Марина Кравец: «В отношениях с мужчинами лучше обходиться без интриг и капризов»

Первая и единственная девушка-резидент Comedy Club на ТНТ на вопрос, как ей работается в мужском коллективе, отвечает: «Отлично и привычно. Ведь я в мужских коллективах с самого рождения».
Марина Кравец: «В отношениях с мужчинами лучше обходиться без интриг и капризов»

Первая и единственная девушка-резидент Comedy Club на ТНТ на вопрос, как ей работается в чисто мужском коллективе, отвечает: «Отлично и привычно. Ведь я в мужских коллективах с самого рождения».

— Я родилась в семье инженеров. Недавно набрела на один сайт, где человек, с которым я ни разу не общалась, написал, что мои родители «простые слесарь и заводской бухгалтер». Интересно, кто из них кто, по мнению автора? Переслала братьям эту заметку — очень смеялись.

Братья — это и есть тот мужской коллектив, который был со мной с первых дней моей жизни. Рома старше меня на 12 лет, а Илья на 6, так что играла я больше с Ильей, но заботились обо мне, конечно, оба. Я ни на минуту не сомневалась в их любви, но и капризничать сильно мне не позволяли — возможно, поэтому я и не выросла рафинированной принцессой.

У меня были нормальные, адекватные отношения с мужчинами в семье, и я всегда чувствовала, что нахожусь под защитой, но не злоупотребляла этим. Никогда не угрожала во дворе или в классе: «Вот придет мой старший брат и побьет тебя!» И уж тем более ни на кого не жаловалась братьям.

— На ком из братьев лежала обязанность отводить вас в детский сад и гимназию?

— На обоих, и оба очень ответственно к ней относились. Только один раз забыли забрать. Это было уже в начальной школе, после продленки. Мама была на работе, и, по-моему, Илья должен был зайти за мной.

Учительница Анфиса Кузьминична названивала нам по телефону. Я, к ее удивлению, не знала номер наизусть. Она нашла его в журнале. Никто не брал трубку. Тогда она решила доставить меня лично. Позвонила в дверь, но дома все еще никого не было. Ключей у меня тоже не было. Оставалось только ждать, когда придет кто-то из родителей или братьев. К счастью, мама подошла быстро.

После этого Илья забирал меня из школы класса до восьмого! Ему было в кайф после института заходить за мной и вместе добираться домой. Мы разговаривали, смеялись, игры придумывали.

— Во что вы играли? В их старые машинки и железную дорогу?

— С Ромой мы дурачились по особым правилам: например, он брал меня вытянутой рукой за косичку, тянул ее вверх, а я должна была дотягиваться до него и достать кулаками. А с Ильей могли поиграть в какой-нибудь космический корабль. В таких играх я чаще всего была пилотом и всегда почему-то выбирала себе имя Джон Харрис — видимо, одновременно в честь Джона Леннона и Джорджа Харрисона.

Я и одна придумывала мощные игры. В дошкольном детстве мне очень хотелось какое-нибудь домашнее животное. Так я к косынке привязывала веревку и возила ее за собой, доказывая всем, что это собака по имени Чапа. Еще натягивала на голову колготки и представляла, что это длинные роскошные косы. Обычно это сопровождалось комментарием: «Я пьинцесса, когоева и кьясавица!»

— Еще бы, почти Рапунцель! А мама вас наряжала как принцессу, потому что после двух сыночков родилась лапочка-дочка и можно было наконец оторваться?

— Я была долгожданной дочкой, даже братья вроде как обрадовались, когда такое чудо пришло в семью. Мама хотела назвать меня Дариной — мол, подарок в виде меня появился. От идеи отказались, потому что не нравился сокращенный вариант — Даша. В итоге сошлись на имени Марина, а дома стали называть «мелкой», «толстой», «кучерявой» и так далее.

Наверное, в плане одежды мама хо­тела бы меня наряжать лучше, но я росла во времена дефицита, а потом и финансовой нестабильности, так что донашивала за братьями джемперы, футболки, да и джинсы иногда. А шапки, шарфы и варежки — просто в обязательном порядке. Конечно, у меня имелись и нарядные вещи, однако они предназначались на выход.

Как-то мне купили чудесные белые туфельки, но просто так в садик их носить не разрешалось: надо было дождаться новогоднего утренника, на котором они дополнили бы костюм Снежинки. Вот только нога выросла слишком быстро, и, когда я их померила перед Новым годом, они оказались малы. Так ни разу их и не надела.

