Юлия Снигирь: "Я неуверенная в себе, меня не воспринимают всерьез"

*Актриса Юлия Снигирь сыграла в сериале «Великая» Екатерину II, своевольную и смелую императрицу, которую по праву можно считать первой в русской истории панк-рок-дивой. Юлия призналась, что переняла стиль царицы, а мы узнали в нем элементы рока 1970-х и вдохновили артистку собрать свой бэнд в Тронном зале Екатерининского дворца.*Одна из самых сложных актерских задач — необходимо сделать персонаж реальнее, чем он был на самом деле. Любая фальшь под линзой кинообъектива обнаруживает себя в геометрической прогрессии. Тем сложнее было браться за роль Екатерины Великой — обилие ассоциаций плюс костюмы и интерьеры грозили опасностью превратить все в картонную историю. На пробы меня пригласил режиссер Игорь Зайцев.

Я только что сбежала из Голливуда, поняв, что не могу там жить, но и здесь свое место не нашла — неприятное ощущение. Растерянность была видна в глазах, а также лишняя суетливость и неуверенность, несвойственные моей героине, однако меня утвердили. Сначала я испугалась, не понимала, как подступиться к роли, — никогда не играла ничего подобного. Как произносить текст, чтобы он был живым, но в то же время не слишком современным? Как актуализировать речь, но не звучать пошло?

Моей целью стал поиск живого человека. Я начала изучать Екатерину. Мне нужно было докопаться до мелочей — о чем она думает, когда просыпается и когда засыпает, фантазировать на бытовые темы. Меня интересовали самые простые вещи, из которых тем не менее складывается характер: она любила не изыски, а соленые огурцы и говядину, обожала кофе, причем варила его сама, вставала рано, много работала, читала, изучала языки и науки: физику, химию. Мне подарили сборник ее морализаторских пьес, написанных прекрасным русским языком. Она говорила без немецкого акцента, потому что учила язык день и ночь, приняла православие — и так, шаг за шагом, умом, хитростью и харизмой притянула всех на свою сторону.

Я прочла биографический роман Анри Труайя, он понравился мне своей литературностью: вроде все близко к источнику, но есть некая перчинка, позволяющая схватить образ. Потом взялась за мемуары, которые тоже трудно рассматривать как абсолютно достоверный источник информации: дневники написаны комплиментарно. Екатерина понимала, что ее будут читать потомки и у них будут вопросы, на которые и решила ответить заранее. Чем больше я набирала материала, тем больше понимала, что совершенно очарована.

Комментарии
Комментарии