Иван Ожогин: «Во мне есть что-то демоническое»

Актеру Ивану Ожогину, обладателю бархатного тенора, всегда достаются роли коварных злодеев. В интервью ОК! певец, звезда мюзикла «Призрак Оперы», рассказал о своем отчислении из театрального института, о жизни между Санкт-Петербургом и Москвой и о воспитании детей.

Иван Ожогин уверен, что ему просто повезло: выбрав профессию по душе, он как-будто вытащил счастливый лотерейный билет. Первым мюзиклом, в котором он вышел на сцену, стал Chicago. Попасть на одну из главных ролей в такой известный проект и почти сразу после института — отличное начало. Потом были мюзиклы «Свадьба соек», «Норд-Ост», Cats, «Черная уздечка белой кобылицы», «Красавица и Чудовище», шоу «Звезды Бродвея» в кабаре «Монмартр»… «Я прошел через многие проекты и не всегда играл главные роли. Так что никакого взлета не было. Был постепенный подъем — ступенька за ступенькой», — вспоминает актер.

Настоящую известность Ивану Ожогину принесла роль загадочного обольстителя — вампира графа фон Кролока в спектакле «Бал вампиров». Он прошел трехэтапный кастинг и сначала сыграл ее в российской постановке, а затем и в немецкой, в Берлине. За роль в этом спектакле он был отмечен престижными театральными премиями «Золотая маска» и «Музыкальное сердце театра». А полгода назад, после продолжавшегося почти целый год кастинга на главную роль в мюзикле «Призрак Оперы», Ожогину досталась заглавная партия.

*

«После такой роли даже не знаешь, о чем еще мечтать… Для любого артиста было бы честью исполнить эту партию в мюзикле, который столько лет не сходит со сцен во всем мире».

*

Иван, вы из музыкальной семьи?

Нет, из обычной. Но на все застолья и праздники к нам приходили гости, с баяном, с гитарой, и пели городские романсы и русские народные песни. Так что пение для меня всегда было чем-то само собой разумеющимся. Я даже не помню времени, когда не пел. Мой старший брат пел в хоре мальчиков, и я приходил туда с ним — меня не с кем было оставить. И пока Юра занимался, я внимательно слушал и тоже пытался петь. Потом меня взяли в младшую группу детского хора, и в три года у меня уже была членская книжка Всероссийского хорового общества. Позже брат пошел в инструменталисты, окончил музыкальное училище по классу контрабаса и лет пятнадцать играл в джаз-банде. Я много играл на разных инструментах во Дворце пионеров, но все-таки пение для меня всегда было гораздо более приятным, естественным и интересным занятием.

Комментарии
Комментарии