Сколько работают, как  тренируются и  что едят воздушные гимнастки

«После того как  вышел за  кулисы, ради бога, плачь, проклинай мир. Зрителю это  не интересно». Две  артистки цирка о  том, каково это  — выполнять акробатические трюки на  высоте 25  метров без  страховки.
Сколько работают, как  тренируются и  что едят воздушные гимнастки

«Что бы ни происходило, в день я должна сделать не меньше 50 приседаний»

Елена Бараненко

Я служу в Большом Московском государственном цирке уже много лет. Мои родители были цирковыми артистами. С самого детства я принимала участие в номерах, училась дрессуре животных, жонглированию, а когда стала чуть постарше, родители отдали меня в хореографическое училище. Поэтому я во многих жанрах что-то могу.

Лет семь назад мы дурачились с подругой, воздушной гимнасткой, на манеже во время репетиции, и она попросила меня сделать некоторые элементы, у меня стало многое с ходу получаться, потом мы попробовали сделать вместе пару движений и выяснили, что у меня есть склонность к этому жанру. С тех пор мы стали тренироваться вместе и уже лет шесть как выступаем под куполом.

День своего первого выхода на арену с воздушным номером я помню очень хорошо. За час до выхода я нечаянно сбрила себе брови и чувствовала себя ужасно. Я очень волновалась в тот день, не находила себе места в гримерке. Подумала, что нужно подстричь их перед выступлением. Не подходя к зеркалу, провела машинкой по бровям, а насадку надеть забыла. А потом подошла к зеркалу и увидела все великолепие. Этот инцидент меня расслабил. Я нарисовала себе две линии на месте, где раньше росли брови, и пошла выступать.

Мы работаем без страховки. Иногда во время выступления страх такой берет, что ужас! Я стараюсь его перебарывать. Меня успокаивают мысли о том, что олимпийским спортсменам сложнее, чем нам: у них дикий прессинг и ответственность в разы больше. Когда ты на вершине каната, тебе прикольно. Но иногда бывает очень страшно.

Относительно выступлений на арене у меня много суеверий. Может быть, это из-за того, что у меня на арене погибла мама. Они с папой тоже работали в жанре воздушной гимнастики. Однажды во время выступления оба сорвались, папа выжил, а мама умерла. Ей тогда было 33 года, мне — 9. После смерти мамы папа сначала строго запрещал мне выступать в цирке, какое-то время я слушалась.

Комментарии
Комментарии