Пресс-фото Беларуси

10 любимых фотографий Александра Васюковича.
Пресс-фото Беларуси

Александр Васюкович родился и живет в Минске. В фотожурналистике с 2011 года. В 2012 году получил Гран-при конкурса «Пресс-фото Беларуси» и первое место «Пресс-фото Беларуси — Мультимедиа».

Десантники отмечают День ВДВ традиционным купанием в фонтанах. Это моя самая старая фотография, которая нравится мне до сих пор. В то время я еще не работал фотографом — снимал для своего блога, потому что любил это делать.

Люди считают, что, если начать снимать десантников, они будут бить тебе морду. Было немного страшновато, но тем не менее я решил попробовать. Я подошел к группе выпивающих и сказал что-то вроде «С праздником, пацаны», после чего получил пластиковый стакан водки. После того как я выпил его залпом, я мог снимать практически все.

На этой фотографии бойцы добровольческого батальона «Донбасс» Юра «Ветер» и Виталик «Авер» сразу после неудачной попытки штурма города Попасная в Луганской области. Им по 24 и 26 лет, они бармен и дизайнер. Эта фотография — часть моего проекта, в котором я хотел узнать, кто и зачем идет служить добровольцем.

Тогда, по данным разведки, сепаратистов в Попасной не было, батальон должен был зайти в город и провести зачистку. Однако все пошло по-другому, и мы все попали в засаду. Когда получилось отступить, все остановились прямо на дороге и ожидали дальнейших приказов, я увидел, что «Авер» и «Ветер» сидят возле БМП со следами крови одного из членов экипажа.

Воронки на поле подсолнухов где-то между Попасной и Артемовском. Я часто проезжал мимо них вместе с военными, но обычно мы никогда там не останавливались. Однажды мне повезло снять этот кадр. Это следы войны, которые исчезнут: сейчас тут воронки, а через год здесь будет просто красивое поле подсолнухов. К сожалению, с людьми, погибшими на войнах, все не так — их уже не вернешь.

Это следы войны, которые исчезнут: сейчас тут воронки, а через год здесь будет просто красивое поле подсолнухов.

На этой фотографии молодой ветеринар с обреченным видом проходит мимо загона с коровами. Он не очень доволен своей работой, потому что в Беларуси до сих пор сохранилось распределение после университета. Если ты учился за счет бюджета, то после окончания университета должен отработать два года там, куда тебя отправят. Стоит ли говорить, что обычно отправляют туда, куда из-за условий работы добровольно ехать никто не хочет.

Это портрет из проекта «Каждая третья», посвященного проблеме домашнего насилия в Беларуси. Мы делаем его вместе с журналисткой Дарьей Царик. Я снимаю портреты жертв, а она записывает с ними интервью. Обычно мы работаем с последствиями: проходит какой-то срок с момента агрессии, пострадавшие проходят реабилитацию, и только после этого мы с ними работаем.

Этот случай был другой: мы общались с этой женщиной через несколько дней после того, как ее пытался задушить муж. Все ее лицо и шея были в синяках. Для меня это именно та фотография, которая может рассказать, что такое домашнее насилие, без слов.

Протестующий несет покрышку на длинном шесте, с помощью которого он перебросит ее через сгоревшие на улице Грушевского машины, за которыми стоят силовики. Люблю это фото, для меня оно очень завораживающее — все происходило как в кино.

Портрет матери Владислава Ковалева, которого обвиняли в соучастии в теракте в минском метро. В результате теракта погибли 15 человек. Многие, в том числе и я, не верили, что были пойманы настоящие исполнители, потому что поймали их буквально на следующий день.

Этот портрет снят еще до суда, но я уже тогда знал, что суд не закончится оправдательным приговором. К сожалению, если в Беларуси кого-то обвиняют, то на попятную уже не идут. Эмоционально очень тяжело понимать, что в этой ситуации ты никак не можешь помочь. Оба обвиняемых в теракте были приговорены к смертной казни, приговор привели в исполнение в марте 2012 года.

Если в Беларуси кого-то обвиняют, то на попятную уже не идут.

Мой дед — ветеран Великой Отечественной войны. И каждый раз 9 мая вместо того, чтобы праздновать и идти на парад, он сажает картошку. Просто потому, что это выходной и колхозный конь в это время ничем не занят. Мы ездим ему помогать.

В одну из этих поездок я увидел, что пограничники, часть которых расположена неподалеку, очень старательно красят памятник участникам войны (такие памятники есть в каждой деревне). Сразу пришла мысль, что памятники наше государство волнуют гораздо больше, чем ветераны. И я снял серию портретов ветеранов рядом с этими памятниками — чтобы напомнить, что люди должны быть важнее, чем куски камня.

Памятники наше государство волнуют гораздо больше, чем ветераны.

Это фото снято во время протестов против результатов президентских выборов в Беларуси в 2010 году. Увидев это, я не мог поверить, что милиционер может протестовать. Позже выяснилось, что на тот момент он уже не работал в органах, а просто пришел в своей старой форме.

Протесты закончились брутальным разгоном, в результате которого около 700 человек отправили на «сутки», а некоторых кандидатов в президенты осудили на сроки до шести лет лишения свободы за организацию массовых беспорядков. Это был последний крупный протест в истории Беларуси.

Это фото снято в летнем лагере для детей с тяжелыми ментальными нарушениями. В лагере отдыхают ребята, посещающие в Москве психолого-педагогический центр «Пространство общения». Ханя (Ханна) купается в озере. Она не умеет говорить, но умеет нырять.

Источник: Birdinflight

Комментарии
Комментарии