В школу мне мама сшила несколько обалденных костюмчиков с юбками, я также надевала жакет, брюки или джинсы и всегда заплетала косу. В первом классе мама меня подстригла, а потом я все время отращивала волосы и в следующий раз подстриглась году в 2014-м.

Сейчас, честно говоря, с длинными волосами себя уже не представляю. Я превратилась в другого человека — стала свободнее, легче… и даже чуточку моложе. А в школе меня без косы и не видели. Однажды подружка стянула с моей косы резинку и растрепала волосы. Я ужасно смутилась. Заплести косу на уроке не было возможности, поэтому я держала волосы руками и думала: «Боже! На меня же все сейчас смотрят!»

— Но почему? Считали, что слишком сексуально выглядите?

— Ну, слов я тогда точно таких не знала. Мне казалось, что раз я в школе на занятиях, то должна сидеть с убранными волосами. Наверное, не хотела привлекать к себе внимание или у меня были какие-то неосознанные комплексы… Одноклассницы вовсю овладевали премудростями макияжа, а я впервые накрасила ресницы только в десятом классе перед дискотекой — и чувствовала себя бунтаркой. Волосы я до сих пор ни разу не красила.

Будь у меня старшая сестра, а тем более две, я бы раньше нахваталась этих девичьих штучек, но у меня-то были братья! А мама ухаживала за собой, не делая из макияжа и прически культа.

— Как же вы при вашей застенчивости решили пойти в КВН? Ведь там надо на сцене выступать…

— Я поступила в Смольный институт свободных искусств и наук, созданный на базе филфака Санкт-Петербургского университета, где появилась команда КВН «Простофилы». Помню, пришла на их первую игру, села в зале и подумала: «Вот бы с ними!» Считала, что могу быть полезной команде, поскольку немного пою, играю на гитаре и чувство юмора имеется.

Пришла к ребятам и сказала: «Можно я вам буду помогать? Я могу плакаты рисовать, а еще пою чуть-чуть, песни пишу и на гитаре играю, так что, если вдруг вам что-то понадобится…» Плакаты понадобились сразу, а через некоторое время я стала частью команды. И для одной из университетских игр КВН сочинила финальную песню.

Вышла на сцену… и забыла слова. Я потом так рыдала и даже просила у ребят прощения. Они смотрели на меня в испуге: «Ты что? Перестань!» Но я не могла остановиться. Мне казалось, я всех так сильно подвела!

Потом я поняла, что это правда была ерунда и никто не обратил внимания на заминку в выступлении. Позднее страх сцены присутствовал, но не такой сильный. Я и сейчас частенько волнуюсь перед выходом на сцену. 31 октяб­ря в Москве в КЗ «Крокус Сити Холл» у нас большой концерт, но волнения сравнительно меньше, так как со временем появился определенный опыт и кредит доверия у зрителей.

На третьем курсе к нашей команде присоединился Аркадий Водахов, который через несколько лет стал моим мужем. Вначале Аркаша был у нас звукорежиссером, иногда монтировал видео. Он учился на кафедре прикладной информатики, был на «ты» с компьютером и всегда отличался математическим мышлением — такие люди крайне необходимы команде гуманитарного факультета. Но вскоре оказалось, что он классно сочиняет, причем может видеть всю концепцию целиком, мыслить стратегически. И он стал придумывать номера и выступать с нами. На первом курсе в команде было аж 25 человек, но многие отсеялись — остались в итоге Толя, Боб, Сева, Аркадос и я.

— Какое интересное соотношение! На филологических факультетах обычно четыре мальчика на сто девочек.

— Это были практически все мальчики, собранные, так сказать, по сусекам факультета. Но, знаете, меня такой расклад вполне устраивал.

— То есть учиться вам было особо некогда?

— Каюсь, занятия прогуливала, но очень старалась все совместить. Хотя КВН был чем дальше, тем важнее, и я понимала, что, скорее всего, не буду работать по профессии. Я училась в магистратуре по специальности «преподаватель русского языка как иностранного», но опыта преподавания у меня нет.

После института к КВН добавилась работа на радиостанции: я стала ведущей на питерском «Радио Рокс». Тогда же Наталья Еприкян позвала меня выступить в недавно созданном проекте — он назывался не Comedy Woman, а Made in Woman. Мне придумали образ странной девушки-немки. Он был забавный, но я не представляла, как его можно развивать, и Наталья Андреевна, видимо, тоже, поэтому я участвовала всего в четырех выпусках, на записи которых всякий раз ездила в Москву с ужасом: меня пугал этот город.

