Многодетный отец  — Денис Клявер

О том,  как поровну разделить любовь между детьми, и  в чем  заключается главная заслуга родителя.
Многодетный отец  — Денис Клявер

Компания Disney доверила музыканту ответственную миссию — подарить свой голос отцу главной героини, вождю Туи.

О том, что общего между многодетным отцом и его экранным персонажем, и о методах решения конфликта отцов и детей в эксклюзивном интервью рассказал дебютант анимационного дубляжа Денис Клявер.

Денис, я знаю, что многие голливудские актеры, которые озвучивали мультяшек, до дня премьеры ничего не рассказывали своим детям. А все для того, чтобы наблюдать за их реакцией — узнают или не узнают они своих родителей в «шкуре» персонажа. Признавайтесь, для ваших детей «Моана» станет сюрпризом?

Поскольку это первый мой опыт озвучки мультфильма, я не смог не поделиться своей радостью (смеется). Но я никому об этом не говорил до тех пор, пока я не получил железное «Ты утвержден на роль».

Я позвонил своему старшему сыну (он знал, что это за мультик, поскольку много раз видел его рекламу в кинотеатрах) и сказал, что буду озвучивать одного из героев анимационного фильма «Моана».

Тимоха ответил: «Вау! Это классный мультик, я его очень жду!» И тут же добавил: «А ты будешь играть того парня, у которого есть волшебный крюк?» Я ему сказал, что буду озвучивать вождя Туи — папу Моаны. Сын сказал: «Все равно круто! Вождь — это здорово!» (Смеется.)

Вы — новичок дубляжа. Расскажите, как происходил процесс вашей «адаптации» к своему экранному персонажу?

Знаете, когда я пришел на пробы, то увидел перед собой не того красивого, накачанного парня, который впоследствии появился на экране, а какие-то каляки-маляки, нарисованные 3-5-летним ребенком, который не очень-то и старался (смеется).

Я в этот момент подумал, что меня просто разыгрывают. Но потом узнал, что именно так и происходит процесс — сначала записывается голос, а только потом дорабатывается картинка. Конечно, было непросто, ведь нет возможности сыграть персонажа, единственный твой инструмент — голос, которым и нужно передать весь смысл.

Но, в общем, лично мне помогало то, что мой герой — в первую очередь папа, его характер раскрывается через заботу о дочери. Мне не нужно было имитировать, выдумывать. В тех ситуациях, в которых находилась Моана и ее отец, я просто-напросто представлял своих хулиганов (смеется).

В одном из интервью Джастин Тимберлейк, который уже не раз озвучивал мультфильмы, сказал, что после рождения сына он к процессу дубляжа стал относиться как-то по-другому. Думаете, роль папы в жизни помогает в этом деле?

Еще как! Лично мне это очень помогло. Мне, как и вождю Туи, знакомо, как это — быть властным, но в то же время нежным, строгим, но спокойным. Это абсолютно моя тема (смеется).

Если мой герой кричит, то это только в случае, когда его реально достали. В мультфильме есть такой момент: отец кричит на Моану, потому что она его не слышит, она не хочет остаться в безопасности на острове, а хочет уплыть за риф.

Он сначала объясняет ей ситуацию и возможные последствия, а уже потом ругается. Вот этот момент для меня тоже очень характерен.

Но ведь Моана была на перепутье — слушать свое сердце, как ей рекомендовала бабушка, или повиноваться воле отца, который опасался за жизнь дочери и не хотел отпускать ее в опасное путешествие. Вы когда-нибудь бывали в такой ситуации?

По сути, я такой же перестраховщик, как и мой герой. Понимаете, одно дело — слушать свое сердце, а совсем другое — позволять детям идти на рисковые поступки.

Мне кажется, бабушка Тала в данном случае не права. В моем понимании бабушки, наоборот, говорят: «Нет, не пущу» — а тут: «Слушай свое сердце» (смеется). Но, наверное, бабушка и внучка в данном случае просто-напросто очень похожи.

Что касается меня, то я всегда слушаю свое сердце. И вообще мне кажется, что внутреннее состояние и интуиция — это самое главное.

А бывало такое, что вы пошли наперекор воле своих родителей?

Ну конечно. Во-первых, это нормальный процесс взросления, когда ты пытаешься конфликтовать, противоречить, потому что ты тем самым самоутверждаешься в своей взрослости. Это потом уже, когда становишься взрослее, понимаешь, что родители-то уже прошли этот путь, а ты идешь по их следам.

Иногда, когда я пытаюсь своим детям что-то доказать, говорю: «Поверь мне, если я что-то объясняю или на чем-то настаиваю, это не значит, что я пытаюсь навязать тебе свою точку зрения. Так я пытаюсь тебе раскрыть тот опыт, который у меня уже есть, а у тебя нет».

