Какое секретное знание о России можно получить, глядя на нее со стороны

Профессор Женевского университета Жак Нива рассказал, какое секретное знание о России можно получить, глядя на нее со стороны, и почему молодые французы предпочитают русским писателям китайских

*1. Вы приехали в Россию читать лекции о Солженицыне. Получается, француз знает Солженицына лучше русских?*Этого не скажу, но я изучаю Солженицына начиная с его первого публичного выступления. В 1962 году я получил по подписке ноябрьский номер «Нового мира», где напечатали «Один день Ивана Денисовича». С тех пор читал все его публикации по мере их появления, такое случается редко. Хорошо, что в современной России писателя читают и изучают. Но, c одной стороны, есть своеобразный культ Солженицына — музеи, поклонники, — а с другой — до сих пор его противники клевещут на него в интернете. Он классик, как Достоевский, Толстой, Тургенев и Салтыков-Щедрин. Но тот факт, что он занимает это место, окружен каким-то неспокойствием.

2. Может быть, это значит, что Солженицын еще жив?

Да, возможно. К Хайдеггеру во Франции также относятся по-разному. В обоих случаях это следы некоей гражданской войны в умах — плохо переваренного прошлого. Солженицын дал нам настоящий урок — «жить не по лжи», который ничуть не потерял актуальности, хотя некоторые детали его идеологической позиции устарели.

3. Какие?

Александр Исаевич был абсолютно убежден, что на Западе при отсутствии мужества победит коммунизм. Он ошибался. Некоторые глубинные характеристики Европы он не понял. Видел поверхностные черты вроде вырождения морали, но не заметил главное: что демократия как система борющихся политических лагерей и гражданского диалога — не слабость, а сила.

4. Недавно в Le Monde вы сказали, что интеллектуальное сотрудничество между Францией и Россией никогда не было таким сильным, как в последние годы. В чем это выражается?

Le Monde предложил ответить на вопросы о новом расколе во французском общественном мнении по поводу России. Я сказал, что ситуация еще не повредила культурным связям, да и не должна культура от этого пострадать. Мы во Франции неплохо знаем нынешнюю русскую литературу. Улицкую перевели до того, как она стала популярна в России. Мои любимые авторы Марк Харитонов и Андрей Дмитриев переведены и известны. Не говоря уж о любимцах публики, таких как Сорокин, Пелевин или Прилепин. Но в целом интерес к России со стороны молодых французов уменьшается. Их, скорее, увлекают Китай, США, Бразилия.

Комментарии
Комментарии