Как-то мы с мамой сидели на кухне, и она сказала: «Ну, когда ты найдешь себе нормальную работу? Ты можешь преподавать русский язык». Я не стала маме говорить, что не считаю себя профессионалом в области преподавания русского языка, поэтому делаю то, что у меня лучше получается и что приносит больше радости.

— Сейчас вы, помимо выступлений в Comedy Club, ведете программу на Comedy Radio. Сразу поняли, что радио — это ваше?

— Да, мне всегда нравилось работать на радио. Около четырех лет я проработала на «Радио Рокс» и поняла, что пора искать новое место. ­Во-первых, потому что хотелось расти и развиваться, а во-вторых, потому что хотелось получать за свою работу деньги. На «Радио Рокс» нам их платили раз в полгода, говоря: «Ребята, мы же одна команда, ради общего дела надо потерпеть». И я действительно в эти слова верила — похоже, единственная из всех.

Вскоре наткнулась на объявление о кастинге на радиостанцию «Маяк» в Москве. Я петербурженка до мозга костей и, когда меня взяли на «Маяк», очень нервничала, думая о переезде. Но понимала, что оставаться в Питере в плане работы мало смысла… В итоге прошла несколько конкурсных этапов, и в день, когда меня утвердили на «Маяке», пришло СМС-сообщение, что «Радио Рокс» закрывают. Это был знак, что одна глава в моей жизни совершенно точно закончилась и, возможно, начинается новая.

Я переехала в Москву в июле 2011-го с одним большим чемоданом и маленькой сумкой, где лежали документы и деньги на первое время. Их занял у друзей Аркаша. Мы рассчитали, что я две недели поживу в рекомендованном друзьями хостеле на Кропоткинской, а за это время сниму квартиру тысяч за двадцать пять.

Сам Аркадос ужасно не хотел переезжать. Он обожает Питер, да и с работой у него все обстояло отлично: они с другом основали компанию и писали сценарии для разных телепроектов. Но мы хотели быть вместе, и он ради меня согласился переехать в город, который недолюбливал, и я ему за это безумно благодарна!

— Не страшно было жить в хостеле? Я бы боялась, что у меня украдут что-нибудь…

— Мне там было довольно комфортно. Хозяева старались подселять ко мне только приличных девочек, и мы с ними даже изредка тусовались вместе. Один раз образовалась группа, которая решила пойти на экскурсию в Кремль: парень из Бразилии, девочка из Канады, двое ребят из Белоруссии и я — мы классно погуляли! Люди приезжали, мы знакомились и общались, а потом они уезжали навсегда.

Я уже чувствовала себя старожилом: вместо двух недель задержалась в хостеле на месяц. Что было действительно страшно, так это искать квартиру. Я очень боялась, что меня облапошат, ведь опыта толком не было.

Я то и дело жаловалась Аркадию по телефону. Однажды он позвонил и спросил, как у меня настроение. Мой рассказ прервал стук в дверь — это приехал Аркаша! Сюрпризом! Вдвоем искать жилье было легче и веселее, правда, пришлось пересмотреть наши планы.

Сначала мы поняли, что в пределах МКАД невозможно снять нормальную «однушку» за 25 тысяч, и подняли планку до 35, а потом стало ясно, что то, что нам подходит, стоит не меньше 45. Мы вздохнули и решили, что лучше поменьше тратить на другие вещи, зато жить в хорошей квартире в удобном районе. В итоге сняли на Бауманской.

Сейчас мы уже живем в другом месте, но вспоминаем ту квартирку и ее хозяина с теплотой. И, конечно, задумываемся о том, чтобы купить свою. Но первые два года в Москве мы действительно экономили.

— То есть вели почти студенческую жизнь?

— Да! При этом, когда в 2012 году открывали «Comedy Радио», где Аркадий был креативным продюсером, я читала о себе в Интернете: «Кравец живет с продюсером. Конечно, он ее продвигает! Вон и в Comedy Club взяли, хоть и женщина, а теперь и с «Comedy Радио» не вылезает, и еще одну программу на ТНТ ведет».

Мне было так смешно: люди акцентировали внимание на слове «продюсер», игнорируя слово «креативный», и представляли Аркашу денежным мешком, который может давать крупные суммы, чтобы жену брали там и сям. А между тем, он везде отвечал за творческую часть, придумывал программы, а к Comedy Club вообще по сути не имел отношения.

