Удивительные подробности жизни в одном из самых опасных районов США

Удивительные подробности жизни в одном из самых опасных районов США

В прошлом тысячелетии, в незапамятные доинтернетные времена мой муж служил постдоком в городе Нью Йорке. Найти постдок по его специальности было неверятно сложно. Этих мест не было вообще, но он искал и ему искали, и нашлась одна позиция. Муж прошел интервью и уехал, а я осталась дома с родителями и ребенком.

Зарплата постдока была очень низкой даже по нашим провинциальным меркам, а прожить на эту сумму в Нью Йорке, да еще и на Манхеттене, где находился университет, было невозможно. Но других предложений не было, и муж поехал с мыслью оглядеться и закрепиться, а дальше уже мы переедем к нему в столицу мира.

Снять жилье на постодковскую зарплату в НЙ было нереально. Снимать комнату в квартире у одинокой бруклинской старушки муж категорически не хотел: жилье должно быть хоть какое, но отдельное. Он побегал-побегал и по обьявлению в русской газете нашел в Нью Джерси недорогую просторную двухкомнатную квартиру в многоэтажке на высоком этаже, рядом с транспортом, недалеко от русского магазина. Единственный, но сокрушительный недостаток этой квартиры состоял в том, что она находилась в городе Нюарке.

Город Нюарк знаменит негритянскими бунтами в шестидесятые-семидесятые годы, от чего белое и во многом еврейское население побросало все и бежало куда глаза глядят. Это однo из самых черных, самых бедных и самых опасных мест Соединенных Штатов. Но муж этого не знал (интернета не было), знакомых у нас не было, посоветовать никто не посоветовал. Муж, будучи человеком крайне абстрактным и нечувствительным к внешним раздражителям, вообще ничего не заметил. Заметила неладное уже я, когда стала приезжать в гости.

Многоэтажные апартменты располагались на холме между хорошим и плохим районом и были перевалочным пунктом для свежепонаехавших. Дети всех цветов орали и бегали по детской площадке, мамы разных народов держались отдельно. Без всякой политкорректности менеджмент селил своих к своим.