За что сожгли Джордано Бруно, и почему он ничего не сделал для науки

За что сожгли Джордано Бруно, и почему он ничего не сделал для науки

Ровно 415 лет назад, 17 февраля 1600 года, состоялась одна из самых известных казней в истории человечества: святой инквизицией на костре был сожжен мыслитель Джордано Бруно. Эта смерть со временем стала символом борьбы человека за свободу от религиозного догматизма. Но так ли все было однозначно на самом деле? Действительно ли Джордано Бруно погиб за научную истину? Католическая церковь, а также многие историки склонны полагать, что нет. Мы попытались разобраться, как обстояли дела на самом деле.

ЖизньБудущий мыслитель родился под именем Филиппе Бруно в 1548 году в местечке Нола близ Неаполя. В 11 лет начал свое образование и уже в 17 стал монахом в местном монастыре имени Святого Доминика, приняв имя Джордано.Продолжая обучение в монастыре, Бруно, несмотря ни на что, все больше увлекался антицерковными идеями. Согласно более поздним свидетельствам, в монастыре против него как минимум два раза инициировалось расследование — за отказ от почитания изображений святых и за сомнительные рекомендации в чтении, данные новичку.Тем не менее, в возрасте 24 лет Бруно становится рукоположенным священником и еще четыре года после этого проводит в монастыре. И лишь только после того, как у него находят тайник с запрещенными книгами Эразма Роттердамского, Бруно, узнав о готовящемся обвинении в ереси, сбегает из монастыря.Время с 1576 по 1592 года Бруно проводит в скитаниях по Европе. Начав свой путь в Венеции, через Женеву он перебрался во Францию, где долгое время вращался в самых аристократических кругах. Широкую известность Бруно приобрел благодаря своему искусству скоростного запоминания — мнемонике. Он издает несколько трудов, посвященных своему умению, и удостаивается аудиенции у короля Генриха III.Техника запоминания Бруно была основана на методе Раймунда Луллия — так называемом «луллиеве искусстве». Она была настолько впечатляющей, что многие современники всерьёз полагали Бруно магом. Подобный загадочный образ, по всей видимости, Бруно вполне устраивал. По свидетельствам современников, он был человеком романтичным и имел склонность к мистике, которая странным образом сочеталась в нем с тягой к зарождающемуся тогда естественнонаучному знанию.