Они слышат вас?

Смотря как доносить. Мои слышат — или, по крайней мере, прислушиваются.

Моему старшему сыну 15 лет. Он уже прошел сложный возраст, и это произошло довольно гладко. Наверное, потому что он спортсмен-тхэквондист. То есть у него другая философия — есть уважение к тренеру и уважение к родителям. В этом плане спорт дисциплинирует невероятно.

Младшему — Даниэлю — 3 года, он пошел в садик, в котором, кстати, есть секция тхэквондо. И это здорово! С одной стороны, он становится крепким, с другой — становится бойцом. Это важно: мужчина должен быть защитником. Это некая жизненная философия, сформированная с самого раннего детства.

Знаете, у Эрика Берна есть теория, согласно которой образ сказочного героя из любимой сказки (его характер, поведение) очень сильно влияет на то, по какому сценарию будет развиваться будущая жизнь человека. Интересно, какие ваши любимые персонажи?

Помню, что чисто визуально мне нравился польский мультик о приключениях пса Рекса, а также про Крота. Ну а больше всего мне по душе был Маугли — он такой отважный, дерзкий парень, и Карлсон со своим разгильдяйством и отменным чувством юмора!

А мои дети уже «жертвы» Marvel (смеется). Сначала у Тимохи в фаворитах был ниндзя-подросток Наруто, затем — Человек-паук, а сейчас он смотрит армреслинг.

Кстати, насчет мультфильмов. Психологи спорят, какие мультики можно смотреть детям, а какие — нет. Вы как-то фильтруете информационный поток, в котором находятся дети?

Определенная фильтрация есть. Ну, конечно, «Том и Джерри», «Ну, погоди!» Даниэль смотрит. Но мы стараемся ограничивать количество телевизора в его жизни.

Кроме того, к планшету и смартфону доступа у него нет. И знаете — все в порядке. Вообще, с детьми сейчас просто катастрофа какая-то происходит, если в их руках нет какой-нибудь кнопочной ерунды.

Я считаю, чем позже ребенок шагнет в мир гаджетов, тем лучше. Но, конечно, нельзя ограничивать его в этом полностью — это просто смешно, ведь мы уже давным-давно живем в онлайне. А это определенный социум, в котором маленький человек должен не потеряться, а почувствовать себя как рыба в воде.

Но из-за того, что сейчас поток информации (хорошей и разной) безграничен, родители должны быть начеку.

Денис, а вы из какой категории пап — которые могут почитать вечером и ночью встать к малышу или же вы за четкое разделение обязанностей между мужчиной и женщиной?

Нет, ну зачем же? Я люблю своего ребенка, берегу свою жену — конечно, я и почитаю, и проснусь. Я очень сентиментальный в этом плане отец. Для меня дети — это святое. Я их обожаю и понимаю, что это самая большая заслуга в моей жизни.

Вот вы — опытный отец. Как считаете, чего вам не хватает для звания «идеальный папа»?

Мне не хватает терпения. Опекать ребенка, заботиться, уделять ему внимание — это да. А вот обучать его целенаправленно, медленно и спокойно — на это у меня не хватает ни времени, ни терпения.

Вот, например, мой младшенький к пианино потянулся, мы с ним поигрываем чуть-чуть. Все это забавно, конечно, но с утра до вечера я бы так не смог (смеется).

Но, с другой стороны, всему свое время, потому что когда ребенок совсем маленький, ты больше инстинктивно о нем заботишься. А когда он становится взрослее, с ним можно уже разговаривать — вот это круто. Со старшим мы очень по-взрослому разговариваем на все-все темы лет с 5-6.

У ваших сыновей разница в возрасте 12 лет. Вы смогли прочувствовать на себе, какое это «другое» поколение детей?

Разницы я большой не вижу. Единственное, когда Тимоха родился, меня практически дома не было рядом с ним. Он жил в Питере, я гастролировал и ездил между Москвой и Питером. А с младшим проще, я его вижу через день — это точно.

Это так здорово, когда ты видишь его в состоянии крохи, когда между вами все происходит на уровне энергетики, прикосновений. Это первые слова, первые шаги, он спит с тобой, сопит, кашляет, в туалет бегает, не засыпает…

С одной стороны — это утомляет (смеется), а с другой — это невероятный кайф. Конечно, у каждого своя индивидуальность, но у меня нет любимчиков. Парни общаются и дочка тоже — конечно, не так часто, как хотелось бы, но тем не менее.

Тимоше надо отдать должное — он самый старший, но в то же время не ревнует и очень искренне любит. Может быть, в этом есть и моя заслуга, потому что я стараюсь уделять внимание всем, чтобы никто не чувствовал себя обездоленным. Хотя это даже не заслуга, а мои искренние чувства!

Комментарии
Комментарии