Главная проблема философии Шеллинга

Философ Петр Резвых о единстве шеллинговской философии, интеллектуальном созерцании и методическом антропоморфизме:

"Существует два конкурирующих представления о шеллинговской философии как о некотором целом. Одно представление, сформировавшееся уже во второй половине XIX века, увековеченное в классической монографии Куно Фишера и во многих других общих изложениях шеллинговской философии, особенно первой половины XIX века, — это представление о Шеллинге как о философе, так и не создавшем некоторой окончательной системы, а прошедшем в своем философском развитии несколько разных этапов или периодов, для каждого из которых характерны свои проблематика, язык и стилистика и которые разделены более или менее явно прослеживаемыми цезурами.

Количество этих периодов разнится в зависимости от предпочтений интерпретатора и исследователя. В некоторых случаях говорят только о раннем и позднем Шеллинге, иногда говорят о раннем, среднем и позднем, в некоторых случаях количество выделяемых периодов доводится до 6, 7 или даже еще большего количества — все зависит от любви исследователя к деталям. Такое представление отчеканено в расхожем обозначении Шеллинга как своего рода философского Протея — философа, который все время меняет обличье подобно античному божеству, носящему это имя."

"Однако по мере все более полного освоения шеллинговского корпуса и особенно по мере публикации и анализа рукописного материала, включающего как собственные его сочинения — новые, ранее неизвестные, — так и слушательские записи его лекционных курсов, все больше стала преобладать среди исследователей другая тенденция — тенденция рассматривать шеллинговское творчество при всем его жанровом и категориальном разнообразии как некоторое смысловое единство. Тезис об одном, едином Шеллинге красной нитью проходит через все влиятельные исследования шеллинговской философии начиная с 60-х — начала 70-х годов XX века."

"Конституитивной чертой шеллинговского мышления является постоянное стремление преодолеть привязанность к какому-то одному философскому жаргону, к какому-то одному монолитному философскому языку и вместе с тем постоянные попытки в разные периоды философского творчества обращаться к разным внефилософским смысловым полям для того, чтобы на них продемонстрировать действенность философской спекулятивной модели. В раннем творчестве это были естественные науки, и именно это составило славу шеллинговских сочинений по натурфилософии. В средний период это была история древних народов, история мифологии. В позднем творчестве это в значительной степени богословская экзегетика и религиозно-философская экзегетика различных религиозно-философских памятников, прежде всего Ветхого и Нового Завета."