«Пока мишку не встретила, я ничего не боялась…»

Людмила Киприянова — уроженка поморской деревни Кянда, что у самого Белого моря. Училась в сельской школе, оканчивала ее уже в городе. Потом техникум связи. Сегодня — бухгалтер по расчетам с населением в ОАО.В Онеге про нее легенды ходят среди охотников. Удивление вперемежку с уважением. Как часто вам приходилось видеть женщину, идущую с ружьем на волка? Женщину, для которой встреча с медведем в лесу, как для вас с маршруткой возле работы?

Мы наконец-то познакомились, когда меня занесло по рыбацким делам в Онегу…«В жизни мне повезло с мужем. Нажили трех дочерей, построили дом! Малой 20 годков уже будет. Она у меня школу с медалью закончила, в жизнь отпущу — и программа минимум выполнена.Рыбалка и охота были вначале способом прокормить семью. Теперь — как способ сохранить себя и свое душевное равновесие. Люблю летнюю рыбалку с удочкой. По осени до больших снегов и весной — охоту. Мелочница я, охочусь по перу. (мелочница — по мелкой дичи. —Авт.) Зимой люблю рыбалку на озерах и на малых реках, на мормышку со льда…»

Так эта удивительная женщина начала рассказ о своем таежном житье-бытье, который привожу без редакторской правки.

РОДНЯ

И отец мой был охотник, и оба старших брата охотники с детства. Они и мужа моего пристрастили. У меня же не было возможности раньше. Семья, три дочки росли. И всю науку охоты я проходила уже в зрелом возрасте.Отношение ко мне, женщине с ружьем, разное. Но с кем охотилась, со многими дружу. Местные охотники уважают. А бабы — по-разному.

ДЕРЕВНЯ

А места у нас красивые здесь, лесные. Бабушка моя рассказывала, что жила в наших краях народность такая: «чудь белоглазая» и «лопари». В Кянде, от языческих племен, сохранилось капище, лесок за школой — священное для них место. Там никогда лес не вырубали, хотя это почти в центре деревни. До сих пор его никто и не трогает. Опасно.Как эти народы выглядели, не знаю, но бедные они были. Ели строганину и рыбу сырком. Охотники хорошие и море знали.

Комментарии
Комментарии