Отцы и дети: отношения писателей со своими потомками

Недавно в АСТ вышла книга Павла Басинского «Лев в тени Льва» об отношениях Льва Толстого со своим сыном, которые охарактеризованы на обложке как «история любви и ненависти». Мы вспомнили еще несколько интересных книг на тему отцов и детей — от воспоминаний дочери Цветаевой до современного сборника «Все о моем отце».

Ариадна Эфрон. «О Марине Цветаевой. Воспоминания дочери».О Цветаевой-матери ходит много дурных слухов. Она и сама признавалась, что была к детям чересчур требовательна, но впоследствии ее дочь отстаивала именно такой воспитательный метод. Защищала она маму рьяно и дотошно, постоянно корректируя чужие впечатления (в письмах Антокольскому: «Походка у мамы была не мужская, а мальчишеская, фигура не статная, а стройная, глаза не серые, а цвета крыжовника»). Когда Аля (так Ариадну звали домашние) впервые нарисовала человека, мама раскритиковала рисунок и сказала, что ей еще долго придется учиться, прежде чем получится хорошо. Обиды дочери не было предела, но вот что интересно: рисовать она и впрямь стала хорошо, и акварели ее не раз выставлялись. Уже после смерти Цветаевой, когда жизнь перевернулась с ног на голову, Ариадна не раз писала своему главному корреспонденту Борису Пастернаку, что благодарна маме за то, что та научила ее «видеть». Эта способность «видеть» и помогла Ариадне пережить тяжелейшую ссылку в северном Туруханске, куда ее отправили по обвинению в шпионаже. По этому же обвинению в октябре 1941 года был расстрелян ее отец — Сергей Эфрон. А за полтора месяца до этого покончила с собой Марина Цветаева. В книге Ариадна аккуратно обходит эту тему — ни в воспоминаниях, ни в многочисленных письмах она не берется судить, почему так произошло. Лишь одна строка: «Я никогда не думала, что мама может умереть, я никогда не думала, что родители смертны».

Комментарии