Как боролись с «чуковщиной»

Как боролись с «чуковщиной»

В Кремлевском детсаду в книгах любимого детского писателя нашли «полную безыдейность, переходящую в идейность обратного порядка».

7 марта 1929 года собрание родителей Кремлевского детского сада приняло резолюцию «Мы призываем к борьбе с "Чуковщиной"». Этот документ дал название всему процессу "прибирания к рукам" детской литературы, который начался с путаной, но гневной статьи Надежды Константиновны Крупской (на тот момент заместителя наркома просвещения РСФСР), а продолжился запретом многих сказок Чуковского и других авторов, зубодробительной руганью в прессе и душераздирающим покаянным письмом писателя. "Чуковщину" ему поминали еще долго — во время войны, когда злобной критике подверглась сказка "Одолеем Бармалея", и после нее — когда, просто чтобы поддержать дух постановления об Ахматовой и Зощенко, остановили публикацию в журнале "Мурзилка" стихотворной повести "Бибигон" (в итоге эта повесть появилась в печати только 15 лет спустя).

Сам Чуковский считал кампанию против "чуковщины" началом самого трагичного периода своей жизни — примерно в это время смертельно заболела его дочка Мура (она умерла в 1931-м, 11 лет от роду), стремительно раскручивался маховик репрессий, в 1937 году разгромили редакцию детской литературы под руководством Маршака, где работала дочь Чуковского Лидия Корнеевна. Ей самой чудом удалось избежать ареста (хотя известно, что он предполагался), но в 1938-м был арестован и впоследствии расстрелян ее муж Матвей Бронштейн. Все эти обстоятельства, казалось бы, создавали для покаянного письма Чуковского о "Новой Колхозии" полностью оправдывающий его контекст. Но сам писатель этого письма не простил себе никогда.