Философ и еретик: за что сожгли Джордано Бруно

Философ и еретик: за что сожгли Джордано Бруно

Джордано Бруно — это еретик par excellence, то есть абсолютный еретик. Это человек, который получил осуждение и отлучение и от католиков, и от кальвинистов, и от лютеран. Человек, который не укладывался ни в одну мировоззренческую или религиозную систему, существовавшую в его время.

Здесь возникает вопрос: так что же он проповедовал? Каких взглядов он придерживался? По этому поводу нет не то чтобы единогласия, но нет и определенной точки зрения среди исследователей — споры идут по сию пору. Заявляют, что Бруно стал одним из провозвестников современной науки, ведь он придерживался гелиоцентрической теории Коперника и даже активно пропагандировал ее. Да, с одной стороны, он предвосхитил новую эпоху, но, с другой стороны, сам он исповедовал те взгляды, которые никак не назовешь научными: он поддерживал теорию Коперника, но использовал ее в совершенно иных целях.

Его концепции носили мистический, оккультный, в самом широком смысле религиозный характер. Хотя он, безусловно, отдавал дань эмпирической науке — например, опирался на астрономические расчеты, но при этом использовал их как некий способ, как ключ для выхода в совершенно иное измерение. Но, главное, это был человек, который разрабатывал свой совершенно фантастический проект религиозной реформы в критической ситуации XVI века, когда Европа разделилась конфессионально, политически и культурно.

Особенностью философского контекста этого времени является то, что не было и не могло быть одной философской доктрины. Можно сказать, что это время, которое открыло средневековый ящик Пандоры. Начались самые разнообразные интеллектуальные эксперименты, попытки какого-то нового синтеза, прорыва как в будущее, так и в прошлое.

В этом смысле, конечно, Джордано Бруно — человек прорыва. Он миссионер, более того, он пророк, быть может, даже мессия — скорее всего, он так и воспринимал себя самого. Примечательно, что все попытки представить его как гуманиста разбиваются о позицию самого Джордано Бруно. Он не был гуманистом, более того, он даже пародировал гуманистов как педантов-грамматиков, по сути, как новых схоластиков. Гуманизм, который боролся со схоластикой, в его глазах предстает, по сути, новым буквоедством, новой грамматикой.