все дела разрешаются быстрее. Дети – это самый мощный стимул к развитию!

Источник: letidor.ru

Комментарии
Комментарии