Кто водил рукой Михаила Булгакова, когда он писал «Мастера и Маргариту»

Михаила Афанасьевича считают мистиком. Дескать, в его книгах многовато бесов и серы. В «Мастере и Маргарите», «Дьяволиаде», «Роковых яйцах». Кое-что по мелочи наскребем и в других произведениях. Ходят даже легенды о проклятии «Мастера» - романа, спектаклей, сериала… Хотя при ближайшем рассмотрении это проклятье на воде вилами писано.

  • Главная тайна кроется в загадочных параллелях жизни и смерти авторов двух самых знаменитых в мировой литературе книг о нечистой силе, - говорит исследователь оккультизма, писатель Юрий Воробьевский, автор книги «Бумагия» (Булгаков и другие неизвестные). - Точнее, о сатане. У Гете он - Мефистофель. У Булгакова - Воланд.
  • Что же общего у создателей «Фауста» и «Мастера», Юрий?
  • Очень много. Хотя и жили они в разных веках. Студент юридического факультета Гете неизлечимо заболел. Йоханн Метц, медик розенкрейцеровской традиции, фактически вернул юношу с того света. И молодой юрист вдруг полностью отдался литературе.Молодой врач Булгаков был на стадии морфинизма, не поддающейся излечению. И прекрасно знал об этом.
  • Как он стал наркоманом?
  • Трагическая случайность. Оперировал умиравшего от дифтерита мальчика, сам порезался скальпелем. Сделал прививку. Начались сильные боли. Когда не смог уже больше терпеть, ввел себе раствор морфия. Боль как рукой сняло. Дозы «черта в склянке» становились все больше. Михаил осунулся, постарел. Позже гениально опишет в автобиографическом рассказе «Морфий», как быстро «смесь дьявола с кровью» превращает крепкого мужчину в живой труп. Смерть уже стояла на пороге. А потом произошло необъяснимое - будто вмешалась какая-то неведомая сила, которая хотела от Булгакова не скорой гибели, а неких великих свершений. Он бросил морфий, лечебную практику, стал писателем.Так произошло посвящение Гете и Булгакова в мировую литературу по всем правилам древних мистерий. У обоих мы видим опыт умирания, соприкосновения с иным миром для получения мистического озарения и возрождения в ином качестве.