Ирландец в России — о «Почте России», кефире и Владимире Путине

Возможно, интерес к России возник благодаря тому, что моя мама 20–30 лет назад увлекалась изучением марксизма-ленинизма. С детства меня интересовала мировая история, а лет в 6–7 я много читал про историю Франции и политику Наполеона. Естественно, я дошел до войны 1812 года, из-за которой больше погружался в русскую историю. В университете моей специализацией были история, политика, испанский и французский языки.

*

Я все больше читал про современную Россию, и уже тогда было понятно, что не все, что я читал в европейских газетах, соответствует действительности.

*

Не люблю говорить о политике, однако я большой поклонник президента Путина с того момента, как приехал сюда. Ему удалось столько всего изменить к лучшему, особенно в области международных отношений. Мое образование и то, что я прожил здесь достаточно долго, позволяет мне рассуждать о таких вещах. В 1990-х Россия на международной арене была шуткой: ее никто не воспринимал всерьез. В течение 15 лет страна подчинялась правилам, которые ей навязывали, но теперь она заставляет всех остальных подчиняться этим же правилам. Сильная Россия выгодна для международной политики, так появляется баланс сил.

При этом моей бабушке очень не нравится, что я живу в России. Она верит пропаганде и считает, что это очень опасное место. Все, что она слышит о России сейчас, смешивается с тем, что она знала о Советском Союзе и 1990-х. А ведь она жила в католической стране, где СССР воспринимали как империю зла. Остальные члены семьи воспринимают мой переезд нормально.

Первый год я жил не в отдельной квартире, а в семье. Это, с одной стороны, лишает тебя независимости: ты живешь в доме чужого человека. С другой стороны, это более стабильно: всегда есть кто-то, кто поможет. Они в курсе всего, что с тобой происходит.Большинство из тех, с кем я общался тут восемь лет назад, потерялись. Я знаю, что это моя вина, потому что у меня такой характер: быстро теряю контакт с людьми, если мы не видимся.

Конечно, случалось, что я скучал по дому, по друзьям, по понятной мне культуре, но это всегда длилось недолго. Сейчас я почти не скучаю, возможно, потому что много переезжал и никогда по-настоящему не чувствовал, что какая-то страна — это мой дом. Когда я был маленьким, моя семья переехала из Ирландии в Англию, через несколько лет мы снова вернулись в Ирландию. В 21 год я приехал в Париж на учебу, поэтому меня мало что удивляло в новой стране.