Особая атмосферность домов царской эпохи

Особая атмосферность домов царской эпохи

Иногда мне кажется, что у меня было очень странное детство. Я родилась и первые десять лет своей жизни прожила в самом центре Петербурга (тогда еще Ленинграда). Мы жили в доходном доме царской эпохи, в коммуналке таких размеров, что в дождливую погоду я каталась на велосипеде дома. Коридор был такой длины и ширины, что можно было дрифтовать и ездить восьмеркой. Но комнат было всего четыре и, соответственно, там жило всего четыре семьи. Всего-то, да? Пятнадцать человек на один унитаз, утром, перед работой.

Комнаты в той квартире были такие же масштабные, как коридор, минимум 30 квадратных метров каждая, с потолками до неба и арочными окнами с лепниной. Три комнаты из четырех. Одна была всего 12 метров, и так сильно почему-то повезло именно нашей семье. Видимо, раньше это был чулан для хранения картошки, сушеных белых грибов и нижних кружевных юбок.

Жить в центре мне очень нравилось. Я училась в школе, в которой когда-то, прости господи, учился Путин, гуляла по Невскому и на салют ходила пешком. Еще у нас был двор-колодец, полностью заасфальтированный, с малюсеньким кусочком травы сбоку и ловкорукими онанистами в окнах подъездов. Но зато с горкой и качелями. А окна нашей комнаты выходили на кожно-венерологический диспансер, уютно разместившийся в чьем-то особняке, сейчас, кстати, перестроенном под отель для первых лиц.

Когда я в детстве слышала «кожно-венерологический диспансер» я думала, что это психиатрическая больница. Ну а какое нормальное заведение назовут диспансером? И так как заведение, на мой взгляд, было совершенно ненормальным, я считала своим долгом наблюдать за его пациентами в настоящий большой морской бинокль, из окна нашей комнаты. Там был стационар и «психи» лежали прямо напротив нашего окна. Я считала себя Шерлоком Холмсом и каждый вечер сообщала папе сводки с полей и последние психиатрические новости.

Комментарии
Комментарии