Как язык создает и разрушает государства

Если проанализировать логику развития любого национального движения, то ее можно описать тремя словами: «язык», «автономия», «независимость». Все начинается с того, что представители малого народа (малого в конкретном государстве, как французы в Канаде) начинают бороться за право использовать свой язык или, по крайней мере, за почетное место для своего языка и своей культуры в ряду приоритетов государства, общего для нескольких народов. Когда и если им в этом отказывает этнически (заметим, и умственно) ограниченная элита, а это до сих пор происходит в разных государствах мира (в том числе на Украине), начинается борьба за автономию в надежде, что уж в автономии мы сможем защитить свой язык и культуру. А когда им и в этом отказывают, более того прибегают к силе, начинается борьба за независимость, очень часто переходящая в вооруженную. И конечно, к этому примешивается материальный стимул, основанный на убеждении, что «нас грабят, поэтому мы бедные» или «мы богатые, поэтому остальные хотят нас ограбить».

Когда это движение начинает переход от одного этапа к другому, а это может произойти моментально, назад уже, как правило, хода нет, что мы и наблюдаем сейчас на Донбассе.

Обсуждая события, происходящие на Украине, многие задаются вопросом: а есть ли смысл в этой борьбе? И это вечный вопрос всех революций и национальных движений, на который нет ответа. Потому что люди начинают протестовать и даже в конце концов берутся за оружие в каком-то смысле не по своей воле, а подталкиваемые к этому железной логикой происходящих событий, которая, как им кажется, не оставляет им выбора. Тем более когда эта логика подкреплена такими событиями, как в Одессе и Мариуполе. И не важно, где это происходит, — в Ирландии, Стране Басков, Грузии или на Украине.

Разве сам по себе «Чайный закон», принятый британским парламентом в 1773 году и ставший катализатором Войны за независимость США, стоил тех жертв, которые понесли американцы и британцы в последующей, фактически гражданской войне? Ясно, что проблема была не в «Чайном законе», а в нарастающем раздражении, которое вызывала власть Британии в американских колониях, и повод был бы найден в любом случае.