«Березка», «фирма» и 5 пар джинсов: особенности шопинга в Советском Союзе

Российская реальность меняется настолько стремительно, что завтра мы вполне можем услышать от спешащей куда-то соседки: «Бегу в магазин, там сапоги румынские выкинули». Хотя и румынских может не быть – как-никак санкции.

Читая новости об очередном запрете чего-нибудь иностранного, я каждый раз вспоминаю, как мои родители ездили закупаться в столицу. Нужны сыну югославские ботинки – ЦУМ, нужны джинсы – тетя из Болгарии привезет. Да даже за «московской» колбасой приходилось ехать туда, где ее якобы произвели. Виной тому был пресловутый «железный занавес», который в те годы только начинал приподниматься. Прошло несколько десятилетий, и наша страна вновь готовится к тому, чтобы его опустить.

Уинстон Черчилль, который 5 марта 1946 года употребил выражение «железный занавес» в ставшей знаменитой Фултонской речи, очень удивился бы, что определение, которые он использовал, описывая линию раздела Европы после Второй мировой, до сих пор актуально.

Но человек, как известно, привыкает ко всему. Советские граждане, жившие в условиях опущенного «железного занавеса», умудрялись найти выход из ситуации. Так что шопинг в СССР, в отличие от секса, все же был. Просто у него существовали некоторые особенности.

Нерусские «Березки»

До 1965 года приобрести иностранные товары в СССР было крайне сложно. По крайней мере сделать это легально было практически невозможно. В столице уже открылись «Детский мир» и универмаг «Москва», прошел первый показ Кристиана Диора, но купить «фирму» было по-прежнему негде.

И вот в 1965 году на Ленинском проспекте открылся образцово-показательный универмаг «Лейпциг». Это было настоящее явление даже для застойных лет, когда пресловутый «занавес» немного приподнялся. В «Лейпциге» и подобных ему фирменных магазинах стран соцлагеря, ставших прообразом современных ТЦ, можно было купить качественные детские игрушки или, например, сигареты – производства хоть и Восточной, но все же Европы.

Комментарии
Комментарии