Зеркальное отражение: Пётр Алексеевич и Алексей Петрович

Речь, разумеется, о Петре Первом и его сыне Алексее. В феврале 1718 года после упорных поисков, интриг и приключений, которые достойны пера Александра Дюма, беглый царевич был наконец по приказу отца найден и тайно вывезен из Неаполя в Россию. Началось следствие, закончившееся обвинением и загадочной смертью Алексея. Позже уже другой император — Пётр II — своего отца полностью и официально оправдал, однако этот факт нашей историей был благополучно забыт.

Есть с чем разбираться. Потому что Пётр Алексеевич и Алексей Петрович — не просто две полярные личности. Это два полярных взгляда на Россию и её будущее.На детях великих людей природа, как часто говорят, отдыхает. Сын Петра I не был исключением и действительно никаких отцовских талантов не унаследовал. Правда, пока ещё не ясна сама природа этого феномена: никто толком так и не объяснил, чего здесь больше — генетики или недостатка внимания к собственным детям со стороны гениальных, но вечно занятых своим делом родителей?

Царевич Алексей, родившийся 18 февраля 1690 года от Евдокии Лопухиной, был словно зеркальное отражение великого реформатора, где всё перевёрнуто. Похожи отец и сын были только фигурами, оба высокие и узкогрудые. Во всём остальном противоречие. Отец по своему темпераменту походил на извержение вулкана, сын — на малую свечу. Один люто ненавидел Москву, другой — Петербург. Первый любил строить, второй — молиться.Ну и бог бы с ними — люди разные, однако царевич был наследником, а наследовать отцовские дела Алексей категорически не желал. И не только в силу лени, о которой написано в «житиях Петра Великого» немало (и, кстати, в данном случае справедливо), но и в силу убеждений.

А об убеждениях царевича у нас, если и упоминают, то мимоходом. Зря. Если в чём-то по характеру отец и сын и были близки, так это в упорстве: просто у реформатора оно было открытым, прямолинейным и направленным в будущее, а у второго — тихим, лукавым и направленным в прошлое.