Что плохого в российской благотворительности

«Благотворительность в России ужасна и должна быть немедленно уничтожена!» — говорит директор организации «Особенныедети.рф» РУСТЕМ ХАСАНОВ. О том, почему провалился проект социализации мам детей-инвалидов, перед кем нужно отчитываться за пожертвованные деньги, и как сбор игрушек помогает занять пост депутата регионального Законодательного Собрания.

Чем хорошо вынужденное затяжное безделье — от скуки мозг начинает додумывать ранее недодуманное и сводить воедино ранее не сведённое. По итогам новогодних праздников, признаюсь честно, я не придумал ничего сверхъестественно прекрасного, нового и уникального, зато наконец-то смог сформулировать то, что давно раздражает и мешает жить. Сформулировал в первую очередь для себя, ну и для вас тоже, само собой.

Тезисно и кратко эта мысль такова: российская благотворительность в её нынешнем виде суть явление абсолютно отвратительное, убогое, лишённое будущего и подлежащее незамедлительному уничтожению. Да-да, это говорит директор благотворительного фонда. И не надо на меня орать, сейчас объясню.

1. В каждом утюге. Это первое, что меня раздражает в российской благотворительности. Её реально стало чересчур много — и это я говорю не как руководитель и предприниматель, ненавидящий любую конкуренцию, а как рядовой пользователь соцсетей. Единственно доступным и самым эффективным инструментом распространения информации, многоуважаемые коллеги и те, кто ими притворяется, пользуются так яростно и с упоением, что в ФБ, ВК и далее по тексту уже соваться страшно. Сплошное «помогай-помогай» и «спешите причинить добро», 24 часа, 7 дней в неделю.

Это просто жуть какая-то, товарищи. Избыток информации, тем более подаваемой назойливо и принудительно, рано или поздно вызывает отвращение к предмету. Со мной такое уже случилось, и не далек тот день, когда отвращение примет массовый характер. Любой рынок живет по синусоиде, вверх-вниз. Предыдущие пять лет были годами бурного роста частной благотворительности. И благотворители доигрались до того, что сами сдвинули кривую вниз — никакие кризисы не сократят участие обычных людей в финансировании благотворительности так сильно, как чрезмерная активность благотворителей.