— Но то, что в Comedy Club взяли девушку, случай действительно уникальный. Вы-то сами удивились, когда вас взяли?

— Это происходило постепенно, у меня было время привыкнуть к положению дел. У нас в Питере была группа «Нестройband» — мы дурачились и делали тонкие стилистические пародии на песни. И один из участников, Игорь «Элвис» Меерсон, который тогда был резидентом Comedy Club, предложил спеть «Хоп, мусорок» в джазовой обработке и показать нашу версию в шоу, в головном офисе, так сказать. Приехали в Москву, а тут решили поставить целый номер: я пою сбоку, на сцене стоит кто-то еще, из зала выходит Рома Юнусов, между ними начинается чуть ли не драка. Сняли — большого удовольствия не испытали. Говорю: «Ребята, давайте мы вам просто споем, и если вам понравится, вы возьмете номер в программу».

Я спела, записали и показали. И не­ожиданно такое фантастическое количество просмотров на YouTube было, что меня решили еще раз позвать. А потом еще раз. И еще раз… Однажды на съемке ко мне подошел мужчина и спросил: «Вы ведь пели «Хоп, мусорок»?» Я отвечаю: «Да». — «Здравствуйте, а я автор этой песни, работаю с группой «Воровайки». Спасибо вам, мне очень понравилось». Было как-то особенно приятно, так как мы с ним люди из совсем разных жанров, а оказалось, все довольны результатом.

— А когда записывали композицию «Я люблю нефть», тоже не ожидали шквала просмотров?

— Сейчас мы уже можем прогнозировать: эта песня пойдет в народ, а та, наверное, более узкому кругу понравится. А во время записи «Я люблю нефть» у нас таких мыслей еще не было — просто хотели посмеяться над подобного рода девицами и сами получали удовольствие. Потом с DJ Smash и его коллегами сняли клип, который по­пуляризировал этот трек еще больше.

— Сейчас вы стали своей в Comedy Club. А когда только пришли, кого знали? С Мартиросяном уже были знакомы?

— Раньше всех я познакомилась с Зурабом Матуа. Дело было в 2003 году — мы оба участвовали в конкурсе «Народный артист» вместе с Алексеем Чумаковым и Александром Панайотовым. Только в финал мы, в отличие от Леши с Сашей, не попали. Кто бы тогда мог подумать, что через несколько лет будем так плотно вместе работать, но уже на ТНТ.

А Гарика Мартиросяна впервые увидела живьем только в 2009 году, когда мы привезли в Москву «Хоп, мусорок». Гарик мне очень нравился, начиная с выступлений в КВН, но я и мечтать не могла, что настанет день, когда буду запросто с ним общаться.

С Тимуром Батрутдиновым и Димой «Люськом» Сорокиным мы познакомились примерно тогда же, хотя могли это сделать намного раньше: выяснилось, что, живя в Питере, они работали в заведении «Праздник», находившемся через улицу от моего дома. В том же 2009 году и с большинством остальных резидентов познакомилась.

Очень люблю наши общие выезды с Comedy Club. Не так давно все были в туре Сочи — Тбилиси — Ереван и заглянули во Владикавказ, где нас безумно вкусно кормили. А ехали мы от вокзала до этого ресторана на маршрутке…

Конечно, она у нас была «своя», посторонних не было, но аутентичный интерьер полностью сохранен: занавесочки с бахромой, старенькие сиденья, местный водитель. Когда Люсек спросил, есть ли кондиционер в авто, водитель ответил: «В потолке же окно открыто!» Присмотрелись — не обманул. В одной большой маршрутке были Гарик Мартиросян, USB, Демис Карибидис, мы с ребятами. И громким фоном из радио с нами «ехала» Ирина Аллегрова. Думаю, надолго запомню это путешествие.

— Вы всегда в мужских коллективах. Нашли алгоритм взаимодействия с этими сложными существами?

— Мне еще братья привили адекватный подход: в отношениях лучше без интриг и капризов. Мне кажется, такая открытая линия поведения верна и удобна. С мужчинами гораздо проще взаимодействовать, не пытаясь чего-то добиться от них окольными путями.

— Сейчас вы разбили все женские шаблоны…

— Если они кому-то подходят, то пусть пользуются на здоровье! Но если вдруг поймете, что излишние флирт и кокетство — скучная трата времени, можно попробовать и мой метод.

Источник: tele.ru

Комментарии
Комментарии