Доступная ипотека по-царски

С какого времени ипотека стала использоваться в России в качестве эффективного инструмента работы с недвижимостью? В чем заключались ее главные отличия от современной системы жилищного кредитования? Какие преимущества и недостатки были ей свойственны?

*Усекновение рук, продажа платьев и другие нюансы*Ипотека, о необходимости сохранения которой так долго (и пока без особого успеха) говорят наши чиновники всех рангов, была по достоинству оценена российским рынком недвижимости не 10, не 50 и даже не 100 лет назад, а гораздо раньше. Согласно утверждениям историков, впервые она сформировалась еще в феодальной Руси примерно в X-XI веках. И уже к семнадцатому столетию этот инструмент работы с недвижимостью получил довольно широкое распространение.В знаменитом Соборном Уложении 1649 года (по мнению исследователей — одному из лучших правовых документов в Европе того времени), все особенности ипотеки были подробно описаны сразу в нескольких разделах. В частности, отмечалось, что сделки подобного типа могли совершаться между частными лицами при обязательном присутствии свидетелей и исключительно в письменном виде (так называемые «закладные грамоты»). Такие документы подлежали обязательному оформлению в Поместном приказе с обязательным «рукоприкладством» (простановкой подписей заемщиков и кредиторов), а земельные наделы принимались в залог исключительно с согласия всех ее владельцев. Срок давности по судебным разбирательствам в отношении вотчин составлял 40 лет, наследники владельца отвечали перед кредитором по данным обязательствам в случае его смерти. В подобных сделках ни при каких обстоятельствах не могли принимать участие представители духовенства, владения «служилых людей», а также наделы иностранцев-мусульман на русской государственной службе (как и вообще иноземцев на государевых должностях) не могли использоваться в качестве подобного залога. В качестве наказания за подделку подписей в некоторых случаях отрубали руку.В XVIII веке ипотека в своей основной массе представляла собой передачу в залог земельных участков вместе с крепостными крестьянами. Наблюдалась прямая зависимость между количеством и, как ни кощунственно прозвучит, качеством крестьян и размером займа. В начале столетия каждая крепостная душа «тянула» на 10 рублей. Постепенно стоимость подобного залога росла, к середине века увеличившись в четыре раза. К концу века и позднее, в следующем столетии, например, во Вспомогательном банке за каждого крепостного «первого класса» (то есть находящегося в соответствующей губернии), доходила уже до 75 рублей.Условия по ипотечному кредиту во времена Екатерины Второй были довольно необременительными. Сам срок ссуды вырос с одного года до десяти лет, годовая же ставка, наоборот, снижена на два процентных пункта — до 4% вместо 6%. Однако заемщики всячески уклонялись от возврата кредита

Комментарии
Комментарии