Пьер Паоло Пазолини

Пьер Паоло Пазолини

Поэт и писатель, журналист и философ — Пьер Паоло Пазолини успел попробовать себя во многих областях, но в первую очередь мы знаем и любим его как режиссера. Мы публикуем архивное интервью с Пазолини 1969 года, в котором он формулирует свои взгляды на кино, поэзию, власть и революцию.

- Какой из своих фильмов вы любите больше всего?

  • Мой первый фильм «Аккатоне». Люблю его как любят первенца — он пробудил во мне боль отеческой любви. Еще «Птицы большие и малые», по сентиментальным причинам — беднейшая и чистейшая из моих картин.

** - А какой фильм меньше всего?**

  • «Мама Рома», это был повтор «Аккатоне». Я не сразу понял, что повторить себя невозможно. В «Аккатоне» люди принадлежали к сакральному миру — миру трущоб, которые я так люблю. «Мама Рома» — это мир среднего класса, в нем нет сакральности, его нельзя любить. Даже кастинг был ошибкой: Анна Маньяни прекрасная актриса, но все-таки — всего лишь актриса. Следовало взять простую женщину из народа.

- Как вы находите сюжеты фильмов?

  • Это чистая случайность. Например, однажды я читал перед сном «Евангелие от Матфея» и подумал: «Я бы хотел снять фильм об этом». И снял.

- Это нехристианская интерпретация истории Христа?

  • Наоборот, я пытался показать Евангелие с точки зрения верующего. Задачи опровергнуть веру у меня не было.

- Когда смотришь фильм, можно подумать, что вы отождествляете себя с Христом.

  • Нет, конечно. Я уже сказал, что в фильме вера показана с точки зрения простого человека. Я, разумеется, не могу полностью изъять себя из фильма, но нельзя сказать точно, где я, а где другие. Фильм — это составная конструкция.
Комментарии