Тяжёлое бремя царской власти

Удивительно, как слова, казавшиеся обыкновенным панегириком с его преувеличенными похвалами, обернулись целой жизненной программой. Неизвестный автор, скрывшийся за инициалами "Ф. М.", опубликовал в 1845 году в 21-м томе журнала "Маяк" стихотворение "На святое Крещение его Императорского Высочества Великого Князя Александра Александровича":

Под сенью царственной нам дар от Неба новыйИ вестник милости Правителя миров,Ты ныне церковью усыновлён Христовой,К надежде, к радости Отечества сынов.О, сын наследника полсветныя державы,Младенец Александр, как много пред тобой,Светил родных лучами славыОсиявают путь земной!Да будет же твой век России благодатен!Как родом, так душой будь Николаю внук!Да будешь ты земле и небесам приятенИ брату-первенцу - всегда по сердцу друг!Как Невский Александр - будь Князь благочестивый,Как новый Александр, герой позднейших лет,Будь Александр Миролюбивый!Смиреньем будь велик - любя небесный свет!Благословенному достойно соименный,Ещё величия России ты прибавь,И имя Русское во всех концах вселеннойСвоею жизнию прославь!

Действительно, надо было быть провидцем, чтобы предположить из 1845 года, что младенец войдёт в историю под именем Миротворца и что годы его правления ознаменуются обращением к русскому стилю ("имя Русское") в большом и малом. По сравнению со старшим братом Николаем в Александре было всё приземлённей: крепкий, широкоплечий, с округлым и простоватым лицом, большими, чуть оттопыренными губами, взглядом как будто всегда чуть исподлобья, придававшим ему нелюдимый вид (Илл. 1). Надо было очень хорошо знать мальчика , чтобы увидеть его истинные качества. Наставник царских сыновей Н. П. Грот вспоминал, что, прощаясь перед каникулами 1855 года, Александр в знак благодарности, наверное, по совету родителей, подарил ему икону св. Сергия, "зарделся, смутился и потупил свои добрые глаза".

Комментарии
Комментарии